Основы партизанской войны: теория и практика
//
Братишка. 2008. №1-3

ДЕСЯТКИ более или менее масштабных локальных конфликтов, имевших место в течение XX столетия, а также опыт использования партизанских методов вооруженной борьбы в ходе Второй мировой войны позволяют сделать некоторые обобщения и выводы. Несмотря на все их огромное разнообразие в политических, военных и географических условиях, можно выделить некоторые закономерности, присущие большинству партизанских войн и повстанческих движений.

Российские специалисты в области «малой войны» в своих теоретических разработках опираются прежде всего на авторитет профессора И.Г. Старинова, который в течение многих лет очень серьезно и глубоко работал в этой области. Тщательно изучив и проанализировав боевой партизанский опыт, накопленный в ходе наиболее значимых войн и вооруженных конфликтов XIX-XX столетий, а также теоретическое наследие многих авторов трудов по партизанству, он пришел к важному выводу о том, что партизанская борьба представляет собой одну из форм вооруженной борьбы. Как бы странно это ни звучало, но официальная военная наука в России до сих пор старательно «не замечает» партизанства как метода.

Как известно, всякая война представляет собой, по самой своей сути, конфронтационную политику, которая осуществляется с применением всех доступных путей, методов, способов и средств. Война может вестись не только силовым путем, способов ведения войны несколько. Так, к способам ведения войны относят психологическое воздействие на противника, политическое и дипломатическое давление, экономические меры воздействия и, наконец, вооруженную борьбу — от отдельных диверсий и террористических актов до полномасштабной мировой войны. Вооруженная борьба в свою очередь использует в качестве средств вооруженные силы, спецслужбы (разведывательные и контрразведывательные) и партизанские (или повстанческие) формирования.

Военные действия могут быть традиционного типа (их еще называют «дихотомическими», что означает разделение пополам единого целого) и асимметричными. Традиционные военные действия делятся на два основных вида, взаимосвязанных и взаимоподчиненных, — наступление и оборону. Если же одна из сторон намеренно отказывается от классического метода ведения войны, упорно уклоняется от открытых форм вооруженной борьбы, используя преимущественно партизанские, диверсионные и иные спецоперации, то военные действия приобретают асимметричный характер. Иначе говоря, к партизанским формам и методам военных действий прибегают в тех случаях, когда открытая вооруженная борьба с превосходящим противником не имеет реальных шансов на успех; зато именно такая асимметричная война во многих случаях дает слабой стороне единственный шанс на победу.

Такие понятия, как «партизанская борьба», «партизанская война» и «партизанское движение», значительно отличаются друг от друга. Так, под партизанской борьбой понимаются вооруженные действия народных масс против агрессора или собственного, внутреннего, антидемократического режима. Главной и определяющей вооруженной силой при этом являются партизанские соединения, отряды и группы из числа добровольцев. Помимо них в борьбе могут участвовать подпольные боевые организации («городские партизаны»), а также регулярные войска. Отдельные подразделения регулярных войск могут быть специально подготовлены, а затем выведены в тыл противника; но это могут быть и обычные части, которые вынуждены перейти к партизанским методам борьбы в связи со сложившейся боевой обстановкой.

Если борьба партизан активно поддерживается местным населением, то операции партизан часто дополняются другими формами сопротивления населения противнику — забастовки, агитация и пропаганда, саботаж. В этом случае можно говорить о партизанском движении в этом регионе или стране.

Что же из себя представляет искусство партизанства в свете сегодняшнего дня? Оно включает в себя организацию и подготовку партизанских сил, а кроме того, всестороннее обеспечение и ведение партизанских действий. Подобное определение искусства партизанской войны, безусловно, включает такие понятия, как специфические — именно партизанские — стратегия, тактика и оперативное искусство.

И.Г. Старинов полагал, что партизанская стратегия должна охватывать теорию и практику подготовки и ведения стратегических операций, проводимых совместно с регулярными войсками, или же составлять основной компонент достижения стратегических целей в самостоятельной партизанской войне. В первом случае стратегия определяет планирование и проведение отдельных стратегических операций партизан; во втором случае — всей партизанской войны.

Партизанская стратегия и практическая деятельность руководства партизанскими силами должны не допускать действий, которые бы насторожили противника в ходе выполнения операций, чтобы не вызывать у него труднопреодолимых или даже вовсе не преодолимых контрпартизанских мероприятий раньше, чем завершатся операции, которые достигнут поставленной цели.

Важнейшими факторами, оказывающими влияние на успех или неудачу партизанской борьбы, считаются следующие: военно-политическая обстановка в регионе; силы противника, их качественный состав и уровень вооружения, а также избранная ими тактика контрпартизанской борьбы; потенциальные возможности создания партизанских (или повстанческих) формирований; общественная среда, в которой разворачивается партизанская борьба. Помимо этого, если речь идет о ведении партизанской борьбы против иностранного агрессора, то важным фактором служат результаты боевых действий регулярной армии на основном фронте военных действий и уровень подготовленности государства к ведению партизанской борьбы.

В стратегическом отношении полный цикл полного развития «малой войны» можно разделить на три последовательных этапа — обороны, равновесия и наступления. Очень важным, считают специалисты по партизанству, является последовательность наступления и смены этих фаз: при восхождении на более высокие уровни не допускается перескакивания или поспешного прохождения предыдущих фаз, в ходе которых происходит накопление количественных и качественных факторов, чья совокупность знаменует наступление следующей.

Обычно начало активного сопротивления связано с действиями нескольких или даже всего одного вооруженного отряда. Первые партизаны на этом этапе проникают глубоко в труднодоступные районы и создают там опорные базы. Затем начинается освоение района — налаживается контакт с местным населением, ведется разведка, организуются каналы снабжения, привлекаются новые бойцы, ведется активная пропаганда своего движения. Эти задачи являются важнейшими для данного этапа, поэтому и первые осторожные боевые вылазки партизан обычно напрямую связаны с их решением. Это «фаза обороны».

Постепенно радиус действия партизан увеличивается, растет численность отрядов и эффективность боевых действий. В результате образуется партизанский район (или зона), примыкающий к опорной базе.

