Офицерский вопрос в России: история и современность
//
Трагедия русского офицерства (уроки истории и современность). — М.: Издательство МПУ «СигналЪ», 1999 . — 116 с.

То, что произошло с офицерским корпусом в России в 1917—1918 гг. весьма трагично: служилый класс, верой и правдой защищавший интересы Отечества оказался разбитым, деморализованным, потерявшим опору в стране и внутренний духовный стержень в самом себе.

Офицерство лишилось поддержки правительства, да и само правительство вольно или невольно развязало руки подлым силам для атаки на офицерский корпус. Офицеров втянули в непримиримый конфликт с солдатами и матросами и тем самым были подорваны основы единоначалия, власть над рядовой массой. Масса вышла из повиновения, стала неуправляемой, агрессивной.

Офицерство стало гонимым, преследуемым сословием; оно пронесло большие физические потери, резко размежевалось на белых и красных: бывшие сотоварищи пошли друг против друга войной, стали врагами. Офицеры превратились в пугало дня народа.

Офицерство утратило веру в свое государственное предназначение. Как организованная, дисциплинированная сила, опора государственной власти, гарант независимости государства и спокойствия в обществе офицерский корпус России перестал существовать.

Что может быть хуже такой участи? Как произошло то, что имело место в 1917—1918 гг.? Сделаны ли уроки из того горького опыта? Не ожидает ли нас повторение прошлой истории?

Каковы уроки истории?

С тех пор, как возникли независимые государства, появилась необходимость в силе, способной защитить мирный труд людей и заставить другие народы относиться с должным уважением к данному государству. Такой силой была не дипломатия, не здравый смысл, а вооруженная группа людей, объединенная сначала в дружины и ополчения, а затем — в постоянное войско.

С момента обособления воинской касты от остального населения и передачи функций защиты в руки особых людей, свободных от земледельческого труда и скотоводства, позднее — промышленного производства, торговли и прочих занятий (кроме воинского) возникла задача приискания для руководства ими особых (»начальных людей»), способных вести остальных в бой, учить их военному ремеслу и воспитывать в духе патриотизма и преданности своему народу.

По мере развития военного дела и усложнения боевой деятельности, «начальные люди» постепенно брали в свои руки вопросы боевой подготовки войск. Если раньше рутина, частая боевая деятельность и длительные сроки службы делали за офицера свое дело, то в условиях сокращения сроков службы, более длительных периодов мира, менее частых военных столкновений возникло ряд проблем:

— во-первых, стала вызревать мысль о том, что войн можно избежать; в силу такого понимания хода развития цивилизации появились люди и силы, призывающие к сокращению военных расходов, войск, следовательно, и количества офицерских кадров;

— во-вторых, расширение масштаба боевых действий привело к мысли о том, что «войны ведутся народами», следовательно, народ стал как бы самым важным резервом армии, способным в любую минуту пополнить ее ряды и исполнить ее задачи; отсюда стала развиваться мысль о ненужности кадрового состава (в том числе, офицерства);

— в-третьих, сокращение сроков службы, привело к тому, что в условиях ограниченного времени и усложнения техники и вооружения, стало крайне трудно готовить воинов для боевой деятельности; от лиц, призванных это осуществлять, потребовалась более высокая степень профессионализма, искусства обучать, воспитывать и управлять войсками; эту потребность до сих пор не осознало правительство и общество;

— в-четвертых, «демократизация» офицерского корпуса привела к тому, что в него стали вливаться не только неспособные к офицерской службе люди, но и зачастую вредные для военного дела; и это явление не получило должной оценки как в правительстве, так и в вооруженных силах;

— в-пятых, общество, обеспокоенное военными неудачами своей армии, стало огульно обвинять офицерский корпус в несостоятельности, неспособности обеспечить оборону страны и добиться победы в войне; обвинения эти не всегда справедливы;

— в-шестых, правящая элита, понимая значение армии как военной, так и политической силы, предпринимает все усилия для того, чтобы командные и ключевые посты в вооруженных силах занимали преданные ей люди, зачастую не отвечающие требованиям военного дела, но способные проводить в жизнь нужную клановую политику;

— в-седьмых, верные (со времен Петра Великого) принципы служебного продвижения (отмечать по заслугам, таланту и способностям) подменены практикой формальных требований (служебный ценз, образование, возраст и т.п.); это привело к тому, что важные должности (особенно в полковом звене) стали занимать люди, не умеющие ни руководить, да и не понимающие истинных задач военного дела, не желающие работать во благо боевой подготовки, но зато преследующие свои корыстные и карьеристские цели.

