ВОЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА
От Будапешта до Праги
//
9 Мая 1945 года. — М.: Наука, 1970.
М. В. ЗАХАРОВ, Маршал Советского Союза, Герой Советского Союза, Герой Чехословацкой Социалистической Республики.

Родился 17(4) августа 1898 г. в Калининской области. В Советской Армии с 1918 г., член КПСС с 1917 г. Участвовал в Великой Октябрьской социалистической революции в качестве бойца Красной гвардии при штурме Зимнего и защите революционного Петрограда. Командиром батареи и дивизиона принимал участие в гражданской войне на Южном фронте.

В 1928 г. окончил Военную академию ни. М. в. Фрунзе, а в 1937 г. — Военную академию Генерального штаба. В предвоенные годы работал начальником отдела в штабе Белорусского военного округа, командовал полком, был начальником штаба Ленинградского и Одесского военных округов, а также помощником начальника Генерального штаба.

В период Великой Отечественной войны — начальник штаба Главкома Северо-Западного направления, Калининского, Степного, 2-го Украинского фронтон, а во время войны с Японией был начальником штаба Забайкальского фронта. В послевоенные годы — начальник Военной академии Генерального штаба, главный инспектор Вооруженных Сил СССР, с 1953 г. — командующий войсками Ленинградского военного округа, с 1957 г. — главнокомандующий Советскими войсками в Германии, а с 1960 г. — начальник Генерального штаба Вооруженных Сил, первый заместитель министра обороны СССР.

Канун тысяча девятьсот сорок пятого... Позади год решающих побед — освобождены Украина, Белоруссия, Молдавия, Карелия, почти вся территория прибалтийских союзных республик. Под мощными ударами советских войск капитулировала Финляндия.

С разгромом немецко-фашистских войск под Яссами и Кишиневом в конце августа 1944 г. резко изменилась в нашу пользу стратегическая обстановка на южном крыле советско-германского фронта. Создались благоприятные условия для успешного наступления Красной Армии на Балканы и в Венгрию, для глубокого охвата всего южного крыла немецко-фашистских армий с последующим за этим вступлением в Чехословакию и Австрию.

Не менее велики были и политические итоги Ясско-Кишиневской операции. Победа Советских Вооруженных Сил сыграла решающую роль в успехе народных восстаний 23 августа в Румынии и 9 сентября 1944 г. в Болгарии. Под руководством коммунистических партий, свергнув ненавистную власть фашистских правителей, трудящиеся этих стран повернули оружие своих национальных армий против гитлеровских оккупантов. В те исторические дни румынские и болгарские войска приняли участие в великом освободительном походе Красной Армии.

В конце сентября 1944 г. войска 2-го Украинского фронта, где в то время мне довелось быть начальником штаба, приступили к освобождению Венгрии. В результате успешно проведенной в октябре 1944 г. Дебреценской операции было закончено освобождение Румынии, очищена от гитлеровских оккупантов почти треть венгерской земли, на которой проживала четверть населения страны,

16 октября 1944 г., так и не решившись окончательно порвать с Гитлером, ушел в отставку правитель Венгрии Миклош Хорти. Затеянные им маневры вокруг подписания соглашения о перемирии с Советским правительством, по существу, не пошли дальше заявления регента но радио о разрыве с гитлеровской Германией, от которого Хорти отказался на следующий день. Убежищем для себя он выбрал гестапо, официально передав власть в стране еще более оголтелому фашисту Ференцу Салаши.

Новый ставленник гитлеровцев установил на неосвобожденной территории Венгрии тоталитарный режим. В армию насильно мобилизовывалось все способное носить оружие население, за малейшее проявление симпатий к Советскому Союзу людей подвергали жестоким репрессиям, расстреливали. Но никакими чрезвычайными мерами лидер партии «Нилаш керестеш» ( «Скрещенные стрелы») уже не мог поправить пошатнувшееся положение правящих кругов фашистской Венгрии.

Вступление советских войск в Венгрию активизировало борьбу народных масс против фашистского оккупационного режима. На освобожденной территории появлялись народные органы самоуправления, встал вопрос о создании нового, демократического правительства, которое решительно порвет с фашистской Германией и объявит ей войну.

Учитывая непрочность положения правящей верхушки салашистской Венгрии, Ставка Верховного Главнокомандования 28 октября, в день завершения Дебреценской операции, отдала приказание командующему 2-м Украинским фронтом Маршалу Советского Союза Р. Я. Малиновскому перейти 29 октября 1944 г. в новое наступление, конечной целью которого должны были стать освобождение венгерской столицы, вывод Венгрии из войны. Главный удар первоначально наносился левым флангом 2-го Украинского фронта в междуречье Тисы и Дуная, где оборонялись в основном войска наскоро сформированной 3-й венгерской армии.

И нужно сказать, что, как и в Ясско-Кишиневской операции, командующий 46-й армией генерал-лейтенант И. Т. Шлемин снова проявил свою напористость. Начав наступление 29 октября, o его войска уже во второй половине того же дня прорвали оборону, а введенные в прорыв 2-й и 4-й механизированные корпуса ко 2 ноября вышли к внешнему обводу оборонительных сооружений венгерской столицы. Однако ворваться в город и завязать бои на его улицах не удалось.

Опасаясь потери Будапешта, немецкое командование срочно перебросило большие силы в район междуречья Тисы и Дуная и, опираясь на заранее подготовленные рубежи, временно задержало наступление советских воинов.

К 4 ноября правый фланг наших войск, выдвинувшийся к Будапешту, оказался под угрозой танкового удара. В этих условиях Ставка Верховного Главнокомандования 4 ноября отдала командующему 2-м Украинским фронтом распоряжение прекратить атаки венгерской столицы на узком участке силами двух мехкорпусов с незначительным количеством пехоты; вывести 7-ю гвардейскую, 53, 27 и 40-ю армии на западный берег Тисы и, развернув наступление на широком фронте, разгромить будапештскую группировку врага ударом с севера и северо-востока во взаимодействии с ударом левого крыла фронта (46-я армия) — с юга.

Перешедшие 11 ноября 1944 г. в наступление войска центра и правого крыла 2-го Украинского фронта за 16 дней непрерывных боев разгромили значительные силы врага, освободили много венгерских населенных пунктов. На направлении главного удара, где действовали соединения и части 7-й гвардейской армии генерал-полковника М. С. Шумилова, конно-механизированная группа генерал-лейтенанта И. А. Плиева, 2-й и 4-й гвардейские мехкорпуса, наши войска вышли на подступы к Будапешту. Однако основную задачу — разгромить будапештскую группировку — выполнить не удалось.

Не удалось ее выполнить и в ходе третьего наступления на Будапешт, которое началось в ночь на 5 декабря 1944 г. форсированием Дуная южнее Будапешта частями 46-й армии. Захватив плацдарм на правом берегу реки, армия не смогла прорвать с ходу такой мощный рубеж обороны противника, как «линия Маргариты». Темпы наступления наших войск были недостаточными. На главном направлении за 16 дней продвинулись всего на 60 км. Сказывались усталость личного состава, уже в течение нескольких месяцев ведшего наступательные бои, осенняя распутица, нелетная погода.

Именно эти обстоятельства не позволили нашим танковым и механизированным поискам быстро вырваться на оперативный простор для развития успеха в глубину. В течение всего периода они наступали в тесном тактическом взаимодействии с общевойсковыми соединениями. Маневр танковых и механизированных дивизий был ограничен, им приходилось действовать исключительно вдоль дорог.

Упорно сопротивлялся и противник, значительно усиливший танками группировку своих войск на будапештском направлении. Для этого у немецких фашистов были довольно веские причины. Потеряв надежду удержать центральные и северные районы Германии, гитлеровская клика решила укрыться в ее южной части и в Австрии за мощной горной грядой. С этой целью здесь планировалось сосредоточить военную промышленность и крупные силы. В этом районе гитлеровцы рассчитывали отсидеться до того момента, когда, по их мнению, должно было произойти столкновение между советскими и англо-американскими войсками в Европе. А потом, как свидетельствует бывший начальник германского генерального штаба сухопутных сил генерал Гальдер, снова появиться на сцене в качестве решающего фактора или по крайней мере в роли желанного помощника англо-американцев. Венгрия и ее столица прикрывали пути к фашистскому логову, а также к коммуникациям гитлеровской армии, отходившей из южных, районов Балкан.

Понимая, что потеря Венгрии откроет путь советским войскам в Австрию и Южную Германию, Гитлер говорил генерал-полковнику Йодлю, исполнявшему в тот момент обязанности начальника штаба оперативного руководства верховного главнокомандования: «Сохранение венгерской территории имеет для нас настолько жизненно важное значение, что его вообще нельзя переоценить». Фашисты не жалели сил и средств, чтобы удержать Венгрии. За сравнительно короткое время они создали несколько линий обороны. Одна из них, самая мощная, проходила по правому берегу Дуная и включала укрепленный район Будапешта. Он состоял из трех хорошо оборудованных подковообразных позиций, которые упирались в Дунай севернее и южнее венгерской столицы.

Все это обусловило ожесточенность характера боев в Будапештской операции, сложность разгрома вражеской группировки силами войск одного фронта. И несмотря на трудности, за 45 дней наступления войска 2-го Украинского фронта на главном направлении вышли к Дунаю севернее Будапешта и к чехословацкой границе на реке Ипель. Правое крыло фронта вступило на территорию Чехословакии.

В результате наступательных действий войск 2-го Украинского фронта уже в ноябре удалось создать предпосылки для обходного маневра и нанесения удара с целью разобщения будапештской и мишкольцской группировок противника и перерезать дороги, которые вели от Будапешта на север и северо-восток.

Активные боевые действия 2-го Украинского фронта притянули к себе основные силы противника, облегчив продвижение нашему соседу слева — 3-му Украинскому фронту — в задунайской части Венгрии. К 9 декабря его войска вышли к озерам Веленце, Балатон и южнее реки Драва. Сложилась обстановка, при которой задача овладения Будапештом могла быть наиболее успешно решена силами двух фронтов.

Учитывая это, Ставка Верховного Главнокомандования решила объединить усилия двух фронтов в разгроме будапештской группировки врага и овладеть Будапештом. Замысел Ставки, выраженный в директиве от 12 декабря, состоял в том, чтобы окружить будапештскую группировку силами 2-го и 3-го Украинских фронтов, которые должны были нанести удар по обороне противника на двух участках — севернее и юго-западнее Будапешта, развить наступление навстречу друг другу, применяя оперативный охват и обход.