Если партизанское или повстанческое движение не было задавлено в зародыше и смогло пережить первый этап своего развития, то наступает момент, когда первоначальный район для партизанских отрядов становится слишком тесен. Тогда часть партизанских сил направляется для освоения такими же методами другого района. Такая экспансия партизан будет продолжаться и дальше, причем во все нарастающем масштабе. Оружия, боеприпасов и взрывчатки, добытых у врага и закупленных в других странах, к этому времени уже вполне достаточно, чтобы обеспечить партизанскую (повстанческую) армию, создать тайные склады за пределами уже освоенных районов и начать вооружение части населения, поддерживающей данное движение.

Характерно, что на данном этапе начинают проявляться черты регулярности, которая обычно проявляется в том, что лучшая часть партизанской армии выделяется и обособляется, вооружается лучшим оружием, комплектуется лучшими командирами и бойцами. Такие особые ударные отряды уже способны решать широкий круг боевых задач, поэтому они играют у партизанского командования роль гвардии. В то же время командование не забывает и о том, чтобы продолжать формировать новые отряды, народное ополчение и силы самообороны. Таким образом, одновременно развиваются оба компонента — вооруженные народные массы и «тяготеющая к регулярности» часть партизанской армии.

Другим типичным для этого этапа показателем является все большая политизация войны, а силы Сопротивления все больше трансформируются из чисто военной организации в военно-политическую. Кроме того, все большее значение приобретает «борьба за сердца и умы» местного населения, поэтому часть операций уже проводится по соображениям политической целесообразности.

Этот этап называется «фазой равновесия», поскольку активное развитие опорных баз, расширение партизанских зон и все более дерзкие и масштабные операции партизан приближают момент, когда для оккупационной (или правительственной) армии борьба с нарастающим партизанским движением становится основной задачей. Ожесточенное противоборство иррегулярных и регулярных войск делается основным содержанием войны.

По мнению авторов монографии «Армия и внутренние войска в противоповстанческой и противопартизанской борьбе», именно вторая фаза войны является настоящей школой партизанского военного искусства, главные уроки которого преподает противник, придерживающийся противоположных принципов: «Партизан не случайно называют иезуитами войны, поскольку вся их борьба подчинена одному только закону целесообразности и рациональности во всех их действиях. Находясь большую часть времени в режиме выживания, всемерного сохранения собственных сил, будучи в то же время сильно зависимыми от противника (его действий и его запасов), но неизмеримо более свободными, чем он, в выборе форм и способов действий, они часто применяют методы, которые действительно асимметричны методам противника, противопоказаны и даже губительны для него. Они бесконечно изобретательны в приемах ухода из-под ударов, в достижении внезапности, инициативы и свободы действий, в навязывании выгодных только им условий, в нешаблонности и неповторяемости предпринимаемых шагов, в маскировке и сокрытии своих истинных намерений».

Постоянная индивидуальная и коллективная импровизация, настоящий демократизм при принятии решений и определении способов их выполнения возводят партизанскую войну в степень подлинного искусства, гнушающегося серийных поделок и всякий раз удивляющего противника уникальными находками. Война активно развивает творческие начала личности рядового бойца и командира, вынужденных быть в постоянном поиске. По существу, каждый отряд представляет собой миниатюрную армию, отличающуюся от других составом, вооружением, опытом, а также личностными качествами своего командира.

Че Гевара в своей книге «Партизанская война» пишет, что «в отличие от застывших методов классической войны партизаны в каждый момент изобретают свою собственную тактику и этим постоянно застают противника врасплох».

Наконец, заключительная фаза — «фаза наступления» — ознаменовывается маневренными действиями обеих противоборствующих сторон на большей части территории. Вся партизанская армия выходит из своих тайных баз, из городского подполья и «настойчиво предлагает» регулярному противнику помериться силами в открытом бою. Партизанские формирования самостоятельно или во взаимодействии с регулярной армией на каждый удар противника отвечают ударом, проводят все более масштабные и результативные операции с целью достижения устойчивого контроля над обширными территориями. Такие действия уже можно охарактеризовать как стратегическое наступление по нескольким операционным направлениям. Как правило, оно завершается блокированием вражеских гарнизонов и полевых группировок в крупных городах и населенных пунктах.

Однако и на этой, завершающей, фазе мы не увидим традиционного столкновения двух армий. Здесь не будет ни генерального сражения, ни «последнего штурма»: партизаны остаются верными своей стратегии и предпочитают стремиться к победе путем накапливания мелких успехов. С другой стороны, партизанская армия, включая ее «регулярную» часть, продолжает действовать наперекор военным канонам, используя обходы и охваты, старательно избегая сосредоточенных действий перед вражеским фронтом, позиционных боев и прямолинейных обменов ударами.

Тем не менее нужно отметить, что партизанские боевые действия чаще всего не имеют все же достаточного потенциала для уничтожения государственного аппарата противника, но зато они вызывают такую усталость и внутреннюю «коррозию» этого аппарата, что со временем от него остается только бесполезная внешняя «скорлупа». Поэтому в «малых войнах» день победы часто наступает вдруг.

И.Г. Старинов, определяя оперативное искусство (или малую стратегию) партизанских сил, отмечал, что оно «охватывает теорию и практику подготовки и осуществление операций, способных в войне против агрессора отрезать войска противника от источников их снабжения с использованием наземного и подземного транспорта, захватывать плацдармы при форсировании рек, водных преград, а также другие операции, способствующие успеху действий своих регулярных войск».

Вся партизанская борьба должна основываться на принципах оперативного искусства и выражаться в подготовке и ведении партизанскими формированиями боевых действий оперативного масштаба. Такими действиями могут быть операции по одновременному выводу из строя важнейших военных, промышленных или транспортных объектов на значительной территории; операции по борьбе с крупными карательными группировками противника; операции в интересах регулярных войск.

Наконец, партизанская тактика составляет теорию и практику подготовки и осуществления действий одиночек, групп, отрядов и соединений по конспирации, передвижению, преодолению контрпартизанских мероприятий противника и осуществлению поставленных задач и нанесению урона противнику, не вступая с ним в бой, а также вынужденные оборонительные действия. П. Каратыгин описал партизанскую тактику так: «Тактика партизан есть использование всех известных моментов в обстановке враждебной стороны (безразлично, во времени или в пространстве), «выхватывание» этих моментов, действие на одну из слагаемых обстановки, независимо от остальных ее данных.

В идее же эта тактика — нарушение внешних тактических приемов противника, расчленение его сил, парализование стройной системы организации, управления и действий противника путем противопоставления случайностей и неожиданностей, т.е. тех условий, в которых теряются многие преимущества регулярных войск, связанных этой системой».

