Катастрофа в Белоруссии. Почему были проиграны приграничные сражения в июне-июле 1941 г.
Военно-политические союзы Польши в 1919–1926 гг.
Действия флота в северо-западном районе Черного моря в 1920 году
Образование флота Добровольческой армии
У берегов Кавказа в 1920 году
Эвакуация из Одессы Добровольческой армии в 1920 году
К вопросу о руководстве вооруженной борьбой в Великой Отечественной войне
Маршал Советского Союза Борис Шапошников
Книгоиздание в годы великой Отечественной Войны
Прорыв
Борьба с голодом в блокадном Ленинграде
«Правда» Виктора Суворова
Доказательство от противного
Расколотая тумбочка
Война на уничтожение: Вермахт и Холокост
Высшая честь (Грицевец Сергей Иванович)
Готовился ли Сталин к войне с Германией, или Почему нельзя согласиться ни с Хрущёвым, ни с Суворовым
Договор с Германией — цели СССР. Пытался ли Сталин спровоцировать мировую войну?
Ещё раз об оценке советско-германского договора о ненападении, секретных дополнительных протоколов и характера отношений между СССР и гитлеровской Германией
Западные версии высказываний И.В. Сталина 5 мая 1941 г. По материалам германских архивов
Речь Сталина 5 мая 1941 г. Российские документы
Применение авиации для выполнения транспортно-десантных задач. Значение опыта войны для современности
ВОЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА
Высшая честь
(Грицевец Сергей Иванович)
//
Люди бессмертного подвига. Очерки о дважды, трижды и четырежды Героях Советского Союза. — М.: Политиздат, 1975.
Сергей Иванович Грицевец родился в 1909 году в деревне Боровцы Новогрудского района Гродненской области в семье бедного крестьянина. По национальности белорус. Член КПСС с 1931 года.

После окончания в 1927 году семилетки несколько лет работал на станции Шумиха, а затем на Златоустовском механическом заводе. Был чернорабочим, слесарем. В 1931 году поступил в Оренбургскую школу летчиков, которую окончил в 1932 году. Затем служил в истребительной авиации. Был командиром звена, командиром отряда, инструктором летчиков. Участвовал в боях в Испании и в боях с японскими интервентами на Халхин-Голе. На его боевом счету более 40 сбитых самолетов противника.

За выполнение спецзаданий правительства Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1939 года Сергею Ивановичу Грицевцу присвоено звание Героя Советского Союза. 29 августа 1939 года он удостоен второй медали «Золотая Звезда». 16 сентября 1939 года при исполнении служебного долга майор С. И. Грицевец погиб.

Шумят зелеными кронами белоствольные березки, гуляет свежий ветер над перелеском, что виднеется за крайними домами поселка. По улице шумной стайкой бегут школьники, торопясь к первому звонку. Но, поравнявшись с постаментом, на котором возвышается бюст военного, замедляют шаг, останавливаются и застывают в неподвижности.

В который раз читают они скупую надпись на постаменте: «Грицевец С. И. 1909 — 1939», смотрят на две звезды, что красуются на груди летчика, вглядываются в ставшие знакомыми черты героя — высокий, открытый лоб, орлиный разлет бровей, плотно сжатые губы, мужественный овал лица, волевой взгляд чуть прищуренных глаз, устремленный в безбрежную синеву неба.

О чем думают они, эти юные сыны и дочери Советской Отчизны, школьники 70-х годов, познающие тайны великих битв и геройских подвигов из рассказов ветеранов, по книгам да вот по таким безмолвным памятникам тем, кто жизнь свою отдал за счастье будущих поколений?

Памятник прославленному советскому летчику дважды Герою Советского Союза Сергею Ивановичу Грицевцу высится в поселке Балбасово Оршанского района, что на Витебщине. Здесь в далеком 1939 году при исполнении служебных обязанностей трагически погиб один из отважных богатырей земли советской, военный летчик Сергей Грицевец. Верный сын Родины, он навеки обессмертил свое имя подвигами ради торжества справедливости на земле, ради светлого будущего.

Очень короткую, но какую яркую жизнь прожил этот человек! Родился Сергей Грицевец в Белоруссии, в деревне Боровцы, в четырех километрах от Барановичей. В годы первой мировой войны эти места были ареной жестоких боев, и семья Грицевец, спасаясь от нашествия кайзеровских войск, перебралась на Урал. Окончив школу, юноша уезжает в промышленный Златоуст и поступает там на завод.