Значение офицерского корпуса, столь значимое для государства, резко упало в глазах общества, потеряло должную поддержку правительства и авторитет среди солдат. При сохранившейся угрозе военной опасности, нестабильности общества, необходимости быть в постоянной боевой готовности, армия стала терять боевую готовность и самый ценный свой капитал — офицерство. Исход офицеров из армии не встревожил ни правительство, ни общественность, ни военных руководителей.

В то же время, если солдата можно подготовить в течение 2—3 лет, то для подготовки хорошего офицера требуется в 5—10 раз больше времени и средств. Общество, государство никуда не уйдут от необходимости защищать свою независимость и суверенитет. Но, если понимание этой необходимости будет осознано с опозданием, то государство ждет катастрофа. Так было и так будет всегда!

Офицер — это надежда нации. Без него армии нет. Без армии нет государства. Без государства нет свободы граждан, нет достойной жизни, нет будущего ни у живущих, ни у потомков...

Какие вопросы ставит перед нами история Отечества?

История нашего Отечества оставила нам в наследство много нерешенных вопросов, касающихся армии и ее станового хребта — офицерского корпуса.

«Скажите, господа штатские,... нужна России армия? — писал еще 7 декабря 1908 г. известный в России публицист и патриот М. Меньшиков. — Нужна пружина армии — офицерский героизм?» И далее он, взывая к здравому смыслу нации, предупреждал: «Подумайте: офицеры — душа армии. В действительности на них одних1 лежит оборона государства»2.

Был ли услышан этот вопрос, прислушались ли к предостережению М. Меньшикова? Отнюдь!

Впрочем, надо отдать должное истинным российским патриотам, которые, не боясь опалы или же злобных выпадов со стороны «прогрессивной» интеллигенции ясно ставили вопрос о боеспособности армии и офицерстве.

«Отчего так быстро и внезапно разрушилась мощь той армии, выдающуюся силу и упорство которой в начале века признал даже наш достойный противник. В чем же причина этого печального явления? В чем корень зла?» — писал двумя годами спустя Н. Морозов3, анализируя причины резкого спада боевой готовности русской армии в середине и конце ХIХ века.

За два года до 1-ой мировой войны Я. Червинка, обращаясь к офицерской теме, задавал не менее важный вопрос:

«Чем же объяснить... безразличие, если не нерасположением народных масс и большей части интеллигенции к цвету народа, к защитникам отечества?!»4

Видя факт отчуждения народа от армии, отрицательного настроя общественного мнения к военной службе и воинским порядкам, он видел причину подобного явления в «национальном безразличии значительной части нашей интеллигенции к военному делу»5.

Не менее тревожной в первое десятилетие ХХ века для армии России стал исход из армии молодых офицеров. Со страниц военной печати тревожно звучали мысли по этому поводу:

«Почему нынешняя молодежь хандрит? Почему некоторая часть ее, прослужив обязательный срок, с таким легким сердцем покидает военное дело?» — спрашивал известный военный публицист Н. Бутовский6.

«Отчего так охотно уходят из армии? Почему это явление не прекращается до сего времени?» — с настойчивостью повторял вопрос генерал М. Грулев7.

«Как сделать военный мундир привлекательным для цвета русской молодежи?»8 — спрашивал бывший военный министр и в недавнем прошлом командующий русскими войсками в войне с Японией (I904-I905 гг.) А. Куропаткин.

Понимая, что ответы на поставленные вопросы следует искать как в самой военной системе, так и за ее пределами, военные авторы пытались сформулировать наиболее важные проблемы. Естественно, что исходили эти вопросы, прежде всего от потребности войск.

