Здесь находятся различные выборки из массива статей в этом разделе.
?Подробнее
?Подробнее

Войны — статьи отсортированы по войнам, сперва идут войны с участием России, затем остальные.

Войска — рода и виды войск, отдельные воинские специальности даются в секциях Небо, Суша, Море. В секции Иное находится всё, не вошедшее в предыдущие три. Выборки из всех книг сайта тут: Войска.

Темы — статьи сгруппированы по некторым темам. Темы для всех книг сайта тут: Темы.


А. Беренс
(К 90-летию со дня рождения)
// Военно-исторический журнал. 1995 №11

ПОЧЕТНОЕ место в деле создания и укрепления молодого Советского Военно-Морского Флота принадлежит Е. А. Беренсу, одному «из тех честных беспартийных специалистов, которые безоговорочно примкнули к революции и отдали свои богатые знания и опыт на служение трудящимся»1.

Евгений Андреевич Беренс2 родился 20 октября (11 ноября) 1876 года в небогатой дворянской семье потомственных моряков в Тбилиси. В 1895 году закончил Морской кадетский корпус. В должности старшего штурмана крейсера «Варяг» участвовал в героическом сражении при Чемульпо (январь 1904 года). Замужество и находчивость, проявленные в этом бою, был награжден орденом Георгия 4-й степени. В 1908 году в качестве старшего офицера броненосца «Цесаревич» Беренс находился в Мессине (Сицилия), где отличился при оказании помощи пострадавшим от землетрясения.

Опытный и образованный офицер, знавший несколько иностранных языков, с широким научным кругозором, Беренс вскоре был привлечен к преподавательской деятельности: ему поручили вести курс военно-морской истории в Морском кадетском корпусе, читал он лекции и в Академии Генерального штаба. Вплоть до Февральской революции находился на военно-дипломатической работе: был военно-морским атташе в Германии, Голландии и Италии3.

После возвращения в Россию капитан 1 ранга Беренс возглавил статистический, позже иностранный отделы Морского генерального штаба. В период между Февралем и Октябрем Беренс пытался представить несколько проектов реорганизации Генмора, но не получил никакой поддержки ни в Морском министерстве, ни со стороны Временного правительства, занятого борьбой с надвигавшейся революцией. После победы Октября его избирают начальником Морского генерального штаба. В этой должности Беренс был утвержден Советским правительством4.

Почти полтора года (с ноября 1917 по апрель 1919 г.) он находился на этом [103] ответственном и важном посту. Трудна и многообразна была его работа, протекавшая в сложной политической и военной обстановке. Комиссар Генмора балтийский моряк С. П. Лукашевич отметил в своем дневнике за 1918 год, что многие офицеры Генмора саботировали и срывали мероприятия Советского правительства, поэтому ему и Беренсу стоило большого труда обеспечить выполнение правительственных заданий5.

Позже, во время войны с белополяками в 1920 году, Е. А. Беренс подписал воззвание ко «Всем военным морякам, где бы они ни находились». В этом воззвании говорилось: «Обращаемся ко всем морякам, всякого звания, чина и положения, где бы они ни находились, за пределами Советской России, и в особенности к морякам Черноморского флота, с искренним и горячим призывом. Забыть рознь, происшедшую за последние годы, и соединиться с нами для спасения русского народа и его земли. Теперь не время рассчитывать на интервенцию и искать выхода во всяких других средствах. Пора признать, что русский народ всем ходом последних лет показал, как он хочет жить и за что борется»6.

Генмор, возглавляемый Беренсом, вел огромную военно-организационную работу, обеспечивал оперативное руководство действиями флотов и флотилий на фронтах гражданской войны, ведал комплектованием и вооружением боевых кораблей и матросских отрядов. Он готовил материалы по демобилизации личного состава дореволюционного флота, ведал составлением оперативных планов обороны морских рубежей, разрабатывал проекты организации и штатов различных флотских учреждений и штабов. Ряд ответственнейших заданий Советского правительства и лично В. И. Ленина, выполненных флотом в 1918 году, связан с именем Е. А. Беренса. Генмором были подготовлены основные положения Гангутского соглашения с Германией, устанавливавшие демаркационную линию и режим плавания кораблей в Балтийском море. В невероятно тяжелых условиях и суровой метеорологической обстановке весной 1918 года по планам, разработанным Генмором, был совершен исторический Ледовый поход кораблей Балтийского флота из Гельсингфорса (Хельсинки) в Кронштадт и Петроград. Было спасено почти 250 кораблей различных рангов — основное ядро Балтийского флота.