В этой операции, исходя из замысла Ставки, командующий 2-м Украинским фронтом Р. Я. Малиновский решил нанести главный удар силами 53-й армии, конно-механизированной группы И. А. Плиева, 7-й гвардейской и 6-й гвардейской танковой армий, которые, обходя Будапешт с севера, должны были соединиться в районе Эстергома с войсками 3-го Украинского фронта, успешно продвигавшимися за Дунаем. Наличие в районе Левице крупной вражеской группировки, которая угрожала фланговым ударом нашим силам, наступавшим на главном направлении, диктовало необходимость локализации этой угрозы. Данную задачу должна была выполнить 6-я гвардейская танковая армия стремительным выдвижением в северо-западном направлении и овладением районом Левице. Однако упорное сопротивление противника заставило изменить в последующем это решение и повернуть 6-ю гвардейскую танковую армию на юг, где ею был нанесен удар во фланг противнику. Продвигаясь по 30 км в сутки, она вышла 26 декабря к Эстергому и соединилась с войсками 3-го Украинского фронта.

Таким образом, 26 декабря 1944 г. наступление двух Украинских фронтов закончилось окружением будапештской группировки врага и завершением освобождения почти всей территории Венгрии к востоку от Дуная. В мешке оказались семь пехотных, две танковые, одна моторизованная, две кавалерийские дивизии, три артиллерийские бригады, около 30 отдельных полков, батальонов и различных боевых групп немецких и венгерских войск общей численностью до 188 тыс. человек.

Важнейшим политическим результатом действий советских войск в Венгрии в декабре месяце явилась дальнейшая консолидация ее демократических сил. 21 декабря 1944 г. в Дебрецене собралось Временное национальное собрание, которое 22 декабря сформировало Временное национальное правительство, куда вошли представители коммунистической и других партий Венгерского фронта национальной независимости. 28 декабря это правительство объявило войну гитлеровской Германии, одновременно обратившись к венгерскому народу с призывом вступать во вновь создаваемые венгерские вооруженные силы.

Такова вкратце военно-политическая обстановка, которая сложилась на южном крыле советско-германского фронта накануне 1945 г. Многочисленные факты говорили, что в новом, последнем году войны нам еще предстояло немало пролить крови, чтобы добиться победы. Предстоял штурм Будапешта, хотя советское командование сделало все от него зависящее, чтобы избежать напрасного кровопролития и разрушения древнего города.

29 декабря 1944 г., в 11 часов утра, в стан врага были направлены советские парламентеры с ультиматумом, подписанным командующими 2-го и 3-го Украинских фронтов. Обращаясь к окруженным в Будапеште генералам, офицерам противника, Маршалы Советского Союза Р. Я. Малиновский и Ф. И. Толбухин предупреждали, что дальнейшее сопротивление бесполезно и ведет только к истреблению их войск, к многочисленным жертвам среди мирного населения и к разрушению венгерской столицы. Сложившим оружие гарантировались сохранение жизни и беспрепятственное возвращение на родину после войны, раненым и больным — немедленное оказание медицинской помощи.

Венгр, офицер Красной Армии Миклош Штейнмец — парламентер 2-го Украинского фронта и украинец капитан Илья Остапенко — парламентер 3-го Украинского фронта были вероломно убиты фашистами. История войн не знала подобных преступлений. Начав войну вероломным нападением на СССР, гитлеровцы и кончали ее, как подлые, трусливые убийцы, которым уже нечего было терять. Прощальным салютом по погибшим прогремела артиллерийская канонада наших орудий в первый день нового, 1945 года. Советские войска начали штурм Будапешта. Огромный многовековой город с его памятниками старины и искусства, ажурными мостами через Дунай, сотнями тысяч мирных жителей подвергался гитлеровцами угрозе полного разрушения, а его население обрекалось на жертвы и страдания. Советское командование со своей стороны делало все, чтобы сохранить город от излишних разрушений, спасти его мирных жителей.

Чтобы поддержать дух гитлеровских вояк, геббельсовская пропаганда кричала в те дни о новом чудо-оружии, которое-де «изменит ход войны», окруженным в Будапеште войскам посылались контейнеры с наградами. В течение января немецко-фашистское командование трижды делало отчаянные попытки выручить свои войска, бросая против соединений и частей, находившихся на внешнем фронте окружения города, значительные силы. Все это, разумеется, затягивало процесс освобождения Будапешта.

В первой половине января боевые действия по штурму города вели соединения и части 18-го гвардейского отдельного стрелкового корпуса, 30-й стрелковый и 7-й румынский армейский корпуса. 11 января для лучшего управления войсками, штурмовавшими город, была создана Будапештская группа, командование которой возложили на командира 18-го гвардейского отдельного стрелкового корпуса генерал-майора И. М. Афонина. С первых же дней бои в Пеште приобрели ожесточенный характер. Гитлеровцы располагали большими запасами материальных средств, получали боеприпасы, горючее и продовольствие по воздуху. Укрепившись в угловых зданиях, они держали под обстрелом сразу несколько улиц. За толстыми стенами старинных домов фашисты чувствовали себя в безопасности. В то же время из окон, проемов и специально продолбленных в стенах амбразур их пулеметы и орудия вели губительный огонь. Многие из крупных зданий были заранее минированы, чтобы в нужный момент завалами преградить путь наступавшим советским танкам.

Однако никакие военные хитрости не могли остановить продвижение советских солдат. Преодолевая упорное сопротивление врага, они очищали квартал за кварталом от фашистской нечисти. 9 января был захвачен ипподром близ Восточного вокзала, служивший гитлеровцам аэродромом, что лишило их снабжения по воздуху. Доставка же грузов на парашютах оказалась малоэффективной, и посылки часто попадали не по адресу.

18 января 1945 г. советские войска освободили Пешт. Отступая, фашисты взорвали все мосты через Дунай — гордость венгерской столицы. За время боев в Пеште противник потерял около 36 тыс. убитыми. Наши войска уничтожили и захватили 291 танк и штурмовое орудие, 1419 орудий и минометов, 222 бронемашины и бронетранспортера, 784 пулемета, 20 140 винтовок, 2700 автомашин и много другого военного имущества.

После освобождения Пешта наши войска приступили к освобождению Буды. В этой операции приняли участие 18-й отдельный гвардейский стрелковый корпус 2-го Украинского фронта, 7-й румынский армейский корпус, 37-й и 75-й стрелковые корпуса, переданные в состав Будапештской группы наших войск из 3-го Украинского фронта. С 22 января после ранения генерала И. М. Афонина командование группой принял генерал-лейтенант И. М. Манагаров — командующий 53-й армией.

Обоим генералам пришлось много поработать, проявить личную смелость и отвагу, чтобы решить задачу освобождения венгерской столицы. Каждый квартал брался с боем, по существу в миниатюре представлявшим операцию, в которой участвовали представители многих родов войск. Командующим Будапештской группой часто лично приходилось руководить такими операциями. В одной из них и был тяжело ранен Иван Михайлович Афонин. За умелое руководство войсками и личную храбрость, проявленную при освобождении Будапешта, он был удостоен высокого звания Героя Советского Союза.

Расположенная на холмах Буда представляла собой крепкий орешек. Здесь каждое здание превращалось в крепость. За 20 дней наступательных операций наши войска смогли овладеть лишь 114 кварталами из 722. Ожесточенность сопротивления фашистов объяснялась и обещаниями Гитлера вызволить их из «котла». В конце января, когда рухнула третья попытка гитлеровских войск выручить свою будапештскую группировку, настроение окруженных фашистских солдат резко упало. 5 февраля советские войска в Будапеште, произведя небольшую перегруппировку, овладели наиболее сильными очагами сопротивления врага и к исходу 11 февраля освободили 109 кварталов, захватив в плен 25 тыс. гитлеровских солдат и офицеров. Ликвидация окруженной группировки вражеских войск в Буде продолжалась 25 дней. Как и в Пеште, командование советских войск, стремясь сохранить памятники архитектуры самой древней части венгерской столицы, избегало применения' тяжелой артиллерии и авиации.

Иначе поступали фашистские варвары, которые продолжали разрушать город, ведя огонь прямой наводкой по сохранившимся в освобожденной части города старинным зданиям. Немецкое гестапо и их прислужники из банды Салаши расстреливали жителей Будапешта при малейшем подозрении в симпатиях к Красной Армии. Под дулами пулеметов эсэсовцев вынуждены были «защищать» город и многие венгерские солдаты.

В этих условиях находившийся в Будапеште Центральный комитет Венгерской коммунистической партии активизировал деятельность движения Сопротивления на оккупированной территории. Активно включился в работу ЦК бежавший из заключения Янош Кадар. Как стало известно позднее, группы патриотов перерезали линии военной связи, подрывали автомашины с гитлеровцами, разбирали железнодорожные пути.

В дни боев за Будапешт венгерские патриоты, ненавидевшие оккупантов, показывали командирам штурмовых групп, где засели гитлеровцы и как незаметно подойти к ним.

В ночь на 12 февраля 16 тыс. немецких солдат и офицеров предприняли последнюю попытку вырваться из кольца окружения. Гитлеровцам удалось пробить брешь в боевых порядках нашей 180-й дивизии и вывести из города свыше 15 тыс. солдат и офицеров. Однако далеко они не ушли; к 14 февраля вся эта группа была ликвидирована. Оставшиеся в Буде отдельные подразделения фашистских войск общей численностью до 33 тыс. капитулировали. Утро 13 февраля 1945 г. венгерская столица встретила свободной от немецких оккупантов. Этот день вошел в историю новой Венгрии как дата освобождения Будапешта.

В ходе боев за столицу Венгрии войска 2-го Украинского фронта взяли в плен более 138 тыс. солдат и офицеров противника во главе с командующим окруженной группировкой генерал-полковником Пфеффер-Вильденбрухом и его штабом. Чтобы не подвергать себя опасности, немецкий генерал предпочел отсидеться в канализационной трубе, пока наверху гремели выстрелы советской артиллерии и наши штурмовики прочесывали лесистые холмы Буды. Нами было захвачено много танков, самоходных орудий, артиллерии, минометов, пулеметов, бронемашин, автомобилей и другой боевой техники, много боеприпасов и оружия. Враг потерял убитыми около 50 тыс. солдат и офицеров.