Комсомольские годы Сергея Грицевца — это незабываемые годы первой пятилетки. Советские люди строят. Магнитогорск и Днепрогэс, прокладывают железные дороги, осваивают богатейшие месторождения в Сибири, на Дальнем Востоке, создают колхозы и совхозы. Единственная в мире страна социализма занята созидательным трудом и в то же время укрепляет свою обороноспособность.

Идет перевооружение армии, создаются новые виды войск. С восторгом следит Грицевец за беспримерными по тому времени полетами Михаила Громова, полярных летчиков. Авиация становится его страстью, его мечтой.

А тут еще призыв партии, комсомола: стране нужны летные кадры — зоркие стражи воздушных рубежей Советской Отчизны. В авиационные училища подали заявления сотни юношей.

В 1931 году надел курсантскую гимнастерку в Оренбургской военной школе летчиков и Сергей Грицевец. Спустя год он уже летчик-истребитель.

«Перспективный летчик» — так заканчивается служебная аттестация на коммуниста Сергея Грицевца за первый год летной работы. Да, он занял прочное место в рядах лучших летчиков. Прекрасно пилотирует машину, учится метко стрелять по конусу, поражать наземные цели, вести воздушный бой с предельными перегрузками. И не случайно в 1933 году его назначают командиром звена, а затем и отряда.

Воздушный бой — призвание Сергея Грицевца. В части, кажется, нет равного ему летчика-истребителя, а он рвется к новым высотам пилотного мастерства. Ему идут навстречу и посылают в 1936 году учиться в школу воздушного боя под Одессой. Из этой школы выходит зрелый, сформировавшийся летчик-истребитель капитан Сергей Грицевец.

И вот первая проверка огнем. Не учебный бой, не имитация атаки, а настоящий враг, злобный, коварный, атакует истребитель Сергея Грицевца. Под крылом территория свободолюбивого испанского народа, поднявшегося на борьбу с фашизмом. Опасно? Да. Но Грицевец не пасует и перед смертью, ибо выполняет свой интернациональный долг, долг человека, отдавшего всего себя борьбе за счастье трудового народа, против сил черной реакции. Так завещал Ленин, так учит партия большевиков, с которой он навеки связал свою судьбу. [324]

Сколько их было, жарких схваток с врагом, трудно перечислить. Защищая крупный город от вражеских бомбардировщиков, ведет в бой группу истребителей Сергей Грицевец. Бомбардировщиков противника около шестидесяти. Они идут нагло, напролом, уверенные в своей неуязвимости. И вдруг на них обрушивается маленькая группа истребителей.

Разгорается ожесточенный бой. По истребителям ведут огонь десятки пулеметов, а они, стремительные, недосягаемые, подходят на малые дистанции к бомбардировщикам и наносят разящие удары.

Неуклюже валится вниз, охваченный пламенем, один, за ним другой, третий вражеский бомбардировщик... Когда был сбит девятый самолет, противник не выдержал. Не прорвались бомбардировщики к городу, не сбросили смертоносный груз на жилые кварталы, а трусливой хищной стаей повернули назад.

В следующий раз схватка в небе с фашистскими истребителями. И опять численное превосходство на стороне противника. Но Сергей Грицевец так искусно атакует и сам выходит из-под ударов, так смело руководит своей группой, что кажущееся преимущество врага сводится к нулю.

В групповом воздушном бою сбито четыре вражеских самолета. Советские летчики вернулись на свою базу без потерь; правда, в плоскостях их машин было немало пробоин. Что и говорить, победа далась нелегко.

Во многих сражениях участвовал Сергей Грицевец в те месяцы, которые провел вдали от родной Отчизны. Смерти в глаза не раз смотрел он в тяжкие минуты боя, но не дрогнул, не покинул поля боя.

Мир жил в тревожном предчувствии надвигавшейся грозы. Империалисты наглели, развязывая то тут, то там локальные войны против свободолюбивых народов. Абиссиния, Китай, Испания... Фашизм репетировал мировую войну.

Летом 1938 года японские милитаристы вторглись на советскую территорию в районе озера Хасан. Завязались бои с агрессорами на земле и в воздухе. Десятки краснозвездных самолетов поспешили на помощь нашим наземным войскам. Прибыл в этот район со своей группой и Сергей Грицевец.

Советские летчики быстро захватили инициативу в свои руки, дали достойный отпор врагу. За несколько дней группа, возглавляемая Сергеем Грицевцом, уничтожила не один вражеский бомбардировщик. Первым открыл боевой счет сам командир.

Пламя войны жарким летом 1939 года переметнулось в степи Монгольской Народной Республики. Японские захватчики по-разбойничьи напали на миролюбивый монгольский народ, пытаясь завладеть богатствами этой страны. На помощь братскому народу пришла Советская Армия.