Серьезное внимание Генмор и его начальник уделяли мерам по обороне Петрограда с моря. Вскоре после Ледового похода Беренс совместно с комиссаром Генмора приехал в Кронштадт, где провел совещание с представителями командования Балтийского флота. Охарактеризовав военно-политическую обстановку в стране, и в частности на Балтике, Беренс определил основные задачи флота в обороне Петрограда. Он подчеркнул, что полагаться на Брестский мир нельзя, угроза нападения со стороны кайзеровской Германии не снята. Поэтому надо принять срочные меры для укрепления боеготовности флота. Начальник Генмора и его комиссар безуспешно пытались убедить тогдашнего командующего Балтфлотом Щастного в необходимости выполнения директив Советского правительства. Однако Щастный, связанный с контрреволюционным подпольем7, пытался доказать, что выполнить эти директивы невозможно, и предъявил ультимативные требования: отменить выборность командного состава, провести полную демобилизацию команд всех кораблей, усилить карательные меры против матросов и т. п.8.

Не меньшее значение имело участие Е. А. Беренса в проведении в жизнь ленинской директивы об уничтожении кораблей Черноморского флота в июне 1918 года. Еще в мае по поручению Совета Народных Комиссаров Беренс составил доклад о политической, экономической и военной обстановке в Черноморском бассейне в связи с оккупацией немцами юга Украины и захватом Крыма. В докладе говорилось: «...уничтожение судов в Новороссийске надо произвести теперь же, иначе они несомненно и наверно полностью или в части попадут в руки Германии и Турции»9. Это был единственно правильный в той обстановке вывод. На [104] этом докладе В. И. Ленин написал: «Ввиду безвыходности положения, доказанной высшими военными авторитетами, флот уничтожить немедленно»10. Беренс принял все меры, чтобы ленинская директива была выполнена. Он держал связь с Высшим военным советом, с Наркоминделом «, с командованием Черноморского флота. В телеграмме командующему флотом Е. А. Беренс предупреждал, что препятствующие уничтожению судов «будут покрыты позором всей страной и революцией, как малодушные и предатели»12.

В апреле 1919 года скоропостижно скончался командующий морскими силами Республики В. М. Альтфатер. Его преемником стал Е. А, Беренс. На этом посту он развернул кипучую деятельность. Летом 1919 года флоты и флотилии были выделены из фронтов и подчинены непосредственно командующему, который теперь являлся помощником главкома по морской части13. Этим значительно расширялись функции и права командующего морскими силами. По инициативе Беренса укреплялись и создавались новые озерные и речные флотилии, число которых к концу 1919 года достигло почти двадцати. Флотилии оказывали существенную помощь частям Красной Армии. Позже, на совещании командующих флотилиями, Беренс говорил: «Каждому из нас, конечно, приятнее плавать на море, чем на реке, но есть обстоятельства, которые доказывают последнее, а именно приходится плавать на реке, пока не завоюем моря», И далее он подчеркивал: «Как бы флотилии ни были малы, все-таки их роль довольно большая»14.

В августе 1919 года Беренс вместе с работниками штаба отправился на Волгу, чтобы оказать практическую помощь командованию Волжской флотилии, участвовавшей в боях за Царицын. Тепло писала с фронта о Беренсе известная советская писательница Л. М. Рейснер: «Революция заставила Беренса, теоретика и сибарита, засучить кружевные манжеты и собственными руками рыть могилу своему мертвому прошлому и своему побежденному классу. Беренс вооружает корабли против реставрации и верит, вопреки всяким догмам, что его маленькие флотилии, нагруженные до краев мужеством и жаждой жертв, могут и должны победить. После падения нашего Царицына Беренс сидит у себя в каюте, и глаза у него становятся такими же, как у всех стариков, в одну ночь потерявших сына»15.