С освобождением венгерской столицы закончились одна из труднейших операций Великой Отечественной войны советского народа и второй этап боевых действий по освобождению Венгрии. За 108 дней напряженных боев войска 2-го Украинского фронта и взаимодействующих с ним 3-го и 4-го Украинских фронтов освободили к середине февраля две трети венгерской земли, форсировали две крупнейшие водные преграды — Тису и Дунай, разгромили 40 дивизий и три бригады врага, уничтожили полностью восемь дивизий и пять бригад, продвинулись в глубь территории от 120 до 240 км. Сравнительно невысокие темпы наступления (1,5–2 км в сутки) свидетельствовали о том, что каждый клочок венгерской земли приходилось отбирать у врага с боем. За это время только группа армий «Юг» получила 37 дивизий, в том числе 12 танковых и моторизованных, и 8 бригад. К началу января 1945 г. к юго-западу от Карпат действовала половина всех бронетанковых сил фашистской Германии, которые она выставила против Советского Союза. Последнее в немалой степени облегчало действия советских войск на варшавско-берлинском стратегическом направлении. Разгром будапештской группировки противника открывал войскам 2-го и 3-го Украинских фронтов путь в Австрию. В штабах готовилась Венская наступательная операция.

Первоначально в соответствии с директивой Ставки Верховного Главнокомандования от 17 февраля главный удар планировалось нанести силами 2-го Украинского фронта. Для этого в наше распоряжение намечалось передать из резерва Ставки 9-ю гвардейскую армию, а также ряд артиллерийских частей и соединений. Однако контрнаступление фашистских войск в районе озера Балатон внесло коррективы в планы осуществления Венской наступательной операции.

Похоронив надежды удержать фронт в Восточной Пруссии и на Висле, немецкое командование решило активными действиями на юге закрыть путь советским войскам в Австрию и Южную Германию. В его планах предусматривалось сначала разгромить войска 3-го Украинского фронта, ликвидировать плацдарм на западном берегу Дуная. С этой целью 6-я танковая армия СС и 6-я полевая армия наносили главный удар между озерами Балатон и Веленце, с тем чтобы рассечь 3-й Украинский фронт и выйти к Дунаю. Затем их главные силы должны были развить наступление на север и овладеть Будапештом. Часть соединений выделялась для наступления на юг, где совместно со 2-й танковой армией и армейской группой Вейхса. действовавшей в Югославии, они должны были уничтожить войска 3-го Украинского фронта южнее озера Балатон.

О серьезности замысла врага свидетельствовала прежде всего группировка войск, предназначенная для контрнаступления. В ее составе насчитывалось более 400 тыс. солдат и офицеров, до 6 тыс. орудий и минометов, 877 танков и штурмовых орудий, 900 бронетранспортеров, около 850 самолетов. На главном направлении противник сосредоточил более трети живой силы, девять десятых всех танков и штурмовых орудий, более половины артиллерии. На вооружении 6-й танковой армии, укомплектованной из отборных нацистских частей, имелось много тяжелых танков типа «тигр», «королевский тигр», «пантера».

Исходя из создавшейся обстановки, Ставка нашего Верховного Главнокомандования приказала принять все меры к отражению наступления противника, обескровить его, а затем перейти в контрнаступление по всему фронту. Поскольку 3-му Украинскому фронту предстояло выдержать главный удар вражеских войск, Ставка сделала все, чтобы усилить его частично за счет своих резервов, а главным образом путем передачи значительных сил и средств из состава нашего фронта. К моменту перехода 3-го Украинского фронта к обороне 2-й Украинский фронт передал в его распоряжение три стрелковых, два танковых, один механизированный и один кавалерийский корпуса, 27-ю общевойсковую армию в полном составе, а также большое количество частей усиления, главным образом артиллерийских полков и бригад. Обеспечению действий войск Ф. И. Толбухина должна была служить и значительная часть самолетов 5-й воздушной армии 2-го Украинского фронта.

Разумеется, при всем прочем это не могло пройти бесследно для нашего фронта, войска которого уже вели к тому времени наступательные бои на территории Чехословакии. Поэтому, когда 17 февраля крупная группировка противника, в составе которой находилось около 400 танков и штурмовых орудий, неожиданно нанесла сильный удар из района Комарно по войскам 7-й гвардейской армии, ей удалось достичь серьезных успехов. Вытянутая в один эшелон на 120 км фронта, армия генерала М. С. Шумилова, левый фланг которой к вечеру 18 февраля оказался под угрозой окружения, вынуждена была оставить плацдарм на восточном берегу реки Грон. Чтобы приостановить наступление врага, командующий 2-м Украинским фронтом Р. Я. Малиновский перебросил на этот участок ряд соединений и частей.

В ожесточенных боях за гронский плацдарм наши солдаты и офицеры проявили образцы мужества и героизма. Особенно отличились гвардейцы 27-й отдельной танковой бригады. За шесть дней боев только ее 1-й батальон под командованием гвардии капитана И. К. Пасынка отбил 20 контратак. Пять танков комбат подбил лично, а когда в районе Кам Дармоть его батальон был окружен, И. К. Пасынок, не имея боеприпасов, повел боевые машины на таран. «Умрем, но не сдадимся врагу», — сказал комбат, и кольцо вражескою окружения было прорвано. За этот подвиг гвардии капитану И. К. Пасынку было присвоено звание Героя Советского Союза.

Предпринимая активные действия в районе гронского плацдарма, гитлеровцы ставили своей целью задержать в юго-восточных районах Чехословакии наступление наших войск, которые к тому времени продвинулись до 100 км в северо-западном направлении и освободили ряд словацких городов. Однако этой цели врагу достичь не удалось. Снижение темпов наступления 40-й и 53-й армий, 1-й и 4-й румынских армий, которое действительно произошло в феврале, было вызвано плохим состоянием дорог, проходов и глубоким снежным покровом в лесисто-горной местности, где вели боевые действия войска правого крыла 2-го Украинского фронта.

В то время как войска нашего фронта вели ожесточенные бои на гронском плацдарме, 3-й Украинский фронт сумел подготовиться к встрече врага. В ходе оборонительного сражения, продолжавшегося с 6 по 15 марта, его войска измотали врага, причинив ему большой ущерб в живой силе и технике. За 10 дней фашисты потеряли 40 тыс. убитыми, около 500 танков и штурмовых орудий и почти столько же бронетранспортеров, свыше 300 орудий и минометов.

Успех оборонительного сражения 3-го Украинского фронта, значительно пополнившего свой состав накануне за счет войск 2-го Украинского фронта, а также потеря нами гронского плацдарма и внесли те существенные коррективы в первоначальный план Венской операции, о которых я упомянул выше.

Директивой от 9 марта Ставка переносила основные усилия в Венской наступательной операции на плечи 3-го Украинского фронта. Нам же предписывалось с выходом правого крыла фронта на реку Грон перейти к жесткой обороне на участке севернее Дуная. Левым крылом фронта (46-я армия) перейти в наступление о 15–16 марта, чтобы вместе с войсками 3-го Украинского фронта разбить группировку противника южнее Дуная и развивать наступление в общем направлении на Дьёр. Для этого 46-я армия усиливалась двумя артиллерийскими дивизиями прорыва и 6-й гвардейской танковой армией. В соответствии с директивой Ставки уточнили свои решения и командующие 2-м и 3-м Украинскими фронтами.

Командующий 3-м Украинским фронтом решил перейти 16 марта в контрнаступление двумя общевойсковыми армиями — 9-й и 4-й гвардейскими, чтобы нанести удар но флангу и тылу главной танковой группировки противника, отрезать ей пути отхода на запад, а затем вместе с 26-й и 27-й армиями уничтожить ее. В Венской наступательной операции мы наносили удар силами 46-й армии пятикорпусного состава. Командовал ею опытный военачальник генерал-лейтенант А. В. Петрушевский, Кроме 6-й гвардейской танковой армии генерала А. Г. Кравченко, ее поддерживали 2-й мехкорпус генерала К. В. Свиридова и 5-я воздушная армия генерала С. К. Горюнова. 46-я армия должна была прорвать оборону противника, выйти главными силами к Дьёру, а частью сил на Комаром, чтобы прижать противника к Дунаю и, взаимодействуя с Дунайской военной флотилией, уничтожить группировку врага в районе Эстергома.

Противник, поняв всю опасность своего положения, отчаянно сопротивлялся. Чтобы усилить наметившийся успех 3-го Украинского фронта, Ставка приказала 16 марта передать в распоряжение Ф. И. Толбухина 6-ю гвардейскую танковую армию.

К 20 марта в Венской наступательной операции участвовали все силы обоих Украинских фронтов, действовавшие между Дунаем и озером Балатон. Оказавшись в мешке южнее озера Балатон, эсэсовские танковые войска поспешно отступали, в панике бросая оружие и боевую технику. Этим они навлекли страшный гнев своего фюрера, приказавшего сорвать нарукавные знаки у личного состава бежавшей с поля боя дивизии СС «Адольф Гитлер».

Успешно действовала и наша 46-я армия, сумевшая при взаимодействии с десантом морской пехоты Дунайской военной флотилии, которой командовал контр-адмирал Г. Н. Холостяков, загнать врага в узкую полосу вдоль южного берега Дуная, уничтожить и пленить его войска в районе Эстергома.

С 16 по 25 марта гитлеровцы потерпели серьезное поражение в районе между озером Балатон и Дунаем, потеряв свыше 50 тыс. убитыми и пленными, много оружия и боевой техники. Войска обоих фронтов перешли в преследование, в ходе которого к 31 марта 9-я гвардейская армия под командованием генерал-полковника В. В. Глаголева пересекла австрийскую границу, а 4 апреля 1945 г. территория Венгрии была освобождена от фашистских оккупантов.

Боевые действия советских войск по освобождению Венгрии осуществлялись в сложной военно-политической обстановке. Они характеризуются прежде всего гибким маневрированием, основанным на строгом учете реальных условий и правильной оценке сил и возможностей обеих сторон. Ограниченное численное превосходство, сложность обстановки на театре военных действий, переутомленность наших войск после длительного наступления, растяжка линий коммуникаций, неблагоприятные метеорологические условия — все это требовало от личного состава и командиров всех степеней большого напряжения сил и воинского мастерства.

Несмотря на серьезные трудности, воины 2-го Украинского фронта выполнили поставленные перед ними задачи. Одним из важнейших условий для этого была непрерывность активных боевых действий наших войск, лишившая противника возможности передышки для стабилизации фронта, мешавшая перегруппировке сил и накоплению резервов. За исключением предмостного укрепления в районе Будапешта, немецко-фашистское командование не смогло организовать сильную оборону ни на одном из рубежей, в том числе и на таких мощных естественных преградах, как реки Тиса и Дунай. Их форсирование, как правило, осуществлялось нашими войсками с ходу и в быстрых темпах.