Для партизанской борьбы вообще не характерны открытые боевые действия, такие как наступление и оборона. Это обусловлено ограниченными боевыми возможностями партизан, неизбежными большими потерями среди них и, следовательно, низкой эффективностью. Однако полностью исключить их, конечно, нельзя.

Так, наступление партизан возможно, главным образом, ночью и в условиях ограниченной видимости. Оно проводится с целью захвата важнейших объектов или рубежей, а также при прорыве из окружения. Еще может возникнуть такая ситуация, когда в ходе налета не удалось достигнуть внезапности, противник успел организовать оборону объекта. Вот и тогда для выполнения боевой задачи может происходить наступление партизанских сил.

В наступлении боевые порядки партизан чаще всего строятся в один эшелон с выделением сильного резерва, обязательно создается огневая группа. Наиболее тактически сложным является наступательный бой с целью выхода партизан из окружения. Успех здесь обычно связан с тщательной разведкой, правильным выбором направления главного удара и внезапностью. При прорыве следом за первым эшелоном должны двигаться штаб и тыловые подразделения партизан с группой прикрытия.

Оборону партизаны могут вести для отражения нападения карателей на район базирования, для обеспечения других тактических или оперативных задач или для удержания важных объектов в интересах регулярных войск.

Боевые порядки партизанских формирований при ведении обороны могут включать первый эшелон, огневую группу, группу отвлекающих действий, резерв и диверсионные группы для работы в тылу наступающего противника. Кроме того, на случай отхода из обороняемого района для прикрытия назначается арьергард, который ведет сдерживающий бой на промежуточных оборонительных рубежах.

Один из главных принципов партизанской тактики удачно сформулировал Мао Цзедун: «Враг наступает — мы отступаем, враг остановился — мы тревожим, враг утомился — мы бьем, враг отступает — мы преследуем». Бывают обстоятельства, когда партизаны должны обороняться. Это происходит, например, при защите освобожденных районов. Но и в этих случаях действия партизан носят наступательный характер. Оборона должна начинаться на дальних подступах и представлять собой череду постоянных нападений на войска противника, с тем чтобы, захватив территорию и тем самым формально достигнув своей цели, они были бы измотаны, отягощены убитыми и ранеными, потеряли боевой дух и «спасительные узы подчиненности». Так поражение превращается в победу.

Во всех остальных случаях, например, при внезапном нападении войск противника на лагерь партизан, цель обороны заключается не в нанесении поражения врагу, а в создании условий для отхода или же прорыва из окружения. Партизаны должны уметь нейтрализовать сильные стороны регулярной армии, заключающиеся в первую очередь в гигантской огневой мощи и в практически неисчерпаемых запасах оружия, боеприпасов, продовольствия и амуниции.

Другим широко применяемым партизанами всего мира тактическим приемом является так называемый «захват за пояс». Ведение боя на дальности броска ручной гранаты позволяет компенсировать недостаток тяжелого вооружения и не дает противнику возможности реализовать свое преимущество в огневой мощи. Одной из главных особенностей партизанской тактики является постоянное и, по возможности, скрытное маневрирование. Партизаны должны перемещаться, по словам Мао Цзедуна, «подобно текучей воде и быстрому ветру». Остановка, в широком смысле этого слова, влечет за собой опасность окружения и гибели партизанского отряда. Такое маневрирование позволяет обмануть противника в полном соответствии с афоризмом Сунь-Цзы: «Когда цель близко, показывай (противнику), будто она далеко; когда же действительно далеко, создавай впечатление, что она близко». Если партизаны будут непрерывно находиться в движении, то удары авиации и артиллерии будут наноситься по пустому месту, а войска противника будут бесцельно расходовать горючее, боеприпасы, продовольствие и ресурс машин. Наличие тяжелого вооружения не должно ограничивать маневра партизан. Все, что невозможно унести с собой, следует прятать или уничтожать.

Если же в силу тех или иных причин (например, неблагоприятная местность, наличие большого числа раненых и больных) возможности для маневрирования ограничены, необходимо использовать сеть хорошо замаскированных естественных и искусственных укрытий («схронов»). Так, бойцы Народного фронта освобождения Южного Вьетнама (Вьетконга) строили и использовали огромное количество подземных сооружений. При этом особое внимание уделялось маскировке. В этом искусстве вьетнамцы достигли невиданного ранее мастерства: противник обнаруживал вьетконговские дзоты только тогда, когда они открывали огонь. Если же этого не происходило, то американские и южновьетнамские солдаты, прочесывавшие джунгли, могли неделями находиться буквально над головой у партизан.

Учитывая саму специфику партизанских действий, основными способами решения боевых задач являются засады, налеты (в том числе и огневые) и диверсии.

Силы, которые выделяются для устройства засады, зависят от условий обстановки и могут включать до 30–40 человек, а иногда и больше.

Организуя засаду, командир партизан определяет место засады, места установки заграждений (мин, фугасов, завалов) на пути движения противника, боевой порядок, порядок открытия огня, действия бойцов по захвату техники, пленных, трофеев и документов, а также порядок отхода в пункт сбора после выполнения боевой задачи.

Место для засады выбирается на таких участках местности, где противник вынужден уменьшать скорость движения и где ему будут ограничены обзор и маневр. Поэтому лучше всего засады устраивать в местах сужения дорог, в теснинах, оврагах и ущельях.

Боевой порядок в засаде обычно состоит из 1–2 штурмовых групп, группы обеспечения и группы резерва.

В успехе засады достаточно большую роль играет порядок открытия огня — для этого устанавливается специальный сигнал. Если засада устраивается против колонны, то огонь сначала открывается по головным и замыкающим машинам, а уже затем переносится на остальные. Атака намеченных объектов также производится по отдельному сигналу.

Засада может быть и подвижной; при устройстве подвижных засад все элементы боевых порядков партизан находятся в движении: партизаны, переодетые в форму противника, сближаются с объектом засады или обгоняют его, а потом совершают нападение.

В современных условиях все чаще партизаны устраивают засады на маршрутах пролета вражеских вертолетов и легких самолетов. Тщательно замаскированные и оснащенные ПЗРК группы партизан могут нанести вполне серьезный урон воздушному транспорту противника.

В целом успех засады зависит от правильного выбора места и времени ее проведения, тщательной маскировки, надежного прикрытия от внезапных ударов противника, удачного размещения и использования огневых средств и быстроты действий.