Итоги боевой деятельности флота за два года гражданской войны были подведены на съезде командующих флотилиями, состоявшемся под председательством Беренса в начале 1920 года. Выступивший на съезде Беренс отметил, что флот сыграл важную роль в защите Советской республики и оказал действенную помощь Красной Армии в боях с белогвардейцами и интервентами. Он определил основные задачи флота на ближайшее будущее, обратив особое внимание на необходимость усиления боевых средств Волжско-Каспийской флотилии, которой предстоит борьба за полное овладение бассейном Каспийского моря. Командующий остановился на вопросе о нехватке командных кадров13, призвав смелее выдвигать из рядовых моряков новых командиров «путем воспитания и практики». Съезд обсудил ряд организационных и принципиальных вопросов7.

Предельно загруженный практической работой, Беренс по-прежнему живо интересовался военно-дипломатическими вопросами, международными отношениями Советской страны с соседними государствами, тщательно следил за развитием военно-морского дела за границей. Вскоре Советскому правительству опять понадобились его разносторонние знания и опыт многолетней дипломатической [105] службы: в 1920 году начиналась полоса мирных переговоров с капиталистическими странами. В феврале 1920 года Беренс назначается уполномоченным при Реввоенсовете Республики по особо важным поручениям, военно-морским экспертом по переговорам с иностранными государствами. Все лето и осень 1920 года он состоял морским представителем в делегации по мирным переговорам с Финляндией в Юрьеве (Тарту)18.

Так же успешно выполнял Беренс и другие дипломатические поручения. За сравнительно короткий срок — два года — он участвовал в работе трех международных конференций — Генуэзской, Лозаннской и Римской. Е. А. Беренс собрал огромный материал по флоту для международной экономической Генуэзской конференции (1922 год), на которой он присутствовал в составе советской делегации в качестве военно-морского эксперта. Этот материал советские дипломаты использовали при обсуждении «русского вопроса», когда представители империалистических держав потребовали возмещения «убытков», понесенных иностранцами в результате революции и гражданской войны.

Деятельное участие он принял в Лозаннской конференции (1922–1923 гг.), обсуждавшей условия мирного договора с Турцией и вопрос о режиме Черноморских проливов.

Особенно значительную роль играл Беренс на Римской конференции (1924 год) по ограничению военно-морских вооружений. На этой конференции Советскому Союзу было предложено сократить флот до 6 линкоров с тоннажем в три раза меньшим того, что был во флоте в 1921 году. Тогда представитель Советских Военно-морских сил Беренс выступил с протестом против такого ограничения и потребовал, чтобы на четырех морских театрах Республики осталась хотя бы половина указанного тоннажа. При этом он настаивал на возвращении из Бизерты русских кораблей, уведенных туда белогвардейцами из Крыма и интернированных французским правительством, закрытии для военных судов прохода через проливы Бельт и Зунд и пересмотре Лозаннского договора в целях воспрещения следования военных кораблей через Босфор и Дарданеллы.

С осени 1923 года Беренс назначается морским экспертом при советском полпредстве в Англии, а с марта 1924 года утверждается там военно-морским атташе19. После признания Францией СССР (1925 г.) по совместительству являлся военно-морским атташе и в этой стране.

Подробные и интересные донесения Беренса из Англии и Франции за 1923–1926 годы содержат богатейший материал по истории международных отношений в этот период и безусловно свидетельствуют, что его дипломатическая деятельность во многом способствовала укреплению взаимопонимания и нормализации отношений между этими странами и Советским Союзом20.

Е. А. Беренс занимался научной работой, много переводил. Некоторые его статьи представляли известный научный интерес21. Его перу принадлежат переводы мемуаров Тирпица, Грооса и Черчилля22.

Осенью 1927 года Е. А. Беренс поехал в Женеву в качестве морского эксперта на 4-ю сессию Комиссии Лиги Наций по подготовке конференции по разоружению23. Эта поездка была последней.

7 апреля 1928 года Е. А. Беренс умер в Москве24.