Боевые действия войск 2-го Украинского фронта в Будапештской операции отличались большим разнообразием. Наступление начиналось с прорыва различных по степени подготовленности полос обороны. В оперативной глубине наши войска вели напряженные бои, осуществляли преследование, форсировали с ходу реки. Наступление велось в широких полосах, боевые порядки соединений были неглубокими, а оперативное построение фронта и армий одноэшелонное. При этом танковые и механизированные соединения наступали в первом эшелоне вместе с общевойсковыми армиями. Этот способ использования наших танковых войск, применявшийся как исключение в ходе Великой Отечественной войны, дал высокие результаты. Он был успешно использован и обогащен в Хингано-Мукденской операции Забайкальского фронта.

Форсирование рек, встречавшихся на пути наступавших войск, начиналось обычно на широком фронте внезапной переправой передовых отрядов на табельных и подручных десантных средствах под покровом темноты без артиллерийской подготовки. Подошедшая к реке артиллерия находилась в готовности к открытию огня, причем значительная часть ее выдвигалась непосредственно к берегу для ведения стрельбы прямой наводкой. После захвата передовыми отрядами плацдармов и прибытия к реке понтонных парков переправа осуществлялась на паромах. По мере расширения плацдармов наводились наплавные мосты, которые обеспечивали переправу крупных сил.

При прорыве заблаговременно подготовленной обороны, с которой наши войска встретились на подступах к Будапешту, стрелковые войска наступали в узких полосах, имея глубокие боевые порядки. В этих случаях плотность артиллерийского огня доводилась до 200 и более орудий и минометов на один километр, артподготовка длилась 40–65 минут методом огневых налетов по опорным пунктам и артиллерийским позициям.

Танковые, механизированные и кавалерийские соединения при прорыве глубокоэшелонированной вражеской обороны обычно вводились в прорыв для развития успеха. Часто их приходилось использовать полностью или частично для завершения прорыва тактической зоны обороны. Необходимость этого вызывалась недостатком танков непосредственной поддержки пехоты. Для развития успеха в оперативной глубине обороны наряду с танковыми и кавалерийскими соединениями использовались войска вторых эшелонов, а также силы, переброшенные с соседних участков фронта.

В сражении за Будапешт наши войска получили богатый опыт ведения боевых действий по овладению большим городом.

Здесь прежде всего мне хотелось бы отметить смелые и инициативные действия штурмовых групп, сыгравших решающую роль в овладении венгерской столицей. Горстка храбрецов — автоматчики, саперы, огнеметчики — при поддержке огня из крупнокалиберных пулеметов, артиллерии и танков незаметно подбиралась к зданию, превращенному врагом в опорный пункт, забрасывала окна гранатами, врывалась в дом и вела ожесточенный бой за каждую его комнату, за каждый пролет лестничной клетки. Иногда воинам штурмовых групп приходилось прихватывать с собой ножницы для резки проволоки, миноискатели и другие приборы для проделывания проходов в заграждениях противника.

Обычно штурмовые группы действовали не вдоль улицы, которая простреливалась врагом, а через проходные дворы, проломы наши воины старались зайти в тыл врага, чтобы свалиться на него как снег на голову. Наиболее удачным для этого временем была ночь: гитлеровцы боялись ночного боя.

В боях за Будапешт наши командиры умело использовали особенности этого города. Наступая по сходящимся к центру магистральным улицам, стрелковая дивизия имела возможность постепенно наращивать силы, не создавая для этого специальных резервов. Большое значение в этих условиях имела блокировка занятых противником зданий, которые мешали фланкирующим огнем продвижению наших войск. Для этого специально выделялись блокировочные группы с артиллерией. Последняя, как правило, вела огонь прямой наводкой.

Из гуманных соображений командование советских войск почти не применяло бомбардировочной авиации. Истребители прикрывали город от налетов вражеской бомбардировочной авиации и закрывали воздушный путь доставки окруженной группировке боеприпасов, оружия и продовольствия. Самолеты-штурмовики, тесно взаимодействуя с пехотой, наносили удары по труднодосягаемым очагам сопротивления противника, способствуя быстрейшему освобождению города. Чтобы решать эти сложные задачи, наши летчики должны были обладать исключительным мастерством, блестяще ориентироваться в сложном лабиринте будапештских улиц, быстро находить объект атаки и точно поражать цель. В противном случае легко можно было сбросить смертоносный груз на головы своих войск, как это иногда получалось у прорвавшихся в город гитлеровских «асов».

Наши летчики летали в сложных метеорологических условиях, совершая пять-шесть боевых вылетов в сутки. Будапештскую операцию с воздуха обеспечивали две воздушные армии — 5-я генерал-полковника авиации С. К. Горюнова и 17-я генерал-полковника авиации В. А. Судца.

Большое мужество и боевое мастерство в будапештском небе проявил командир эскадрильи 31-го истребительного авиационного полка майор Д. С. Кравцов. 2 января, прикрывая наши войска, его эскадрилья сбила 4 самолета противника. В воздушном бою Дмитрий Степанович Кравцов получил 16 ранений. Истекая кровью, он продолжал вести бой, а затем сумел благополучно посадить самолет на свой аэродром. На личном счету этого отважного летчика, удостоенного высокого звания Героя Советского Союза, 13 сбитых вражеских самолетов.

Немало смелости и отваги в сражении за Будапешт проявили наши военные моряки. Во время боев за овладение венгерской столицей корабли Дунайской военной флотилии поддерживали своим огнем наступающие по обоим берегам реки наши части. В рядах штурмовавшей Будайскую крепость 83-й морской стрелковой бригады сражались подразделения венгерских воинов-добровольцев. Отлично показали себя советские военные моряки и при овладении другими придунайскими городами и населенными пунктами Венгрии.

Вспоминая о подвигах наших отважных летчиков и моряков, я не могу не сказать добрых слов о тех, кто ближе всех был к земле, о тружениках войны — саперах. В Будапештской операции они проявили себя с самой лучшей стороны. Они обеспечивали переправу наших войск через Тису и Дунай, делали проходы в минных заграждениях, без них не обходилась ни одна штурмовая группа в Будапеште. Их руками были восстановлены сотни километров шоссейных и гравийных дорог, десятки мостов, отрыты многие километры окопов и ходов сообщения. В борьбе с вражескими танками и пехотой инженерные части 2-го и 3-го Украинских фронтов успешно применяли противотанковые и противопехотные мины и фугасы, минировали мосты и дорожные сооружения, создавали лесные завалы и проволочные заграждения.

Наши саперы не только отлично воевали, но и стали «ангелами-хранителями» сотен тысяч мирных жителей Венгрии. В отличие от многих других крупных населенных пунктов, где разминирование проводилось после их освобождения, венгерская столица очищалась от мин в ходе боев. Для получения данных о заминированных объектах были созданы пункты сбора сведений от населения города. На пунктах круглосуточно дежурили советские офицеры с переводчиками из местных граждан и подразделения саперов. Проезжая в те дни мимо таких пунктов, нельзя было не обратить внимания на длинные очереди будапештцев, которые приходили с заявлениями. На основе этих заявлений наши саперы проверили и разминировали 2450 объектов. А сколько умения, находчивости и бесстрашия нужно было проявить каждому из них, чтобы обезвредить мины с сюрпризами и элементами неизвлекаемости.

Много пришлось поработать во время боев за Будапешт и нашим связистам. Крайне ограниченный обзор в условиях большого города, когда командиры корпусов и дивизий не могли выбрать наблюдательного пункта, откуда просматривалось бы целиком наступление на главном направлении, требовал четко налаженной радио — и проводной связи. Чтобы избежать помех, антенны полевых раций устанавливались на крышах домов, чердаках. Связисты быстро приспособились использовать в своих целях и местную телефонную связь.

Достижение успеха в операциях по освобождению Венгрии было немыслимо без хорошо налаженного, четкого управления войсками. Значительный пространственный размах наступательных действий и их маневренный характер потребовали от командования и штабов большой и напряженной работы, гибкости при планировании операций.

Если с началом операции управление войсками осуществлялось иногда с командных пунктов, то в ходе наступления командующий фронтом с небольшой оперативной группой офицеров находился в войсках. Он лично организовывал ввод в сражение танковых войск и вторых эшелонов, уточнял и ставил войскам новые задачи в связи с изменившейся обстановкой. Определяя на месте картину развития боя, учитывая конкретно сложившуюся обстановку, Р. Я. Малиновский принимал решения и меры, способствовавшие выводу войск фронта на такие рубежи и в такой группировке, чтобы иметь возможность быстро и решительно громить врага.

Командующему фронтом принадлежала ведущая роль и в организации взаимодействия на направлении главного удара. В то же время жесткая централизация в использовании главных огневых средств и подвижных групп не мешала проявлению разумной инициативы командирами всех степеней. Особенно наглядно это проявилось при штурме Будапешта.

Чтобы удобнее управлять подразделениями, командиры полков выбирали командные пункты в 150–300 м от переднего края. Комбаты и командиры рот лично организовывали захват каждого объекта. Вышестоящие штабы практиковали посылку в боевые порядки частей своих офицеров, которые контролировали их действия, на месте устраняли недостатки, организовывали взаимодействие между частями, добивались точного проведения в жизнь решения командира соединения и общей задачи. С передового командного пункта, расположившегося на окраине Будапешта, часто выезжали в войска старшие офицеры оперативного управления, разведки, штаба артиллерия, политуправления.

Штаб фронта, получая донесения из войск, в предельно короткие сроки изучал их и подготавливал командующему необходимые данные для принятия новых решений. Оперативная документация штаба фронта в условиях непрекращающегося наступления чаще всего носила графический характер. Основным средством связи в ходе наступления штаба с войсками было радио, широко использовались проводные и подвижные средства связи, особенно самолеты «По-2». Быстро менявшаяся в ходе наступательных операций обстановка требовала от командования и штабов всех степеней высоких организаторских способностей по обеспечению маневренности наших войск.

Большая заслуга в разгроме противника в Венгрии принадлежала политорганам, партийным и комсомольским организациям. В те тяжелые дни, потребовавшие от воинов напряжения всех сил, политработники, коммунисты и комсомольцы вложили достойный вклад в победу над врагом. Они старались довести до каждого бойца слово нашей партии, задачи, которые стояли перед ним в этой операции, воодушевить на подвиги, предупредить о необходимости соблюдения революционной бдительности. В дни, когда враг рвался к Будапешту, чтобы выручить окруженную группировку, вновь перед нашими войсками на внешнем фронте окружения прозвучали лозунги: «Ни шагу назад!», «Стоять насмерть!» Коммунисты поднимались первыми в атаку, первыми форсировали водные преграды, первыми захватывали опорные пункты врага.