По своему целевому предназначению засады подразделяются на засады для сдерживания и засады для уничтожения (захвата). Выбор вида засады находится в прямой у зависимости от боевой обстановки, соотношения сил, условий местности и других факторов. Для проведения засад, главной целью которых является замедление продвижения сил и средств органов и войск, изменение их направления, принуждение к преждевременному развертыванию в боевой порядок, требуется значительно меньше сил, чем для засад на уничтожение. Если для сдерживания подразделения силой до роты в течение нескольких часов требуется всего несколько человек, то эффективное его поражение осуществляется сопоставимой численностью боевиков.

В зависимости от места, применяемого боевого порядка и способа действий засады делятся на встречные, параллельные и круговые. Многочисленные примеры различных видов засад дает нам недавняя «малая война» в Чечне.

Встречная засада обычно неподвижная, устраивается на маршруте выдвижения подразделений с целью их сковывания или поражения авангардных подразделений. Она часто применяется против мелких подразделений и транспортных средств, следующих самостоятельно. Место засады оборудуется заблаговременно, готовятся запасные и ложные позиции, намечаются пути отхода. Встречная засада часто применяется одновременно с демонстрацией налета на какой-либо объект для инициирования выдвижения к нему резервов.

Параллельная засада характеризуется тем, что объектами нападений боевиков, неотступно следующих вдоль направления движения колонн, становятся походное охранение, разведка, тыловые колонны, а иногда и главные силы. В этом случае основные силы боевиков рассредоточены и располагаются вдоль маршрута движения с одной или обеиx сторон.

В августе 2002 года командиром мотострелкового полка, дислоцирующегося в ЧР, была получена оперативная информация о месторасположении тайника с оружием и боеприпасами. Разведывательная рота полка провела поиск, в результате которого обнаружено и изъято большое количество боеприпасов к стрелковому оружию и средства минирования, в том числе пластид. Возвращение в ПВД осуществлялось по тому же маршруту. Колонна подверглась нападению группы боевиков. Огнем из РПГ, подствольных гранатометов и стрелкового оружия замыкающий колонну бронетранспортер был подбит. После прямого попадания двух гранат боекомплект и изъятый пластид сдетонировали. В результате боевого столкновения пять военнослужащих погибли, девять человек получили ранения различной степени тяжести. Данных о потерях боевиков нет.

Круговая засада является наиболее сложной в подготовке и проведении. При ее организации группы боевиков в ожидании выдвигающихся войск располагаются по периметру заранее избранного района. Первая из них, открыв огонь во фланг колонны и завязав бой, отходит, отвлекая внимание и огонь на себя.

Подобным же образом действуют и другие группы, последовательно вступая в бой и вынуждая тем самым войска наступать в разные стороны или отражать нападение с нескольких направлений. При определенных условиях может быть потерян контроль над обстановкой и управлением силами и средствами, что обрекает их на уничтожение.

В зависимости от условий обстановки и задачи в засадах обычно участвуют от десяти до двадцати, а в отдельных случаях и более ста человек. В последнем случае они, как правило, располагаются на нескольких рубежах.

Состав отряда, проводящего засаду, меняется в зависимости от ее цели и наличия сил. Он может включать: огневую или ударную группу; отвлекающую группу; группу препятствия маневру и отходу сил и средств противника (сковывающую); резервную группу; группу наблюдения, связи и информирования. При наличии техники в состав отряда входит транспортная группа.

Огневая (ударная) группа — основная. Она уничтожает живую силу и технику, располагается вблизи зоны планируемых действий и включает в себя стрелков, подгруппу захвата пленных и вооружения, а также специалистов-подрывников.

Отвлекающая группа размещается на некотором удалении от зоны действий. Ее задача — вызвать на себя ответный огонь подразделений охранения (иногда и основных сил), обеспечить внезапные действия огневой группы. Она начинает действия первой. Сигналом к началу может быть подрыв мины или фугаса.

В ряде случаев отвлекающая группа, расположенная на одной линии с огневой, открыв огонь с дальней дистанции по приближающимся силам, отходит и, увлекая за собой преследующих, создает условия для нанесения им удара во фланг.

Сковывающая группа, препятствующая маневру и отходу сил и средств противника, занимает позиции на предполагаемых направлениях их действий, как правило, единственно возможных. Она нередко прикрывает их минно-взрывными и другими заграждениями.

Резерв при необходимости усиливает огневую группу или группу, препятствующую маневру и отходу. Его задача — обеспечить выход из боя и отход главных сил отряда. На него же возлагается наблюдение и прикрытие отряда с флангов и тыла.

Группа наблюдения, связи и информирования в бою не участвует. Ее сфера деятельности — разведка, определение времени выхода сил и средств органов правопорядка и войск из мест дислокации, состава и направления движения.

Боевики из ее состава активно прослушивают переговоры в открытых радиосетях, сопровождают колонны. Информация о движении оперативно поступает основным силам отряда. Личный состав группы наблюдения может действовать без оружия, под видом «севшей» на хвост колонны, а затем обогнавшей ее попутной машины.

Транспортная группа рассредоточивается в укрытиях на направлениях отхода отряда и находится в готовности к эвакуации отряда, захваченных пленных и вооружения.

Засада, как правило, пропускает идущие впереди разведку и охранение. Подрывом управляемого фугаса боевики выводят из строя головные машины главных сил, после чего огонь сосредоточивается на КШМ и на хвосте колонны. В первую очередь уничтожаются танки, БМП, БТРы и другие мощные огневые средства.

Для нанесения максимального урона противнику боевики часто устраивают активные засады, то есть целенаправленно наводят на них подразделения федеральных сил через подставных проводников из числа местных жителей.

С целью получения упреждающей информации о графике движения, составе колонн и наличии охраны активно проводится работа по насаждению агентуры в пунктах формирования колонн. Вдоль маршрута выставляются наблюдатели со средствами связи.

Для проведения засад привлекаются как мелкие группы (10–15 человек), так и крупные отряды (100–150 человек). Боевой порядок, как правило, включает подгруппы наблюдения, управления, огневую, захвата, прикрытия и отвлекающих действий. Позиции засадных групп выбираются с таким расчетом, чтобы обеспечить эффективное огневое поражение, надежную маскировку и скрытые пути отхода.

Основные силы засады располагаются вдоль дороги группами по 3–4 человека на расстоянии 3–5 м друг от друга и в 25–40 м группа от группы. На флангах размещаются РПГ, пулеметы и снайперы, на близлежащих высотах — крупнокалиберные пулеметы.