«Чего желает, чего хочет армия от своей офицерской молодежи? — спрашивал Н. Краснов и, не ожидая ответа со стороны, отвечал сам. — Прежде всего — любви к тяжелому, однообразному труду военной службы, любви к своему делу, любви и понимания»9.

«Как обновить основу, душу армии корпус офицеров?» — вот основной вопрос, от решения которого зависит успех необходимых и безотлагательных для армии реформ»10 (Н. Рыскин).

Много вопросов обращено в адрес военной школы: прежде всего требовалась ясность в главном ее целевом назначении:

«Разве школа не должна ставить одной из главных своих задач — развить в юношестве привязанность к своей военной корпорации, заставить его настолько гордиться своей принадлежностью к избранному обществу, чтобы ему и в голову не приходило искать другой службы, хотя бы и более выгодной?» — спрашивал Н. Бутовский11.

В этой плоскости прозвучал и вопрос Пригоровского:

«Что важнее для государства: что молодой человек, поступивший в армию, умел решать уравнения с 2-мя неизвестными или чтобы он был предан родине до последней капли крови, каждым своим дыханием, каждой своей мыслью. Разве нас воспитывают в училищах в духе патриотизма? Разве при приеме нас на военную службу интересуются вопросом: любим ли мы родину и хотим ли мы от сердца служить ей?»12

Не менее настойчиво обращены вопросы и в сторону начальствующего состава. Тот же, А. Куропаткин, испивший сполна чашу горечи за поражение наших войск в русско-японской войне, спрашивал:

«Почему при обилии способных, энергичных и знающих офицеров в младших чинах и на относительно низших должностях мы были бедны самостоятельными, энергичными, опытными начальниками крупных частей войск?»13

Трагедия России, имевшая место в результате революции 1917 года, вызвала к постановке и такой вопрос:

«Где же скрыты те причины, по которым русский офицер, являющийся частью русского народа и при том частью далеко не последней, был лишен всех человеческих прав и объявлен вне закона своей Родины? Пользовался ли он незаслуженными привилегиями? Не оправдал ли надежд своего народа? Был ли он жесток к солдату, чем заслужил гнев и мщение его отцов, братьев и детей?»14

Обращаясь к правительству России, А. Мариюшкин спрашивает:

«Почему государство не прекратило организованной травли офицерского корпуса, почему не остановило силу, впоследствии взорвавшую страну?»15

Как мы видим, история поставила перед нами немало сложных вопросов и они не должны остаться без ответа.

Что мы имеем сейчас?

Обратимся к некоторым реалиям сегодняшнего дня. Они таковы:

Армия сейчас — это пороховая бочка, которая может рвануть в любое время из-за накопления в ней множества социальных проблем. Офицеры не в состоянии эффективно управлять массой, да и сами иногда готовы на отчаянные действия.

Вооруженные силы превратились в сферу партийного торга и раздела: каждая партия стремится заполучить в свое распоряжение офицерские кадры, переманить на свою сторону генералитет. Офицерский мундир часто используется в политических и пропагандистских целях.

Офицеры бегут из армии. Армию покидают молодые офицеры (лейтенанты и старшие лейтенанты), армия стареет. Генералитет все больше политизируется, сращивается с финансистами и политиками, подпадая в зависимость от них.

Офицерский вопрос предан забвению, отнесен к категории второстепенных, а не стратегических военных вопросов. Им занимаются недальновидные, но корыстолюбивые кадровики.

Преднамеренно разрушается система военно-учебных заведений — питомник, рассадник офицерских кадров. Не видя перспективы, из военных училищ уходят в другие структуры до выпуска уже до 40% поступивших в них молодых людей.

Обучение в вузах носит книжно-отвлеченный характер, далекий от жизни и личных потребностей обучаемых и от всего того, что необходимо для победы в бою, воспитания и обучения подчиненных.

Офицеры поразительно разобщены и не составляют единой корпорации.

Звание офицера ни во что не ценится, а статус офицера подрывается действиями глупых и недалеких начальников.

Преданные армии, обороне и стране военные кадры бездарно используются и выбрасываются из армии в расцвете сил и способностей.

Офицеры запаса-выпускники гражданских вузов — не резерв, а обуза для армии, источник ее моральной деградации.