Действия коммунистов служили примером для комсомольцев и беспартийных. Армейская молодежь гордилась высоким званием комсомольца и стремилась на деле оправдать его.

В боях за освобождение Венгрии отличились сотни тысяч солдат и офицеров Красной Армии; 289 из них, совершивших подвиги, удостоены высокого звания Героя Советского Союза. Почетные наименования «Будапештские», «Сегедские», «Дебреценские», «Мишкольцские» получили 118 соединений и частей наших войск. Участникам операции по освобождению венгерской столицы вручена памятная медаль «За взятие Будапешта».

* * *

Отгремели пушки на венгерской земле... Кончился жестокий, кровопролитный бой, который вели наши воины за свободу братского народа. Вместе с теплым весенним ветром в долину Тисы и Дуная пришло освобождение от оков фашизма. Когда думаешь о том, какой ценой заплатил наш народ за это, неизменно вспоминается эпизод, который произошел со мной в Пеште в день его освобождения.

Машина медленно пробиралась по заваленным обломками зданий узким улицам. Кругом обгоревшие танки, исковерканные орудия, боевая техника. У одного из домов на поваленном фонарном столбе сидят два советских бойца — сержант и рядовой. Они не спеша закусывают. Лица у обоих печальные. При виде генерала солдаты встали и растерянно взглянули на неожиданно появившегося большого начальника. Потом сержант, выступив вперед, четко доложил:

— Рота обедает, товарищ генерал! Командир отделения сержант Ольхин. — И, видя мое недоумение, добавил:

— Тут, вот на этой улочке, полегла наша рота, товарищ генерал. Санитары и похоронные команды подобрали всех ночью — и капитана нашего, и лейтенанта...

А почему сидите?

Ждем приказа.

Давайте в машину.

Сержант потупился и, показав на аккуратно сложенное боевое оружие, сказал:

— А как же с этим, товарищ генерал?

Теплое чувство уважения к этим людям, по-настоящему понимающим и честно выполняющим свой солдатский долг, охватило меня.

— Спасибо, друзья, обязательно пришлю за вами.

Солдатский долг... По дороге на командный пункт я долго находился под впечатлением этой встречи. Вспомнилась и собственная тревожная юность. Семнадцатый год, Октябрь, Смольный. Красногвардейцем с телефонно-телеграфного завода пришел я в штаб революции и начал свою солдатскую службу. Может быть, по молодости лет я еще тогда не понимал всего значения свершившегося, но крепко знал одно — мой долг отдать жизнь за рабочее дело. Революция открыла смысл жизни людям в серых солдатских шинелях. Они стали сознательными, идейными бойцами, солдатами революции.

В годы гражданской войны вместе с нами защищали советскую власть десятки тысяч венгров, поляков, сербов, чехов, болгар, румын и воинов других национальностей. Они выполняли свой интернациональный долг, потому что понимали, что через победу социалистической революции в нашей стране лежит путь к их свободе. Помнится с какой радостью встретили мы на фронте весть о социалистической революции в Венгрии и как горько и больно было всем при известии о падении Венгерской коммуны. Но мы верили, что это временно и социализм вновь победит в Венгрии. Уже тогда каждый из нас дал клятву прийти на помощь братскому пароду. Это было нашим солдатским долгом...

Знаменосцами свободы вступили советские воины на венгерскую землю и оставались ими до конца, несмотря на кровопролитный бой который вела наша армия с немецкими и венгерскими фашистами Сколько голодающих накормили в дни освобождения наши солдатские кухни! Скольким венгерским детям советские солдаты спасли жизнь! Наши саперы с риском для жизни очищали дома и улицы от мин. Командование советских войск выделяло тягловую силу чтобы помочь венгерскому крестьянину засеять землю. Мостовики' 2-го Украинского фронта навели первые мосты через Дунай, вновь соединившие Буду с Пештом, и трудно перечислить все, что было сделано нашим солдатом революции в интересах братского венгерского народа.

Важное значение для установления правильных взаимоотношений с венгерским населением имело постановление Государственного Комитета Обороны, которое возлагало на Военный совет фронта организацию и контроль за осуществлением гражданского управления на освобожденной территории. В нем подчеркивалась необходимость уважения установившихся в венгерском народе обычаев поддержания порядка в освобожденных районах через местные органы власти. В городах и крупных населенных пунктах назначались советские военные коменданты, которые следили за работой существующих органов власти, исходя в первую очередь из интересов трудящихся Венгрии. В случае бегства владельцев военный комендант мог назначить руководителем предприятия любого из его бывших служащих, устранять лиц, саботирующих мероприятия советского командования. Под охрану советских властей брались все личные и имущественные права венгерских граждан и частных обществ а также принадлежащая им собственность Деятельность советских военных комендатур способствовала возобновлению работы школ, больниц, амбулаторий и других общественных учреждений.

Военные коменданты были непосредственными проводниками политики нашей партии и правительства на венгерской земле своей деятельностью заслужили большой авторитет у трудящихся. Паже после 22 декабря, когда в связи с образованием Временно, о национального венгерского правительства функции комендатур были ограничены, венгерские трудящиеся часто обращались к советским комендантам за помощью в решении насущных вопросов.

Большую разъяснительную работу проводили наши политорганы среди местного населения и солдат противника. Выходившая на венгерском языке газета «Уй со» ( «Новое слово») рассказывала трудящимся Венгрии правду о Советском Союзе и его Вооруженных Силах, помогала им освобождаться от дурмана фашистской пропаганды. Миллионы сброшенных листовок с обращением советского командования к окруженной в Будапеште группировке врага стали пропуском для тысяч венгерских солдат, добровольно перешедших на сторону Красной Армии. В этом немало помогло и обращение Временного национального правительства Венгрии, которого призывало венгерских военнослужащих повернуть оружие против немецких оккупантов и всеми силами помогать Красной Армии — освободительнице.

Помнится, в конце декабря к командованию 2-го Украинского фронта обратилась большая группа венгерских военнопленных, находившихся в лагерях под Дебреценом и Ясберенем. Они просили разрешить им принять участие на стороне Красной Армии в освобождении своей родины. Командующий удовлетворил их желание. 31 декабря 1944 г. на территории дебреценского лагеря была сформирована венгерская воинская часть — отряд железнодорожных войск. Отряд неплохо помогал советским войскам в восстановлении и охране коммуникаций 2-го Украинского фронта.

По мере продвижения Красной Армии в глубь страны все больше и больше венгерских солдат и офицеров отказывалось воевать на стороне гитлеровских оккупантов, сдаваясь в плен целыми подразделениями. В конце декабря под Будапештом у населенного пункта Фот, например, к нам перешла рота венгерских военнослужащих. В качестве «трофеев» солдаты прихватили двух эсэсовцев-охранников, предварительно связав их. Нередко перешедшие на нашу сторону венгерские военнослужащие изъявляли желание вернуться, чтобы сагитировать товарищей сдаться в плен и тем самым избавиться от перспективы бессмысленной гибели. За время боев в Будапеште такого рода добровольцы-агитаторы сумели сагитировать и привести с собой около шести с половиной тысяч солдат и офицеров из окруженной группировки. Подавляющее большинство из них были венгры, которые выражали горячее желание сражаться на стороне Красной Армии за освобождение своей родины.

Как известно, но подписанному 20 января 1945 г. в Москве соглашению о перемирии Венгерское временное национальное правительство обязалось сформировать и передать в распоряжение Верховного Главнокомандования советских войск восемь пехотных дивизий. «На основе соглашения о перемирии, — писала в те дни в своем обращении к трудящимся Венгерская коммунистическая партия, — рождается Венгерская Народная армия, которая на стороне победоносной Красной Армии примет участие в разгроме фашизма и отомстит за вековые страдания венгерского народа». Газеты, выходившие на освобожденной территории Венгрии, сообщали о многочисленных заявлениях венгерских граждан, добровольно изъявлявших желание записаться в ряды создаваемых новых вооруженных сил.

С выходом наших войск на границу с Австрией и Чехословакией началась массовая сдача в плен венгерских частей, воевавших на стороне гитлеровцев. Только за три дня боев, 28–30 марта, на сторону советских войск перешло 45 тыс. венгерских солдат и офицеров. Большинство сдавшихся в эти дни солдат 24-й пехотной дивизии по их добровольному желанию были направлены в Хаймашкер, где формировалась 5-я пехотная дивизия новой венгерской армии. К середине апреля штаб фронта имел сведения, что две пехотные дивизии Венгерской Народной армии готовы к отправке на фронт, чтобы вместе с советскими войсками принять участие в разгроме фашизма. Эта решимость венгерского народа с оружием в руках выступить против общего врага лучше всего говорила, что кровь, пролитая нашими воинами за свободу венгерского народа, не пропала даром.

Об этом свидетельствует и история народной Венгрии за последние четверть века. Приятно и радостно сознавать, что сбылось предсказание В. И. Ленина о том, что вторая социалистическая революция обязательно победит в этой стране; видеть, как с каждым днем растет и крепнет дружба между нашими народами, рожденная в дни Великого Октября. И, что особенно дорого солдату, венгерский народ свято чтит память о тех, кто пролил кровь за его свободу. Цветы любви и благодарности не увядают на могилах советских воинов, сложивших голову на венгерской земле во имя светлого будущего человечества.

* * *

В день, когда на венгерской земле отгремели последние залпы войны, наша Родина узнала о новой победе советского оружия. 4 апреля 1945 г. войска 2-го Украинского фронта освободили Братиславу.

Освобождение словацкой столицы явилось одним из кульминационных моментов в боевых действиях войск 2-го Украинского фронта в Чехословакии. К ним, как говорилось выше, армии правого крыла нашего фронта приступили в начале декабря 1944 г.

На левом крыле после прорыва войсками 7-й гвардейской армии обороны противника северо-западнее венгерского города Хатван и успешного наступления 6-й гвардейской танковой армии и конно-механизированной группы генерал-лейтенанта И. А. Плиева части 9-го гвардейского механизированного корпуса 14 декабря 1944 г. овладели первым чехословацким городом — Шахи, Это было началом того трудного и кровопролитного пути, который пришлось пройти нашим воинам, борясь за свободу словацкого и чешского народов.