При приближении колонны к месту засады разведка и головное охранение пропускаются, а на выходе из района засады сковываются боем отвлекающей группой. В это время колонна попадает под огонь главных сил засады. Первыми обычно открывают огонь снайперы по водителям и старшим машин, а гранатометчики — по бронетехнике. Сосредоточенный огонь ведется по КШМ и машинам с боеприпасами и горючим. Нападение начинается, как правило, подрывом головной машины на управляемом фугасе.

Примером подобных действий является засада, устроенная чеченскими боевиками на тыловую колонну 245-го мотострелкового полка в апреле 1996 г. На участке дороги, проходящей по западной окраине Ярышмарды, фугасом большой мощности с дистанционным управлением был подорван головной танк. Затем огнем 2–3 РПГ была уничтожена БМП-1КШ, в которой находились старший колонны и авианаводчик. Средства УКВ радиосвязи оказались подавлены активными помехами. Огнем с двух направлений колонна была блокирована и в течение полутора часов почти вся техника и личный состав уничтожены. В засаде участвовали два отряда боевиков общей численностью до 150 человек.

С ноября 1995 по июнь 1996 г. в Шатойском и Веденском ущельях чеченскими боевиками было проведено 5 засад, в которых погибли 106 военнослужащих, ранены 117, уничтожено 2 танка, 12 БМП и БТР, 16 автомобилей с материальными средствами.

Обращает на себя внимание тактика действий «боевых троек» (снайпер, гранатометчик и автоматчик). На местности такая «боевая тройка» располагается рассредоточено. Автоматчик обстреливает противника, вызывая тем самым огонь на себя. Снайпер, выявив огневые точки, поражает их. Под шум боя гранатометчик уничтожает бронетехнику.

Объектами нападения для мелких групп и боевиков-одиночек являются одиночные транспортные средства или небольшие колонны, а также военнослужащие (в первую очередь офицеры и военнослужащие средств защиты).

Новым элементом тактики засадных действий боевиков является организация огневых засад на господствующих высотах с целью поражения авиации федеральных войск на маршрутах пролета и взлетно-посадочных площадках.

Налет представляет внезапное нападение на вражеский объект с целью его захвата или уничтожения. Несмотря на то, что налет является достаточно эффективным средством, он требует достаточно много времени на подготовку и связан с почти неизбежными людскими потерями, поэтому предпочтение отдается коротким внезапным нападениям небольших групп партизан на слабо охраняемые объекты.

Наиболее важные слагаемые налета — неожиданность и быстрота. Если в ходе налета противнику удается занять заранее подготовленные и оборудованные позиции, то налет вполне может перерасти в классический наступательный бой, совершенно «противопоказанный» партизанам.

Построение боевого порядка при налете — дело творческое, требующее от командира большой изобретательности и смекалки. Обычно боевой порядок состоит из штурмовых (ударных) групп, огневой группы, обеспечивающих групп (прикрытия и отвлекающих действий), а также группы резерва.

На штурмовые группы возлагаются задачи по разгрому противника и захвату объекта; группы прикрытия предотвращают подход резервов противника к объекту налета до тех пор, пока ударные группы не покинут объект; группы отвлекающих действий создаются, когда ожидается открытое сопротивление противника на объекте и когда для выполнения задачи нужно значительное время: они отвлекают внимание противника, имитируя нападение, проводя диверсии, устраивая засады и т.д.

Налету предшествует тщательная разведка объекта, чтобы уточнить характер и режим объекта, систему охраны и обороны, определяются скрытые подходы, расположение заграждений, местонахождение ближайших резервов и вероятные маршруты их движения к объекту.

Примеры налетов можно легко отыскать в совсем недавних событиях на территории Чеченской республики. Так, 7.08.1999 г. отряд Шамиля Басаева в количестве 300 человек вторгся на территорию Ботлихского района Дагестана. Заблаговременно мелкие группы боевиков заняли близлежащие господствующие высоты, блокировали все дороги и тропы. С рассветом главные силы отряда, разделившись на группы, заняли селения Ансалта, Рахата и Тандо, разоружив при этом поселковые отделения милиции.

Наиболее частым нападениям с целью захвата заложников, оружия и боеприпасов, уничтожения боевой и другой техники подвергаются блокпосты или отдельные опорные пункты. Нападения в большей степени осуществляются на те посты, которые являются серьезным препятствием для боевиков при их перемещениях, проводке караванов.

В зависимости от значения поста и численности охраняющего его личного состава к нападению привлекаются как небольшие группы в 5–10 человек, так и группировки, включающие до 100 и более человек.

В декабре 1995 и марте 1996 г. были захвачены блокпосты 245-го мотострелкового полка и 166-й отдельной мотострелковой бригады. В обоих случаях действия боевиков были примерно одинаковы. В течение недели несколько местных жителей налаживали контакты с личным составом — приносили продукты питания, сигареты, спиртное, покупали ГСМ. Усыпив бдительность личного состава, в предрассветное время чеченцы обезоружили часовых, а боевые группы захватили блокпост и увели пленных в неизвестном направлении. Исправная техника была угнана.

Огневой налет — это внезапное поражение огнем минометов или артиллерии партизан объектов противника ограниченных размеров. Боевая задача при этом решается без проникновения на объект, что исключает лишние потери. Однако и в этом случае потери у партизанских формирований все же могут быть, если противник успеет быстро засечь огневые позиции партизан и организовать подавление их огнем артиллерии или бомбоштурмовыми ударами авиации.

Наиболее подходящие для огневого налета объекты — пункты управления, радиостанции, отдельные сооружения на железных дорогах и других путях сообщения.

При проведении огневого налета боевой порядок состоит из огневой группы, группы прикрытия и группы резерва. Для доставки боеприпасов на огневую позицию могут выделяться группы носильщиков или, если позволяет обстановка, используются вьючные животные, автомобили или другие виды транспорта.

Огневая группа развертывается на одной или нескольких огневых позициях и создает несколько наблюдательных пунктов для целеуказания и корректировки огня. Особое внимание уделяется подготовке к ведению огня в ночных условиях.

Исходные данные для стрельбы подготавливаются заранее, до выдвижения огневой группы на позицию. Для этого в район объекта заранее высылаются специальные разведывательные группы или отдельные разведчики.

Группы прикрытия занимают рубежи на тех направлениях, откуда возможно нападение противника.