Примечания

1 «Известия ВЦИК», 1928, 8 апреля.
2 См. о нем: некролог В. Е. Егорьева, опубликованный в «Морском сборнике», 1928, № 4, стр. 3—7; сб. Пять лет Красного Флота. П-д. 1922, стр. 207; некролог в «Известиях ВЦИК». 1928, 8 апреля; «Красный флот», 1928, № 7, стр. 38—39; «Советский флот», 1960, 12 августа.
3 ЦГАВМФ, ф. 406, оп. 9, д. 247. Послужные списки Е. А. Беренса за 1906—1915 гг.; там же, ф. р-1, оп. 3, д. 2119, л. 82. Справка о Е. А. Беренсе.
4 ЦГАВМФ, ф. р-1, оп. 3, д .2119, л. 82 об.
5 ЦГАВМФ, ф. р-402, оп, 2, д. 70, лл, 27 об, 47, 124.
6 «Красный флот», 1928, Ws 7, стр. 39.
7 Щастный вскоре был арестован и по приговору Ревтрибунала ВЦИК расстрелян.
8 ЦГАВМФ. ф. р-402, оп. 2, д. 70, лл. 59—62. Протокольная запись.
9 Моряки в борьбе за власть Советов на Украине. Сб. документов и материалов. Киев. 1963, стр. 139.
10 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 81.
11 См. Моряки в борьбе за власть Советов на Украине, стр. 142, 161.
12 Там же, стр. 150.
13 ЦГАВМФ, ф. р-342, оп. 1, д. 453. л. 21. Приказ Реввоенсовета Республики Ni 945 от 5 июня 1919 года.
14 ЦГАВМФ, ф. р-1, on. 3, д. 450, л. 152. Протоколы съезда.
15 Рейснер Л. Избранные произведения. М., 1965. стр. 60.
16 При создании Советского Военно-Морского Флота особенно остро встал вопрос о кадрах командного состава. В отличие от армии в дореволюционном флоте морские офицеры почти сплошь были выходцами из господствующих классов. (ЦГАВМФ, ф. 432. оп. 3, дд. 122—125. 129—132. 147—152, 165—171). Классовый состав морских офицеров определил их позицию в революции и гражданской войне. Только сравнительно незначительная часть морских офицеров сразу и безоговорочно стала на сторону революции.
17 ЦГАВМФ, ф. р-1, оп. 3, Д. 449, лл. 3—4 об; там ж е, д. 450, лл. 150—151, 288—291. Протоколы съезда.
18 ЦГАВМФ, ф. р-1, оп. 3, дд. 773, 776 и 777.
19 При утверждении Е. А. Беренса военно-морским атташе в Англии произошел любопытный инцидент. По согласованию Реввоенсовета с НКИД решено было присвоить Беренсу воинскую категорию старшего флагмана, что соответствовало чину вице-адмирала, в то время как среди аккредитованных тогда в Англии атташе других держав не было офицера чином старше капитана 1 ранга. Считая свое положение в этих условиях не совсем удобным, Беренс просил несколько «снизить» его в чине. Тогда он был «разжалован» в флагманы, т. е. контр-адмиралы.
20 См. ЦГАВМФ, ф. р-1, оп. 3, дд. 2108. 2109, 2119, 2874, 2875.
21 Программа судостроения в Англии. — «Морской сборник», 1925, Jft 11; Высшее английское морское командование в мировой войне в оценке Черчилля. — «Морской сборник», 1928, № 4 и № 5.
22 Тирпиц А. Воспоминания. «Морской сборник», 1920, М» 6—9. Гроос. Война на море, 1914—1918. Т. I. П-д, 1921. Беренс также перевел третий том «Мирового кризиса» У. Черчилля.
23 См. «Красный флот», 1928, №. 7, стр. 38.
24 В Советской военной энциклопедии год смерти его указан не точно (1929) — см. т. 2. стр. 378.

Сайт «Милитера» («Военная литература»)
Cделан в марте 2001. Переделан 5.II.2002. Доделан 5.X.2002. Обновлен 3.I.2004. militera.org 1.IV.2009. Улучшен 12.I.2012. Расширен 7.XI.2013. Дополнен 20.1.2014. Перестроен 1.VII.2019.

2001 © Олег Рубецкий