К наиболее запоминающимся событиям того периода относятся ожесточенные бои 6-й гвардейской танковой армии, которая к 20 декабря 1944 г. подошла к чехословацким городам Сантов и Левице. Командование противостоящей ей 6-й немецкой армии, увидев в этом угрозу своему тылу, приняло все меры, чтобы ликвидировать опасность. Сосредоточив на узком участке большое количество танков и штурмовых орудий, утром 21 декабря гитлеровцы нанесли сильный контрудар из районов Сакалош в направлении Шахи, который пришелся по боевым порядкам 7-й гвардейской армии. К исходу второго дня танковые части врага вышли в район Шахи.

Однако противник не заметил, как подставил под удар свой левый фланг. Этим воспользовались наши войска. Генерал-полковнику танковых войск А. Г. Кравченко было приказано: прикрывшись частью войск с севера, нанести главными силами удар на юг и во взаимодействии с 7-й гвардейской армией разгромить врага в междуречье Ипеля и Грона. С этой задачей наши войска справились успешно. 26 декабря части 7-й гвардейской армии вышли к Дунаю, где встретились с войсками 3-го Украинского фронта.

В это время войска правого крыла и центра 2-го Украинского фронта — 40-я, 4-я румынская, 27-я, 53-я армии и конно-механизированная группа генерала И. А. Плиева — наступали в Словакии на Рожняву, Добшину, Зволен. Им противостояли части 8-й и 6-й немецких и 1-й венгерской армий. По поступавшим в штаб сведениям, гитлеровцы всячески стремились стабилизировать фронт, чтобы обеспечить свои действия по деблокированию окруженной в Будапеште группировки своих войск. Этот замысел был сорван, как рассказывалось выше, ударом наших войск на Комарно.

Развивая наступление, армии правого крыла 2-го Украинского фронта 12 января прорвали сильную оборону врага на юго-восточных склонах словацких Рудных гор и к концу месяца освободили города Плешивец, Рожнява, Иелшава, Тисовец, Брезно, Ождяни, Лученец. Горы и туман, местами глубокий снег сильно затрудняли продвижение наших войск. Все горные дороги и тропы были заминированы и перекрыты завалами. Нужна была подлинно суворовская закалка бойцов, чтобы преодолеть этот путь в горах, продвинуться на отдельных участках в глубь Чехословакии до 100 км.

В эти дни приказом народного комиссара обороны за умелое выполнение боевых задач конно-механизированная группа генерал-лейтенанта И. А. Плиева была преобразована в 1-ю гвардейскую конно-механизированную группу. Не одну тысячу километров прошли с нашим фронтом донские и кубанские казаки под командованием Героя Советского Союза Иссы Александровича Плиева. Мастер ошеломляющего удара, генерал Плиев одним из первых понял новые возможности конницы — совместные действия с танками. И под его командованием конно-механизированная группа вписала не одну славную страницу в историю Великой Отечественной войны нашего народа.

После освобождения Будапешта войска 2-го Украинского фронта развертывали наступление на венском направлении и в Чехословакии. Перед ними была поставлена задача разгрома группы немецких армий «Юг», овладения Братиславой и Брно, и во взаимодействии с 3-м Украинским фронтом — Веной. На территории Чехословакии к этому моменту находились: 40, 53, 7-я гвардейская армии, 5-я гвардейская танковая армия, 1-я гвардейская конно-механизированная группа, 1-я и 4-я румынские армии. На территории Венгрии — 46-я армия. Для подготовки наступления отводился месяц. Верховное Главнокомандование учитывало, что 2-й Украинский фронт много месяцев ведет непрерывные бои, истощились силы и материальные ресурсы, растянулись линии коммуникаций.

В начале марта войска 53-й армии, перейдя в наступление, прорвали сильно укрепленную полосу обороны противника на фронте в 55 км, освободили более 100 населенных пунктов. Враг был отброшен за реку Грон.

В этих боях отличилась находившаяся в составе фронта 1-я румынская добровольческая пехотная дивизия имени Тудора Влади-миреску. За боевые заслуги Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 апреля 1945 г. она была награждена орденом Красного Знамени. В составе нашего фронта дивизия активно действовала и в Венгрии. За участие в Дебреценской операции ей было присвоено почетное наименование «Дебреценская».

Крупной победой войск нашего фронта в Чехословакии было освобождение промышленного и административного центра Зволен. Три дня части 40-й армии вели ожесточенные бои за этот город, освободив его утром 14 марта 1945 г. За успешные действия по овладению Зволеном 25 наших частей были удостоены правительственной награды, десять — почетного наименования «Зволенские».

Во второй половине марта наши войска начали осуществлять Братиславско-Брновскую наступательную операцию. Для ее проведения центральная группировка фронта — 53-я, 7-я гвардейская армии и 1-я гвардейская конно-механизированная группа — нацеливалась на Братиславу. Главный удар планировалось нанести смежными флангами 53-й и 7-й гвардейской армий, после чего ввести в прорыв для развития успеха 1-ю гвардейскую конно-механизированную группу.

Перед началом наступления на Братиславу командованию фронта удалось установить связь со словацкими партизанами. Они хорошо помогли нам, доставляя ценные сведения о системе укреплений немецких войск, о планах обороны отдельных городов, численности и боевом составе противостоящих войск противника. С помощью словацких партизан нам удалось уточнить данные о наших «старых знакомых»: 8-й немецкой армии под командованием генерала Крейзинга, а также 6-й армии под командованием генерала танковых войск Балка. Эти войска и предстояло нам разгромить в первую очередь.

25 марта на рассвете на командный пункт командира 27-го гвардейского стрелкового корпуса прибыл Маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский. Находившимся на направлении главного удара частям этого корпуса совместно с левофланговыми соединениями 53-й армии командующий фронтом отдал приказ о наступлении. Нага командный пункт к этому времени переместился на одну из высот у реки Грон. Вместе с командующим находилась оперативная группа во главе с начальником оперативного управления штаба фронта генералом Н. О. Павловским. Здесь же были и другие начальники ведущих родов войск — командующий артиллерией генерал Н. С. Фомин, начальник инженерных войск генерал А. Д. Цирлин и начальник войск связи генерал А. И. Леонов.

С высоты, где находился наш КП, была видна развернувшаяся величественная картина боя. Дружным хором в 6 часов утра заговорили артиллерийские орудия. Под их прикрытием пошли в атаку батальоны. Наши войска начали захватывать плацдарм на другом берегу. Войска первого эшелона успешно прорывали главную полосу обороны. Р. Я. Малиновский отдал приказ о наводке дополнительных мостов через реку, чтобы переправить 1-ю гвардейскую конно-механизированную группу. Введенная 26 марта в прорыв, она быстро вышла на оперативный простор. 28 марта брешь в боевых порядках врага составляла до 135 км по фронту и 40 км в глубину. Наши войска за это время освободили в Чехословакии около 200 населенных пунктов.

В этом рейде снова блестяще показали себя казаки генерала Н. А. Плиева. Своими быстрыми и ошеломляющими действиями они наводили ужас на врага. Конно-танковый маневр был всегда неожидан и приносил успех войскам фронта. В стремительном движении конников вперед немалую помощь оказывала и наша авиация, которая наносила мощные бомбовые удары по врагу. С выходом войск фронта на реку Нитра и со взятием Нове-Замки открывался кратчайший путь к Братиславе. Продвигаясь к столице Словакии, войска 2-го Украинского фронта занимали все новые и новые города. К исходу дня 31 марта 7-я гвардейская армия, взаимодействуя с 1-й гвардейском конно-механизированной группой, заняла город Таланта — важнейший узел дорог перед Братиславой.

Непосредственно бои за освобождение столицы Словакии передовые части 7-й гвардейской армии завязали 2 апреля. Прорвав сильную линию укреплений ее внешнего обвода, они вышли к восточным и северо-восточным окраинам Братиславы. Начались ожесточенные бои за каждый квартал, за каждую улицу, за каждый дом.

Одновременно другая часть сил гвардейской армии подошла к городу с севера и северо-запада. На следующий день штаб 2-го Украинского фронта переместился из-под Будапешта в небольшой словацкий населенный пункт Двори, Такое перемещение позволяло оперативнее руководить действиями войск в боях за Братиславу и Брно. Не удержавшись на реках Грон, Нитра и Ваг, противник предполагал отсидеться в Братиславском укрепленном районе на выгодных рубежах в Западных Карпатах. Но это ему не удалось. Всего два дня потребовалось нашим войскам, чтобы выбить гитлеровцев из Братиславы. В Москве гремел салют в честь героев, отличившихся при освобождении Словакии. 16 соединений и частей получили почетное наименование «Братиславских».

С освобождением Братиславы наши войска создали непосредственную угрозу венскому промышленному району. Лишить гитлеровцев мощного военного арсенала — такова была боевая задача войск 46-й армии 2-го Украинского фронта, действовавшей во взаимодействии с войсками 3-го Украинского фронта на венском направлении.

И они отлично справились со своей задачей. 13 апреля соединения 3-го и 2-го Украинских фронтов штурмом овладели столицей Австрии. Вместе с нашими войсками в Венской операции участвовали воины Болгарии.

Вскоре после этого события Родион Яковлевич, взглянув на мою оперативную карту, испещренную разными пометками, шутливо заметил: «Удивительное совпадение, Матвей Васильевич! Над Будапештом ты поставил дату 13 февраля, а над Веной — 13 апреля. Видно, невезучие для Гитлера числа. Нам же и чертова дюжина впрок!»

О том, что у гитлеровцев действительно дела были плохи, ярко свидетельствовало победоносное наступление Красной Армии на всем протяжении советско-германского фронта. 16 апреля началась Берлинская операция. Быстро продвигался вперед, освобождая один за другим чехословацкие города, наш сосед — 4-й Украинский фронт.

Не менее успешно развивались бои наших войск на правом крыле фронта. Соединения 40-й армии, продолжая наступать в тяжелых горных условиях, 4 апреля освободили город Превзида — крупнейший узел шоссейных и железных дорог на пути к Братиславе и Моравской Остраве. По расходящимся от него магистралям осуществлялось снабжение группировки немецких войск; действовавшей в Карпатах. Кроме того, Превзида и прилегающие к ней районы были арсеналом гитлеровского командования. К концу апреля войска 40-й армии совместно с румынскими соединениями достигли Моравы.

После поражения под Братиславой фашистские войска все дальше уходили на запад, пытаясь укрыться за альпийским барьером. Горы, реки и доты прикрывали путь наших войск к крупнейшему промышленному центру Чехословакии городу Брно. Овладение им было решено осуществить обходным маневром подвижных частей в сочетании с фронтальным ударом общевойсковых соединений. Падение Брно означало для врага лишение важной линии коммуникаций, открывало для наших войск широкий маневр и, главное, путь на Прагу.

