Недогонов Алексей Иванович
Поэт
* 19.10.1914 . Александровск-Грушевский (Шахты) Ростовской обл.
13.03.1948
Родился в семье рабочего, с 1929 сам работает на шахте, в 1935–39 учится в Литературном институте им. М.Горького. Во время финской кампании был тяжело ранен под Выборгом, в годы Великой Отечественной войны — военный журналист. Первые стихи опубликовал в 1932, с 1938 печатается в журналах и газетах: «Звезда», «Знамя», «Новый мир», «Комсомольская правда». Первый сборник «Простые люди», подготовленный с участием автора, вышел посмертно в 1948 (Недогонов погиб в результате несчастного случая — попал под трамвай). Сборник включал в себя 21 стих, и только что законченную поэму «Флаг над сельсоветом». 1-я часть поэмы была напечатана в 1947 в Библиотеке журнала «Огонек», а в 1948 в Костромском областном издательстве.

Поэма «Флаг над сельсоветом», принесшая Недогонов посмертно Сталинскую премию 1-й степени и широкую известность, не является лучшим произведением поэта, она оказалась первой ласточкой среди произведений, в которых приукрашенно, без выявления действительных трудностей и конфликтов изображалась жизнь колхозного села в первые послевоенные годы («Колхоз «Большевик» и «Весна в «Победе» Н.Грибачева, «Алена Фомина» А.Яшина, «Зеленый заслон» В.Замятина, «Кавалер Золотой Звезды» и «Свет над землей» С.Бабаевского и др.). Конфликт недавних фронтовиков Егора Широкова и Андрея Дубкова, вернувшихся в родное село, изображен в поэме Недогонов плакатно, лубочно, упрощенно. Запоминающимися в поэме остались зарисовки русской природы, которые выразительно и неповторимо умел делать Недогонов. Афоризмом тех лет стали и слова: «Из одного металла льют / Медаль за бой, / Медаль за труд!», которые иногда приписывают А.Твардовскому (так случилось на почтовой открытке работы Ю.Косорукова, выпущенной в 1972 ко Дню Победы).

Подлинную художественную ценность представляют пейзажные стихи Недогонова и особенно его героико-философские баллады («Пулеметчик», «Гнездо», «Гильза», «Баллада о железе» и др.). В балладах Недогонов прежде всего обращает на себя внимание редкая для этого «малогабаритного» жанра масштабность художественного обобщения. Поэт стремится слить в драматическом контрапункте малое и грандиозное, природное и «железное», лирико-философское и героическое. Здесь от обычного пушечного выстрела колеблется мир, «потрясенный до основ», а сам поэт соглашается «на то, чтоб при всех, под сияньем светил» из него «златоустинский мастер снаряды сработал». У Недогонова космические блики ложатся на скромные фронтовые пейзажи, а если говорится, например, о тоске, то она непременно вырастает в пантеистическую: «Мы по женам тоскуем. / Тоскует зерно в черноземе / По дождям проливным, / И тоскует трава по косе...»

Недогонов и раньше, до войны, стремился охватить единым взором и мир природы — он писал о звездах, о грозах, травах и птицах, — и мир «железный», «сработанный» человеком. Но тогда эти миры, эти стихии находились в покое, хотя и напряженном. Так, в стихотворении «Перед грозой» и река, и щеглы, и самолет у ангара, и грозовые облака, и сам автор — все «ждет сигнала». В годы войны это напряжение находит у Недогонова выход в динамике балладного сюжета, родственной балладам Н.Тихонова. В сюжетах фронтовых баллад Недогонов важную роль играют лирические размышления о соотношении в человеке «воды и металла», природного и «железного». Говоря о том, что «мир стоит на железе», что в «адской кузне» войны «нужно железные нервы иметь», поэт вместе с тем считает, что для большей прочности человеку необходимо иметь в своем составе, кроме железа, и 10 процентов «воды». Именно благодаря этой «воде», этому природному, естественному, органическому началу «Нас немецкая сталь не доймет — / Мы покрепче ее на войне!». В поэтическом мире Недогонова вполне естественно и то, что артиллерийский снаряд, над изготовлением которого потрудились мн. Ивановы, т.е. весь народ, необходим не только для того, чтобы произвести выстрел, от которого, «потрясенный до основ, мир в панораме задрожал», но и для того, чтобы в оставшуюся после выстрела гильзу налить воды и поставить в нее букет «военно-полевых цветов».

В тугой сюжетный узел связаны природное и «железное» в балладе «Гнездо». Напинается она со спокойной и величавой зарисовки высоты, на которой «под ветром, на дожде», при свете полыхающих белых гроз жила перепелка «с желторотым птенчиком в гнезде». Эпически спокойная интонация, размеренный ритм сохраняются на протяжении почти всей баллады. И только в одном месте, в кульминации, когда «вражий строй пошел на высоту», а «птица, возвратившаяся к дому, / Вдруг затрепетала на лету / Запела вдруг» (это пение и послужило для пулеметчика сигналом к бою), — только тогда интонация заметно изменяется, но не настолько, чтобы нарушить внутреннюю значительность повествования. Здесь будничное оборачивается высоким, здесь начинается контрапунктное движение мотива жизни и смерти, воли и чувства, «железа» и природной стихии, которое гармонически завершается аккордом почти трагического звучания: «Грянул бой. / Она над боем черным / Заклинала песней хрупкий дом, / Всем своим издревле непокорным, / Гордым материнским существом... / А когда свинец поверг пехоту / И опасность обратилась вспять, / Человек, приросший к пулемету, / Мертвым был. / Но продолжал стрелять».

Героико-философские баллады Недогонова являются новым словом в развитии этого старинного поэтического жанра.

Пьяных М. Ф.
Русская литература XX века. Прозаики, поэты, драматурги: биобиблиографический словарь: в 3 т. — М.: ОЛМА-ПРЕСС Инвест, 2005. — Том 2. З — О. с. 617–619.
Сайт «Милитера» («Военная литература»)
Cделан в марте 2001. Переделан 5.II.2002. Доделан 5.X.2002. Обновлен 3.I.2004. militera.org 1.IV.2009. Улучшен 12.I.2012. Расширен 7.XI.2013. Дополнен 20.1.2014. Перестроен 1.VII.2019.

2001 © Олег Рубецкий