Тяжело было советским летчикам в первые дни боев с фашистскими агрессорами: сказывались численное превосходство противника в воздухе, недостаток опыта у некоторых наших летчиков. Вот прилетела новая группа наших истребителей и сразу же вступила в бой. На шестерку И-16 обрушилась большая группа японских истребителей. Было сбито три наших самолета. Через день на десятку И-15 в районе Халхин-Гола вновь напала целая армада вражеских истребителей. Никто на свой аэродром не вернулся. Восемь из десяти погибли, а двое, подбитые, сели в степи. Однако ни один советский летчик не дрогнул, не вышел из боя. Предпочли смерть, но не запятнали свою честь.

Смелость смелостью, но где же опыт, мастерство? На фронт прибывают летчики с боевым опытом, такие, как Григорий Кравченко и Сергей Грицевец. Они сразу организуют учебу, тут же, в ходе боев.

Грицевец знакомится с обстановкой, с типами самолетов, имеющимися на вооружении у противника. Учит летчиков элементам, из которых состоит воздушный бой: осмотрительности, набору высоты, скорости, маневру, стрельбе.

Не было учебных классов, полигонов; занятия проходили под плоскостями самолетов в дежурных звеньях и эскадрильях.

Вот Грицевец собрал возле себя летчиков, укрывшись в тени самолета от нещадно палящего солнца. Молодежь успела полюбить этого простого, удивительно располагающего к себе человека, прониклась уважением к зрелому, опытному бойцу.

— Для истребителя главное качество — осмотрительность, — говорит Грицевец. — Если я увидел врага первым, он уже мне не страшен: ведь я первым приму решение. Наш «ишачок» по сравнению с японским И-97 имеет преимущество в скорости. Значит, хочу — нападаю, хочу — маневрирую. Помните: опередил — победил, прозевал — жди удара. Как увидеть врага? Надо приучить себя все время искать его. Голова должна быть как на шарнирах: смотри вправо, вверх, вниз, назад. Все время наблюдай, в любой момент, ни на минуту не забывай об этом. Нужна, товарищи, такая «гимнастика», очень нужна...

Учеба шла на земле и в воздухе. По сигналу майор Грицевец повел свою группу навстречу врагу. Он умно оценил обстановку и, встретив японских истребителей, завязал с ними бой.

Один вражеский самолет оторвался от группы. И-16 Грицевца на какой-то миг застыл у него в хвосте, блеснул огонь — и противник, словно споткнувшись, рухнул в реку.

Десятки молодых летчиков прошли в те незабываемые дни воздушных сражений с японскими милитаристами прекрасную школу обучения воспитания у Сергея Грицевца. Было чему учиться молодежи у этого зрелого воздушного воина. В боях он довел счет лично сбитых вражеских самолетов до внушительной цифры — 42. Ну а каков человек был Грицевец, видно хотя бы из такого факта.

В кипении ожесточенного воздушного боя над территорией, занятой японскими захватчиками, был подбит самолет командира полка майора Забалуева. Десятки машин крутились в воздухе в смертельной схватке, падали вниз горящие японские истребители; и трудно было заметить, чей самолет, оставляя дымный след, стремительно пошел к земле. А Сергей Грицевец заметил. Зоркий взгляд его охватывал мгновенно огромное воздушное пространство, всю арену битвы. Понял он и трагическую судьбу командира полка, сразу оценил сложность обстановки. Какой-то японский летчик, надеясь на легкую добычу, попытался настичь подожженный советский истребитель и добить его. На выручку к боевому другу поспешил Сергей Грицевец. Он резко бросил машину вниз и дал несколько коротких заградительных очередей из пулеметов.

Бой переместился в сторону, а Грицевец продолжал охранять машину товарища. Вскоре дымящийся самолет коснулся земли. Из кабины выскочил летчик. Он похлопал по кобуре, словно проверяя оружие, огляделся по сторонам. Потом, завидев в небе одинокий истребитель, сорвал с головы шлем и помахал им летчику: прощай, дескать, друг, передай нашим, что живым в руки врага не дамся.

До линии фронта около 60 километров по открытой степи, где каждый человек как на ладони, а кругом рыщут самураи.

Но что это?

Краснозвездный истребитель, тот, кто, покачав крыльями, ушел на восток, возвращается и идет на снижение! Ты что, друг, с ума сошел? Ведь рядом враги, ты идешь на отчаянный риск, почти на смерть. Грицевец действовал хладнокровно и точно.

Подпрыгивая на кочках, одноместный истребитель остановился неподалеку от майора.