14 апреля штаб 2-го Украинского фронта переместился в населенный пункт Модора в 20 км севернее Братиславы. Это было последнее его место на территории Чехословакии. Наши соединения и части вышли на рубеж реки Морава. 1-я гвардейская конно-механизированная группа, форсировав реку, с ходу овладела переправами в районе Бржеслава, а соединения 53-й армии к 13 апреля овладели городом Годонин. Жители города встретили советских воинов-освободителей колокольным звоном.

Быстрый и смелый маневр наших войск лишил гитлеровцев возможности закрепиться на Мораве и создать здесь прочный оборонительный рубеж. Боевые донесения, поступавшие в штаб 2-го Украинского фронта, были полны примерами отваги и героизма наших воинов. Танкисты генерала Кравченко часто навязывали бой превосходящим силам противника. Наступление шло днем и ночью. Под покровом темноты форсировали Мораву. С плацдарма на ее другом берегу наши войска начали бои за освобождение столицы Моравии — Брно. Накануне штурма этого города были вручены ордена Ленина и медали Золотая Звезда сорока четырем солдатам, сержантам и офицерам нашего фронта за беспримерное мужество, проявленное в борьбе за освобождение Румынии и Венгрии....

Награды от имени Советского правительства вручал командующий фронтом Маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский. Выступая от имени награжденных, капитан С. Д. Пономарев сказал:

— Близок час победы. Это обязывает нас еще больше напрячь силы, чтобы завоевать ее...

И действительно, наши воины не жалели сил и энергии, чтобы добиться победы. Три дня, с 23 по 26 апреля, войска 2-го Украинского фронта дрались за Брно. За это время им пришлось преодолеть несколько оборонительных рубежей и целый ряд сильных опорных пунктов, созданных вокруг города на реках Свратка и Свитава. Гарнизон Брно состоял из отборных эсэсовских частей, усиленных танками, штурмовыми орудиями и артиллерией большой мощности. С воздуха город прикрывался гитлеровской истребительной авиацией. 25 апреля 18-й гвардейский стрелковый корпус генерала И. М. Афонина подошел к Брно. В тот же день его 109-я стрелковая дивизия под командованием полковника И. В. Балдынова завязала кровопролитные бои на окраинах города. Вслед за ней, форсировав на подручных средствах реку Свитава, в город ворвались остальные соединения и части 18-го корпуса и 243-я стрелковая дивизия 57-го стрелкового корпуса. 26 апреля их действия поддержали соединения 6-й гвардейской танковой армии, 1-й гвардейской конно-механизированной группы и 5-й воздушной армии. К середине дня после ожесточенных уличных боев столица Моравии была освобождена.

И вновь Москва салютовала войскам 2-го Украинского фронта. Приказом народного комиссара обороны от 38 апреля 1945 г. свыше 60 соединений, частей и отдельных подразделений, отличившихся в боях за город Брно, награждались высокими правительственными наградами. Пополнилась славная когорта Героев Советского Союза. Только в одном 7-м механизированном корпусе этого высокого звания были удостоены семь наших воинов. Не забыты были и заслуги высшего командного состава. За умелое руководство войсками, освобождавшими Румынию, Венгрию и Чехословакию, и проявленную при этом личную храбрость звания Героя Советского Союза были удостоены: командующий артиллерией фронта генерал-полковник Н. С. Фомин, командующий 53-й армией генерал-лейтенант И. М. Манагаров, командующий 5-й воздушной армией генерал-полковник авиации С. К. Горюнов, а также многие командиры корпусов.

В день взятия Брно Указом Президиума Верховного Совета СССР за умелое выполнение заданий Верховного Главнокомандования по руководству боевыми операциями большого масштаба, в результате которых были достигнуты выдающиеся успехи в деле разгрома немецко-фашистских войск, командующий 2-м Украинским фронтом Маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский был награжден орденом Победы. Вступив во второй половине мая 1944 г. в командование 2-м Украинским фронтом, выдающийся советский полководец вел его войска от одной победы к другой. Они громили гитлеровцев под Яссами и Кишиневом, освобождали Румынию, Венгрию и теперь начали изгнание немецких оккупантов из Словакии.

Родиона Яковлевича Малиновского знали как очень опытного военачальника, прошедшего славный боевой путь от солдата до маршала. Воевал в империалистическую, участвовал добровольцем в гражданской войне, боролся с фашизмом в Испании; командуя армией, бил гитлеровцев под Сталинградом и Ростовом, в Донбассе и на юге Украины. Он был одним из тех, кто своим военным талантом вложил большую долю в общее дело победы нашего народа над фашизмом, в укрепление наших Вооруженных Сил.

Победа ... Для каждого советского человека и для всех прогрессивно мыслящих людей мира до сих пор это слово тесно связано с разгромом фашизма во второй мировой войне. Ее финалом, как известно, были две важнейшие операции Советских Вооруженных Сил — Берлинская и Пражская. Будучи участником Пражской операции, я не могу не сказать об исторических, запомнившихся мне на всю жизнь майских днях. Прежде всего хотелось бы обратить внимание на масштабы операции. В ней участвовали войска 1, 2 и 4-го Украинских фронтов. Они насчитывали в своем составе 180 дивизий общей численностью 2100 тыс. человек, более 30 тыс. орудий, 2 тыс. танков и 4 тыс. самолетов. Вместе с нами в боях за Чехословакию участвовали воины 2-й армии Войска Польского, 1-й и 4-й румынских армий и 1-го чехословацкого корпуса. Общая численность войск наших боевых друзей составляла 226 тыс. человек. История Великой Отечественной войны не знала более крупной операции, с точки зрения совместного участия армий братских народов, по разгрому фашизма.

Пражская операция началась в обстановке, когда над рейхстагом уже гордо развевалось алое знамя нашей победы и началась массовая капитуляция фашистских армий на западе. 9 мая в предместье Берлина Карлсхорст фельдмаршал Кейтель подписал акт о безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии. Несмотря на это, находящаяся в юго-восточной Германии и Чехословакии немецкая группа «Центр» под командованием генерал-фельдмаршала Шернера отказывалась вложить оружие.

На что рассчитывали гитлеровцы? Как свидетельствуют документы, обнаруженные в секретных архивах «третьего рейха», план состоял в том, что гитлеровцы с помощью чешской реакции, сотрудничавшей с оккупантами в рамках марионеточного «протектората Богемии и Моравии», до последних минут надеялись войти в сговор с западными державами. Фашисты рассчитывали, что антикоммунизм руководящих деятелей Соединенных Штатов и Англии возобладает над здравым смыслом.

Практически это могло бы обстоять так: к началу мая 3-я американская армия генерала Паттона находилась на линии Ческе Будеёвице — Пльзень — Карловы Вары. С ее помощью предполагалось создать в Праге правительство из представителей местной реакции под эгидой Запада. Согласно немецким планам, марионетки и их новые хозяева должны были разделаться со всеми прогрессивными силами в чешских землях, приютить недобитых фашистов, их агентуру и сохранившуюся часть военно-политического руководства «третьего рейха». Нетрудно предположить, что в этом случае в чешских землях установилась бы власть империалистической реакции, отодвинулось бы осуществление надежд на национальное и социальное освобождение, которое трудящиеся страны связывали с разгромом фашистской Германии.

Но черным планам фашистов и антикоммунистов не суждено было сбыться. Советское правительство решительно предупредило союзников о необходимости выполнять взятые обязательства, и им пришлось прислушаться к предупреждению. Войска 1, 2 и 4-го Украинских фронтов стремительно приближались к столице Чехословакии. 1–5 мая в городах Чехословакии стали вспыхивать восстания, а 5 мая антифашистское восстание началось в Праге.

Все это спутало карты недобитых фашистов. Тем яростней стали они расправляться с народом Чехословакии. Многие сотни жителей Праги пали в те дни от эсэсовских пуль. Древний город был на волоске от гибели. Его начала бомбить немецкая авиация. Документы подтверждают, что, согласно имевшимся у фашистов инструкциям, гитлеровцы при бегстве из Праги должны были оставить за собой «выжженную землю». И они сделали бы это, если бы на помощь Праге не пришла Красная Армия.

Общую операцию по разгрому группы Шернера и завершению освобождения Чехословакии предполагалось начать 7 мая. Однако, когда правительство Чехословакии и его военная миссия в Москве обратились к Советскому Верховному Главнокомандованию с просьбой немедленно оказать помощь восставшей Праге, осуществление планов Ставки было ускорено.

Уже 6 мая войска 1-го Украинского фронта под командованием Маршала Советского Союза И. С. Конева начали наступление. 6 и 7 мая успешно продолжали наступательные действия войска 4-го Украинского фронта, в составе которого мужественно сражался 1-й чехословацкий корпус под командованием нынешнего президента ЧССР Людвика Свободы. В это же время правофланговая

40-я армия 2-го Украинского фронта развивала удар на крупный промышленный город и важный стратегический пункт Оломоуц.

С утра 8 мая на огромном фронте от Дрездена до Дуная в наступление включились все армии трех фронтов. В течение дня продвигавшиеся с севера к Праге войска 1-го Украинского фронта сначала танковыми, а затем и общевойсковыми соединениями преодолели перевал через Рудные горы и начали форсированный марш к столице Чехословакии.

В свою очередь войска 2-го и 4-го Украинских фронтов создали условия для подхода к Праге с южного и восточного направлений. Население чешских городов и сел встречало советские войска хлебом-солью. В окнах домов вывешивались национальные флаги Чехословакии и Советского Союза.

Положение восставших патриотов Праги к этому времени резко ухудшилось. Эсэсовцы заняли ряд районов города и чинили там зверскую расправу. На баррикадах погибло около 2 тыс. человек. Силы восставших убывали с каждой минутой. В этот критический для судьбы пражского восстания момент танковые армии 1-го Украинского фронта совершили беспримерный 80-километровый бросок и на рассвете 9 мая вступили в Прагу. Здесь на одних улицах советских танкистов восторженно встречало население города, а на других им приходилось с ходу вступать в бой с фашистами.