В целом успех огневого налета зависит от тщательной разведки объекта нападения, качества подготовки исходных данных для стрельбы, натренированности боевых расчетов, скрытности при выдвижении на огневую позицию, а также от быстроты свертывания и отхода после выполнения боевой задачи.

Диверсия есть разрушение или выведение из строя объектов военного или государственного значения в тылу противника путем применения специальных средств, главным образом — минно-подрывных.

Диверсия представляет собой способ боевых действий, который наиболее предпочтителен для партизан, так как позволяет наносить противнику значительный материальный ущерб, не входя с ним в боевое соприкосновение.

Объектами для совершения диверсий обычно являются пункты управления, органы вражеской администрации, электростанции, узлы связи, аэродромы, пути сообщения, линии электропередачи и т.д. Именно диверсии в гораздо большей степени, чем другие способы партизанских боевых действий, дают возможность рассчитывать на планомерное воздействие на важнейшие объекты противника и в максимальной степени взаимодействовать таким образом с регулярными войсками.

Те партизанские формирования, которые в своей борьбе ориентируются на диверсии, обычно не имеют больших боевых потерь и сохраняют возможность непрерывно наносить противнику сильные удары. Диверсионные операции значительно расширяют рамки и возможности партизанской борьбы: ни открытая местность, ни городские условия, ни строжайший полицейский режим не могут быть непреодолимой преградой для диверсантов.

Успех диверсии зависит от многих факторов: от степени подготовленности самих партизан к проведению диверсий; наличия диверсионной техники или возможности ее изготовления на месте; достоверной и своевременной разведывательной информации об объекте диверсии; умелого выбора времени, способа и средства совершения диверсии; строгого соблюдения маскировки и конспирации при подготовке и проведении диверсии.

Для совершения диверсии выделяется группа партизан или отдельный исполнитель. Получив задачу, командир партизанской группы должен организовать доразведку объекта, чтобы уточнить его расположение, выявить уязвимые места, систему охраны и режим в районе объекта, а также возможности проникновения на него. После доразведки командир группы принимает решение на совершение диверсии, затем определяет порядок проникновения на объект и способ совершения диверсии, задачи исполнителей, сигналы управления и связи, пути и порядок отхода, пункты сбора.

Средствами совершения диверсий могут быть самодельные взрывные устройства, штатная минно-взрывная техника своей армии или армии противника, а также специальная диверсионная техника промышленного производства. Кроме того, для диверсий партизаны используют средства механического повреждения объектов, их поджога, затопления и т.д. Наиболее предпочтительными из всех диверсионных средств являются мины замедленного действия (МЗД) и радиоуправляемые мины (фугасы).

При проведении диверсий, как и вообще при ведении боевых действий, партизаны должны избегать шаблонов, проявлять хитрость и изобретательность. Вот всего два примера нестандартных действий, приведших к значительным успехам. Летом 1937 года испанским партизанам, действовавшим в глубоком тылу фашистских войск, удалось взорвать сильно охранявшийся автомобильный мост миной, установленной в полевой кухне, «случайно» отцепившейся от армейского грузовика.

В октябре 1943 года советские партизаны сумели взорвать железнодорожный мост, применив своеобразную «торпеду» — мотодрезину, нагруженную взрывчаткой и установленными для маскировки чучелами немецких офицеров.

В ЗАВИСИМОСТИ от конкретных условий партизанское формирование может базироваться на определенной территории или совершать непрерывные рейды по тылам противника.

Базирование партизан может быть организовано на территории, контролируемой партизанами, на территории, контролируемой противником, или на неконтролируемой территории. Для обеспечения живучести партизанской базы нужно создавать основную базу, 1–2 запасных и 1–2 ложных.

Основная база — это специально оборудованный участок местности, где партизаны будут находиться длительное время. Здесь сооружаются землянки для бойцов, оружейные и продовольственные склады, госпиталь, укрытия для транспортных средств и инженерные сооружения для обороны базы.

Под запасной базой подразумевается заранее оборудованный район местности, куда при необходимости перебазируется партизанское формирование. С момента перехода на запасную базу она становится основной. Запасных баз может быть несколько, но оборудованы они должны быть точно так же, как и основная. Точное местонахождение запасных баз должно быть известно только командованию партизан.

Создание ложных баз является необходимым мероприятием, способствующим введению противника в заблуждение. Обычно ложные базы создаются в тех же районах, где находятся основная и запасные базы — это увеличивает живучесть последних.

Очень важное значение для сохранения боеспособности партизанского отряда имеет тщательная и своевременная организация охраны и обороны района базирования. Поэтому целесообразно в каждом партизанском формировании разработать свой план охраны и обороны, где определяются задачи, силы и средства для этой цели, а также конкретные способы действий при нападении.

В зависимости от численности партизан на дальние подступы к базе (от 10 до 15 км) высылаются разведывательные подразделения в виде дозоров и групп; на ближних подступах (от 3 до 4 км) действуют сторожевые заставы, посты или отдельные дозоры, секреты и часовые. Сторожевое охранение должно надежно прикрывать все дороги и тропы и обеспечить круговое наблюдение.

У наиболее важных объектов организуется непосредственное охранение, особое внимание при этом уделяется охране командования, штаба со средствами связи, складов и транспортных средств. Внутри самого района базирования должны действовать патрули и дозоры. Также сооружаются различные минно-взрывные и проволочные заграждения.

В то же время, несмотря на самые совершенные укрепления, стационарные базы не могут гарантировать безопасности при длительном нахождении в них — соответственно, наиболее целесообразным является совершение рейдов по вражеским тылам.

Рейд представляет собой организованное передвижение партизанского формирования в заранее разведанных районах, сочетаемое с выполнением конкретных боевых задач — налетов, засад и диверсий. Отметим, что рейды требуют тщательной подготовки и хорошего материального обеспечения.

Во время рейдов живучесть партизанских отрядов увеличивается в 4–5 раз, площадь активных действий партизан — в 10–12 раз, а количество объектов воздействия — в 6–8 раз. Это значит, что рейды следует считать одной из активных форм партизанской борьбы не только в прошлом, но и в современных войнах.

И. Г. Старинов в курсе лекций «Партизанское движение в Великой Отечественной войне», подготовленном им в 1949 году для Академии им. Фрунзе, писал о рейдах советских партизан так:

«Основные задачи рейдов: развитие партизанского движения в новых районах; политическая работа среди населения; удары по важным объектам тыла противника, в основном по коммуникациям; непосредственная помощь советским войскам; выход из-под удара противника; разведка и насаждение агентуры; разгром мелких гарнизонов противника; уничтожение предателей.