Но как сесть двоим в одноместный истребитель? Почти невозможное оказалось возможным, и Забалуев втиснулся в кабину к Грицевцу. [327] Только бы не забарахлил мотор, только бы не подломились подкосы шасси, только бы хватило мастерства при взлете в труднейших условиях...

А спустя час друзья уже качали на руках Сергея Грицевца, поздравляли майора Забалуева. Кажется, что поэта вдохновил именно подвиг Сергея Грицевца, когда он писал крылатые стихи о взаимной выручке летчиков. Ведь это о нем сказано:

У летчиков наших такая порука,
Такое заветное правило есть:
Врага уничтожить — большая заслуга,
Но друга спасти — это высшая честь.

Как легенду, передавали летчики из уст в уста рассказ о подвиге Грицевца, и каждый был готов в душе поклясться, что, если потребуется, и он поступит так же.

По словам генерала А. В. Ворожейкина, один из молодых летчиков, Павел Хопин, узнав о подвиге Грицевца, воскликнул с восхищением:

— Вот это человек!

Прежде мало заметный в эскадрилье, Хопин в последующие дни дрался с врагом с удивительной храбростью, не щадя себя. Отвагу и мужество проявили в боях летчики Иван Красноюрченко, Виктор Раков, Василий Трубоченко и многие другие. Лейтенант Александр Мошин над Халхин-Голом совершил воздушный таран. Группе летчиков было присвоено звание Героя Советского Союза. Немало замечательных дел совершил и майор В. Забалуев. Впоследствии он командовал авиационной дивизией, корпусом и также удостоился звания Героя Советского Союза.

Сражения на реке Халхин-Гол продолжались. Грицевец по-прежнему учил молодежь, воспитывал воздушных бойцов. В разгар боев пришли новые машины — И-153. «Чайка» — так любовно окрестили самолет летчики. Грицевец быстро овладел новой машиной, уяснил ее сильные стороны, испытал в небе на различных высотах и режимах полета. Так боец проверяет оружие перед битвой, так охотник прикидывает к плечу новое ружье, делает пробные выстрелы.

Новый самолет выгодно отличался повышенной маневренностью, вооружением. Пока враг не разобрался, надо использовать элемент внезапности, решил Грицевец.

В первом же боевом вылете он приказал летчикам не обнаруживать повышенных маневренных качеств нового самолета. Пусть враг думает, что это знакомые ему машины. [328] Впереди шел Сергей Грицевец. Правее — звено Александра Николаева, левее — Павла Коробкова. В воздухе произошла встреча двух групп истребителей в лобовой атаке. Лобовая атака кратковременное огневое соприкосновение воюющих сторон, проба сил, после чего противники обычно стремятся как можно скорее развернуться, чтобы зайти в хвост неприятелю. Кто скорее сделает это, тот завладеет инициативой.

Именно на этом построил план предстоящего боя командир группы. Как только вражеские самолеты проскочили мимо, Грицевец дал команду на разворот, а затем «чайки», увеличивая до предела скорость, уже зашли в хвост группе японских истребителей.

Противник не ожидал, что советские истребители сумеют выполнить стремительный маневр для захода в атаку. Японские самолеты стали метаться из стороны в сторону, но было поздно. «Чайки» выбирали цели, подходили с хвоста на близкое расстояние и разили врага наверняка. Один за другим падали на землю вражеские самолеты.

— Теперь противник уже знает наши машины, знает, на что они способны, — говорил вечером на разборе полетов Сергей Грицевец. — Значит, нам надо менять тактику, искать новые приемы. Давайте думать вместе...

И летчики по примеру командира думали, анализировали, сопоставляли. Новые тактические приемы рождались в бою, и немало их было выработано Сергеем Грицевцом и его боевыми друзьями.

...Отшумели бои на Халхин-Голе. Разбитый враг запросил перемирия. На празднике победы в степях Монголии дважды Героя Советского Союза Сергея Грицевца, которому сам маршал Чойбалсан вручил высокую награду Монгольской Народной Республики, не было. Еще раньше с большой группой товарищей, в числе которых находился и дважды Герой Советского Союза Григорий Кравченко, он уехал к нашим западным границам. Там сгущались тучи. Там нависла угроза фашистского нападения на нашу Родину. Там нужны были закаленные в боях, опытные летчики.

Грозный в бою, напористый, смелый, расчетливый воздушный воин, чуткий, застенчивый и очень душевный в жизни человек — таким остался Сергей Иванович Грицевец в памяти боевых друзей, тех, кто летал с ним крыло к крылу, охраняя мир, счастье и труд на земле.