Должности полковых командиров получают, как правило, люди случайные или временные (полк рассматривается как ступенька к дальнейшему должностному продвижению).

Во многом система чинопроизводства, движения кадров несовершенна, а то и порочна.

При таком положении дел получить ситуацию, близкую по форме, но более трагичную по результатам и последствиям к событиям 1917—1918 гг., можно в любое время. Разве не факт то, что уже сегодня бывшие офицеры России используются не во благо нации, а во вред ее национальным интересам?

Можно ли упредить развитие негативных тенденций? Не поздно ли? Есть ли шанс на лучшее?

На все поставленные вопросы можно дать положительный ответ только в том случае, если в нашем обществе (народом, правительством, другими ветвями власти, общественными и политическими организациями, системой государственного образования и воспитания) будут учтены уроки истории и сделаны из них надлежащие конструктивные выводы.

Если мы любим свою страну и свой народ, если понимаем, что без сильной армии России не быть независимой и самостоятельной, если осознаем, что без надежного офицерского корпуса не может быть сильной армии; если мы признаем важность исторического опыта, необходимость извлекать из него полезные уроки, — то наш долг ответить на те важные вопросы, которые касаются офицерского корпуса России.

«Критическая масса», приводящая к взрыву, слагается из многих компонентов: действий злонамеренных лиц, стечения неблагоприятных обстоятельств, просчетов правительства, недоработок и упущений военного руководства, а также в силу изъянов в подготовке офицерского корпуса, невнимании к особенностям национального характера и т.п. Было бы проще всего найти один источник зла и обрушиться на него всей силой негодования. Так, впрочем, нередко и бывало. Но не будем повторять ошибок прошлого, а посмотрим на причины трагедии офицерского корпуса России шире, полнее и глубже.

Да помогут нам в этой работе те русские патриоты, которые духом и сердцем всегда были преданны России.

Примечания

1 Везде курсив автора (А.К.).
2 Меньшиков М. Военные и штатские. — В кн.: Меньшиков М.О. Письма к ближним. — СП б., 1908. — с.778.
3 Морозов Н. Воспитание генерала и офицера, как основа побед и поражений. (Исторический очерк из жизни русской армии эпохи наполеоновских войн и времен плацпарада ). — Вильна, I909. — с.10.
4 Червинка Я.В. Военная карьера у нас и за границею (Профессиональные беседы в современном духе ). — Варшава, I9I2. — с. 84.
5 Там же. — с.85.
6 Бутовский Н.Д.. Наш офицерский корпус, его жизнь, научное развитие и воспитание: Сообщение, читанное на Общем Собрании членов Общества ревнителей военных знаний. 7 января I9II года. — Общество ревнителей военных знаний . — Кн. 4– СП б, I9II. — с. 1.
7 Грулев М.В. Злобы дня в жизни армии. — Брест-Литовск, I9I0. — с.33.
8 Куропаткин А.Н.. Меры по улучшению командного состава. В кн.: Куропаткин А.Н. Задачи русской армии. т III. Задачи русской армии и флота в ХХ столетии. — СП б., 1910. — с.364.
9 Краснов П. Чего войска ожидают и чего желают от молодых офицеров.// Русский Инвалид. — I907. — №I0I (6 мая).
10 Рыскин Н. Об обновлении командного состава. // Русский Инвалид. — I907.-№56. — II марта.
11 Бутовский Н.Д.. Наш офицерский корпус, его жизнь, научное развитие и воспитание: Сообщение, читанное на Общем Собрании членов Общества ревнителей военных знаний. 7 января I9II года. // Общество ревнителей военных знаний. -Кн. 4– СП б, 1911. — с. 2.
12 Пригоровский. «Офицеры по необходимости». //Разведчик — I9I2. — 4 (304). — с.52.
13 Куропаткин А.Н.. Меры по улучшению командного состава. В кн.: Куропаткин А.Н. Задачи русской армии. т III. Задачи русской армии и флота в ХХ столетии. — СП б., 1910. — с. 364.
14 Мариюшкин А. Трагедия русского офицерства. — Новый Сад, I923. — с.9
15 Там же. — с.8.