В условиях минувшей войны, когда противник обладал огромным парком автомобилей, тысячами самолетов и танков, советские партизаны, опираясь на население, умело используя местность и время года, совершали в тылу врага рейды большими отрядами и малыми группами на большие расстояния.

Первые значительные рейды совершили минские партизаны зимой 1941/42 года. Был организован конный транспорт из 1000 саней, объединены мелкие отряды и двинуты по районам области. Рейдирующие отряды по пути громили немецкие гарнизоны и наводили на врага панику. Первое время немецкое командование приняло рейдирующие отряды за части Красной Армии. Рейды продолжались 3–4 месяца.

В мае — июне 1942 года отряд Линькова совершил блестящий рейд из района Лепеля в Пинские болота, оказавший большое влияние на усиление боевой деятельности партизан и охват диверсией новых районов.

Рейды из брянских лесов на Правобережную Украину осенью и зимой 1942 года совершили соединения Ковпака и Сабурова. Впоследствии такие же рейды совершили и другие украинские соединения.

Смелый рейд по степной полосе Украины совершило конное соединение Наумова численностью более 500 всадников. Оно прошло за 65 суток 2396 км. В 1943 году соединение Мельника совершило рейд в сложных условиях весны, осени и зимы».

Наибольшее количество рейдов совершило соединение С. А. Ковпака. Во время рейда на Карпаты оно пустило под откос 19 эшелонов, взорвало 14 железнодорожных мостов протяженностью 1166 погонных метров и 38 мостов на автомобильных дорогах протяженностью 2369 метров, уничтожило несколько разных складов, в том числе и горюче-смазочных материалов, роздало населению более 1000 тонн продовольствия.

За время рейдов с 5 января по 18 августа 1944 года партизаны под командованием П.П. Вершигоры прошли по основному маршруту через Польшу, УССР и БССР 4150 км, уничтожили 24 эшелона, 11 паровозов (не считая результатов действия мин замедленного действия), 227 автомобилей; подорвали 10 железнодорожных мостов и 61 мост на шоссе, 15 заводов и 2 электростанции; занимали города и поселки Горохув, Цеханув, Тарногруд, Улянув, Кшишув, Краснобруд, Станиславчик, Лопатин, Снув, Турец, Каменка, Мосты; форсировали реки Неман, Березина, Шара, Свислочь, Днепро-Бугский канал, Горынь, Стоход, Западный Буг.

Всего отряды и соединения Ковпака прошли по разным маршрутам в тылу врага за 2 года более 20.000 км.

Уникальный рейд совершило соединение подполковника Шукаева, который 20 июля 1943 года с пятью группами общей численностью 52 человека был выброшен в леса в 15 км севернее Нежина, откуда через Западную Украину и Польшу прошел в Чехословакию в район Попрад и был там до соединения с Красной Армией. Соединение Шукаева быстро росло, его численность иногда достигала 2800 человек. Только по маршруту это соединение прошло 4860 км, а с выходами на операции до 10700 км. За время рейда соединение пересекло 23 железные дороги и 22 шоссе, произвело 832 диверсии и 194 крушения.

При подготовке к рейдам разрабатывались их планы по этапам и подготавливалось материальное обеспечение. Необходим особенно подробный план первого этапа рейда. План составлялся на основе полученной задачи и охватывал следующие вопросы: задачи рейда; подробный маршрут первого этапа и ориентировочный маршрут всего рейда; агентурная и войсковая разведка; политическое обеспечение; материальное обеспечение; медицинское обеспечение; боевые операции по этапам; иногда — взаимодействие с войсками.

План рейда сохранялся в строгом секрете. Все знали, что идут в рейд, но никто, кроме командования, не знал — куда и как.

Наибольшие трудности для значительных партизанских отрядов представлял переход через водные преграды, автомобильные и железные дороги, особенно когда они усиленно охранялись противником. Так, весной 1943 года соединение Ковпака не смогло перейти через железную дорогу Калинковичи — Гомель и вынуждено было изменить маршрут.

Организованность и дисциплина, высокий моральный уровень, правильный выбор маршрута с учетом всех факторов, в том числе и отношения населения, соблюдение скрытности и введение противника в заблуждение — основа успеха. Введению противника в заблуждение часто способствовала народная молва, превращая партизанские отряды в регулярные части Красной Армии.

Умелое применение партизанами диверсионной техники в сотни раз увеличивало их боевые возможности, особенно в рейдах.

Маневр, быстрота движения, преодоление болот, лесов и гор, способность внезапно появляться и исчезать, действия мелкими группами, военная хитрость, умелая разведка и контрразведка — основы тактики рейдовых отрядов. Это — обязательные требования при подготовке отрядов к налетам на крупные и важные объекты врага, подрывам больших железнодорожных мостов, комбинированным налетам на группы мостов, одновременному массовому минированию с задачей прекратить движение на железнодорожном узле, к налетам на аэродромы, административные центры и т.д.

Основная задача рейдирующего соединения — внезапно выйти к цели и нанести удар, избегая ненужных боев, приводящих к увеличению числа раненых и уменьшению способности к маневру.

Радиосвязь в рейдах является одним из главных условий успеха. Снабжение отрядов радиотехникой только для передач на ключе на большое расстояние (связь с Большой землей) и отсутствие радиосредств для связи между отрядами по микрофону значительно сужало возможности маневрирования и оперативность отрядов.

Численность рейдирующего отряда зависела от задачи, географических условий, тыловой обстановки. Рейды совершали и группы из 5–8 человек, и отряды, и соединение отрядов до нескольких тысяч человек. Были успешные глубокие рейды мелких групп даже на юге в безлесных районах.

Колонна большого отряда мало чем отличалась от походной колонны стрелковых войск.

Движение вне партизанского края, как правило, происходило ночью. Обоз, медицинская часть и артиллерия находились в центре колонны. Были случаи, когда соединение двигалось несколькими колоннами по параллельным маршрутам.

Днем, когда действует разведывательная и боевая авиация врага, движение отрядов вне обширных лесов часто было невозможно. Маскируясь и занимая круговую оборону, выставляя засады и заставы, отряды днем отдыхали в рощах, балках или населенных пунктах вдали от основных автомобильных дорог. Зимой дневки устраивались преимущественно в населенных пунктах.