На рассвете 9 мая мы мчались в машине по шоссе на Прагу. В долинах рек стлался туман, на полянах горели солдатские костры. Войска нашего фронта, танки, автомашины, артиллерийские тягачи — все устремилось на помощь восставшим в чехословацкой столице, В одном из городов в глаза бросился плакат: «Красной Армии — освободительнице — вечная благодарность человека!» Еще вчера здесь шли уличные бои, а сегодня население вышло на улицы, вывешены национальные и красные флаги, звонят колокола городской церкви. Из уст в уста передается радостная весть о конце войны, а в Праге продолжается ожесточенная схватка с фашистами, льется кровь советских солдат и чехословацких патриотов,

В первой половине того же дня к предместью города подошли передовые части 6-й гвардейской танковой армии 2-го Украинского фронта. Не дожидаясь подхода главных сил, наша 22-я гвардейская танковая бригада под командованием полковника И. К. Остапенко после короткого ожесточенного боя с противником к 13 часам вступила в Прагу, где соединилась с частями 1-го Украинского фронта. К этому моменту штабу 2-го Украинского фронта стало известно, что гитлеровские войска, противостоявшие левому крылу 1-го Украинского фронта, 4-му и 3-му Украинским фронтам, отказываются капитулировать. Поэтому мною было передано распоряжение генерал-полковнику танковых войск А. Г. Кравченко: «В целях окружения и пленения врага к исходу 9 мая выйти в район Прага, Бешенев, Костелец, замкнуть совместно с войсками 1-го Украинского фронта кольцо окружения и пленить противника. Ни в коем случае не дать противнику прорваться на запад».

К вечеру того же дня на окраину столицы Чехословакии вступил передовой отряд 4-го Украинского фронта, а утром 10 мая — передовой отряд 38-й армии того же фронта, в составе которой была и 1-я отдельная чехословацкая танковая бригада. В это время 6-я гвардейская танковая армия и 1-я гвардейская конно-механизированная группа 2-го Украинского фронта, осуществляя марш на запад, окружили остатки вражеских войск. 7-я, 9-я гвардейские, 53-я и 46-я армии действовали на внешнем кольце окружения. В тот же день, 10 мая 1945 г., передовые подразделения 98-й гвардейской стрелковой дивизии 9-й гвардейской армии встретились с частями 26-й пехотной дивизии 3-й американской армии генерала Джорджа Паттона-младшего. В течение 11–12 мая группа армий «Центр» была пленена советскими войсками. Так завершилась четырехлетняя битва советского народа против германского фашизма.

В ходе Пражской операции Советские Вооруженные Силы ликвидировали последнюю крупную вражескую группировку войск на советско-германском фронте, освободили Чехословакию и ее столицу, что привело к восстановлению независимого государства чехов и словаков. С разгромом гитлеровских оккупантов страна освободилась и от засилья местной реакции. Позиции продажной буржуазии были подорваны. На авансцену политической жизни вышел рабочий класс во главе с коммунистической партией. Все это привело к тому, что в феврале 1948 г. в Чехословакии окончательно утвердилась народная власть, началось строительство нового, социалистического общества.

Оценивая победу Красной Армии в Пражской операции, Клемент Готвальд говорил: «День 9 мая является поистине великим и самым большим нашим национальным праздником. В этот день в 1945 г. навсегда был положен конец гитлеровской оккупации, угрожавшей самому существованию чешского и словацкого народов. Этот день вместе с тем является историческим рубежом, когда чешский и словацкий народы начали новую, самую прекрасную эру своей истории, эру подлинной национальной независимости, эру господства народа, эру свободного труда народных масс, эру строительства социализма. Каковы исторические условия, которые вызвали такой поворот в истории нашего народа? Самым главным и решающим фактором явились Вооруженные Силы Красной Армии, союз и братская помощь Советского Союза...»

Чтобы иметь хотя бы малейшее представление о той огромной помощи, которую оказали Советский Союз и его Вооруженные Силы в дни войны братскому народу Чехословакии, я приведу только некоторые цифры и факты. Как известно, на территории нашей страны в феврале 1942 г. началось формирование первого батальона будущей Чехословацкой Народной армии. Командовал им подполковник, ныне Герой Советского Союза Людвик Свобода. Под руководством компартии Чехословакии и при непосредственной поддержке Советского правительства батальон к концу войны вырос до шестидесятитысячного корпуса. Чехословацкие воины храбро сражались против фашизма. В боевом крещении батальона под селом Соколово в марте 1943 г. надпоручику Отокару Ярошу — первому из иностранцев — было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. В боях против фашизма погибло свыше трех тысяч чехословацких воинов. Большой урон гитлеровцам и неоценимую помощь нашим войскам оказали чехословацкие партизаны.

Как с самым близким другом делился наш народ в дни войны с патриотами Чехословакии всем, что у него было. Десятки тысяч винтовок, карабинов, автоматов, тысячи пулеметов, орудий, минометов, противотанковых ружей, автомашин, сотни самолетов, танков и самоходных установок, мотоциклов и радиостанций, десятки тысяч комплектов обмундирования, многие тонны продовольствия и фуража на общую сумму 210 млн. рублей было безвозмездно передано в дни войны только чехословацким войскам. Помимо чехословацкого армейского корпуса на территории СССР при поддержке нашего народа в дни войны были сформированы — 1-я чехословацкая смешанная авиационная дивизия, авиадесантная бригада, 1-я танковая бригада, девять артиллерийских полков.

За время Словацкого национального восстания 1944 г. наша страна перебросила на самолетах только с центральной базы НКО свыше 2 тыс. винтовок, 1700 автоматов, 580 тяжелых, легких и зенитных пулеметов, противотанковые ружья и много другого военного имущества. Кроме того, по просьбе чехословацких представителей в Словакию было направлено трофейное оружие: 2170 винтовок, 360 автоматов, 484 пулемета и свыше 2 млн. патронов. Разве сравнимо все это с мизерной помощью союзников, которые за тот же период поставили восставшим всего 80 легких пулеметов и 100 противотанковых ружей. Для Чехословацкой Народной армии и партизанских отрядов из лиц чешской и словацкой национальности военно-учебные заведения Советского Союза подготовили за короткое время войны около 400 специалистов. Кроме того, сотни советских офицеров-инструкторов помогали чехословацким патриотам создавать свои национальные вооруженные силы.

За свободу братского народа пролили кровь почти полмиллиона советских воинов, из которых 140 тыс. навсегда остались лежать в чехословацкой земле. Кровь людская — не водица. Это понимает каждый и особенно тот, кто пережил войну и ужасы фашизма. Те, кто в Чехословакии не забыл Лидице, навсегда останутся благодарны воинам, отдавшим жизнь в борьбе с фашистским зверем. Тысячи братских могил напоминают им о бессмертном подвиге, свершенном Красной Армией — освободительницей. И нет ничего более кощунственного, чем надругаться над священной памятью тех, кто в дни жестокой схватки с фашизмом отдал жизнь или пролил кровь во имя мира и победы самых светлых идеалов человечества.

Вот почему меня до глубины души возмущает наглая ложь продажных писак, пытавшихся во время чехословацких событий 1968 г. очернить образ советского воина-освободителя. Миллионы людей и поныне помнят братскую бескорыстную помощь советских людей, знают, какой дорогой ценой заплатила Красная Армия, чтобы рассеялся мрак фашистской ночи, вспыхнула заря новой жизни. Нынешнее поколение советских воинов чтит и приумножает боевые традиции своих отцов.

Рожденная в огне совместной борьбы против фашизма дружба советского и чехословацкого народов — великая сила, и ее не поколебать агентам империализма. Выступая в связи с пятидесятилетием Чехословацкой Республики, президент Свобода от имени трудящихся своей страны, от имени тех, кто пал во время штурма Дуклинского перевала, кто был замучен в словацких селах и городах и сражен фашистской пулей на улицах Праги, заявил: «Принадлежность Чехословакии к содружеству социалистических стран, прочный союз с Советским Союзом, армия которого освободила нашу республику в 1945 г., — это основа политики, которая действовала вчера, действует сегодня и будет действовать завтра...»

За четверть века, прошедшие со дня окончания войны, чехословацкий народ не раз мог убедиться в бескорыстии дружбы Советского Союза, ее жизненной необходимости. И это, как указывалось выше, — одна из причин того, что 9 мая 1945 г. стало для чешского и словацкого народов самым большим национальным праздником — днем начала новой жизни.

* * *

9 мая 1945 г. ... 1418 дней и ночей шел советский народ к победе над гитлеровской Германией, поставившей бредовые цели — завоевание мирового господства, превращение миллионов людей в рабов, уничтожение целых народов и наций. Двадцать миллионов человек, около 30 процентов своего национального богатства потеряла наша страна в борьбе с фашистским зверем. Похоронная почти в каждой семье сильнее пепла Клааса стучит в сердцах советских людей, предупреждает о бдительности по отношению к тем, кто забыл уроки второй мировой войны и готовит новую кровавую бойню. «Бросьте! — говорим мы агрессорам, — Советские Вооруженные Силы, армии стран социалистического содружества и все миролюбивое человечество не позволят факельщикам войны зажечь нашу землю атомным пожаром!»

Делая бизнес на подготовке к ракетно-ядерной войне, господа за океаном и на Рейне широко рекламируют индивидуальные атомные убежища для толстосумов. В этой связи тем, кто ныне играет с огнем, было бы полезно вспомнить, как провалились четверть века назад гитлеровские планы спастись от сурового возмездия за грядой Альпийских гор.

Людям же, ненавидящим войну, но которым за грязным потоком антисоветской клеветы империалистической пропаганды иногда бывает трудно увидеть бациллу коричневой чумы, мне хотелось бы вновь напомнить слова замечательного чешского патриота-коммуниста, верного друга Советской страны — Юлиуса Фучика, сказанные им в фашистском застенке перед казнью: «... будьте бдительны! «

Мы не хотим судьбы Варшавы, Орадура и Лидице, горькой доли тысяч сожженных советских городов и сел в годы войны, страданий, которые сегодня приносит свободолюбивому народу Вьетнама наемная армия американских агрессоров, и мы не забудем уроков второй мировой войны, будем беречь мир. Мы будем защищать его, как ныне защищают мир и безопасность народов воины Советских Вооруженных Сил и братских армий. От их карающего меча, как и двадцать пять лет назад, поджигателям войны не скрыться ни за какими естественными или искусственными преградами.

К борьбе за мир, национальную независимость, социальный прогресс, демократию и социализм против источника войн — империализма и призывает пас международное Совещание коммунистических и рабочих партий, состоявшееся в июле 1969 г. в Москве. «Борьба против империализма, — говорится в его решении, — борьба длительная, упорная и тяжелая. Впереди неминуемы острые классовые битвы. Нужно усилить наступление на позиции империализма и внутренней реакции. Победа революционных и прогрессивных сил неизбежна».