Задача застав и засад, выставляемых в 4–6 км от расположения соединения, — заставить противника развернуться как можно дальше от места стоянки, выяснить силы врага, дать возможность отряду принять нужные меры. Оборона больших отрядов — круговая. При организации обороны учитывалась возможность нескольких вариантов выхода с места дневки.

Большое значение имел резерв, в котором оставляли до 1/3 боевого состава. Назначение резерва — прорыв окружения, если бы противнику удалось окружить партизан.

Вдали от расположения отряда обычно действовали отвлекающие диверсионные группы и разведка.

Стоянки дольше дня в одном месте допускались, если противник не нащупал отряда или не располагал достаточными силами для наступления.

Большие отряды при переходе через железные и автомобильные дороги выставляли по сторонам заслоны и засады различной силы в зависимости от величины отряда (соединения) и от силы и средств ожидаемого противника. Чаще всего это была подрывная команда автоматчиков с несколькими противотанковыми ружьями. Большие соединения иногда посылали подразделения с артиллерией.

При переходе железных дорог широко применялись мины, закладываемые впереди застав. Когда поезд подрывался на мине, автоматчики заслона иногда добивали живую силу, оставшуюся после крушения, захватывали или уничтожали перевозимые грузы. Некоторые командиры применяли двойные заставы для непосредственного охранения:

а) в 1,5–2 км в обе стороны от места перехода;

б) диверсионные группы в 3–5 км от переезда, а иногда и на смежные перегоны, т.е. на 10–15 км.

Двойные заслоны применялись рейдирующими соединениями при наличии на данной дороге бронепоездов, которые надо было подрывать на таком расстоянии, чтобы огонь их артиллерии не достигал места перехода дороги партизанами.

Крупным соединениям легче совершать рейды зимой, чем летом. В длинную зимнюю ночь партизаны совершали на санях нормальные марши на 40–50 км, а форсированные и на 70–80 км. Зимой, ввиду короткого дня, мало действенна авиация противника. Даже когда противнику удается наладить разведку и связь, то на перегруппировку сил у него уходит все светлое время, а ночью партизаны опять неуловимы. При глубоком снежном покрове затрудняется работа автомобильного транспорта. Заставы и засады заставляют противника развернуться в 4–6 км от расположения отряда. Партизаны успевали организовать оборону, задерживали врага до ночи и уходили из-под удара.

Вот другой пример рейдов — уже повстанческих. Весной 1958 года кубинские партизанские отряды под командованием Рауля Кастро, Камило Сьенфуэгоса и Эрнеста Че Гевары, пройдя с боями несколько сот километров, распространили восстание на всю территорию Кубы, что вскоре привело к падению режима Батисты.

Исходя из опыта кубинских повстанцев, обобщенного позднее Че Геварой, при подготовке рейдов следует заранее установить связи с подпольем в районах, через которые придется двигаться партизанам, либо создать его заново. Необходимо произвести разведку маршрутов движения во всех возможных направлениях. Нужно подготовить оружие, снаряжение, транспорт и создать запасы продовольствия, боеприпасов, а также горючего (если партизаны используют автотранспорт) или фуража (при использовании лошадей или других вьючных и ездовых животных). Такие запасы необходимо подготовить и на маршрутах движения. Для расчетов с местным населением партизанские отряды, выходящие в рейд, необходимо снабдить деньгами (либо другими платежными средствами).

Для того чтобы исключить утечку информации, в ходе подготовки к рейду осуществляется комплекс контрразведывательных мер, включая активное дезинформирование противника.

В ходе движения партизаны стремятся как можно сильнее запутать противника, стараясь оставить его в неведении относительно истинного маршрута движения и конечной цели рейда. В настоящее время для скрытия маршрутов движения и организации охранения рейдирующих партизанских отрядов могут использоваться такие методы, как осуществление диверсий с применением мин или зажигательных устройств замедленного действия, установленных с большим сроком замедления, вывод из строя проводных линий связи, глушение рабочих частот радиостанций противника, использование для передвижения рейсовых автобусов, грузовых и пассажирских поездов и т. д. Во всех населенных пунктах, находящихся на маршруте, партизаны стараются по возможности плотно работать с населением, осуществляя комплекс мер, описанный выше. Помимо создания партизанской инфраструктуры, это позволяет компенсировать за счет добровольцев потери, понесенные в ходе рейда.

В районах, где партизаны сразу же получат заметную поддержку населения, может оставаться группа организаторов, снабженная всем необходимым, а основной отряд двигается дальше, вплоть до возвращения на опорную базу либо до достижения конечной цели маршрута (вновь созданного партизанского района или опорной базы).

Партизанские отряды, действующие в городах, должны решать строго определенные задачи, ограниченные по масштабу, являясь, фактически, разведывательно-диверсионными группами. Это обусловлено тем, что по своим условиям (высокая плотность населения, густая транспортная сеть, активная деятельность полиции и контрразведки и т. д.) города, а также пригородная зона, являются самой неблагоприятной местностью для ведения партизанской войны.

Основные задачи, решаемые подобными отрядами, сводятся к следующему: уничтожение представителей власти, военных, полицейских, а также пропагандистов правящего режима; экспроприации; саботаж и диверсии; охрана акций гражданского неповиновения; разведка.

В практике городских повстанцев существует два основных варианта организации городских партизанских отрядов. В первом случае все бойцы находятся на нелегальном положении; во втором — партизаны ведут обычный образ жизни, меняя его лишь при осуществлении операций.

Оба варианта имеют свои достоинства и недостатки. Так, при постоянном нахождении на нелегальном положении партизаны вынуждены использовать фальшивые документы, что многократно увеличивает угрозу провала. При нахождении на полулегальном положении резко снижается интенсивность боевых действий. Поэтому на практике городские партизанские отряды обычно состоят как из нелегалов, так и из людей, ведущих двойную жизнь. Для снижения вероятности провала партизаны, действующие в городах, должны строго соблюдать правила конспирации, внешне ничем не выделяясь из основной массы населения. В случае опасности разоблачения партизаны покидают город и уходят в районы, контролируемые партизанской армией.

Вооружение городских партизан чаще всего отличается от вооружения, используемого партизанами в других районах. Здесь главным требованием является возможность скрытого ношения и укрытия в тайниках. Поэтому городские партизаны должны быть вооружены, главным образом, пистолетами и малогабаритными автоматами (пистолетами-пулеметами), ручными гранатами, зажигательными средствами и ВВ. В некоторых случаях оказывается эффективным применение обрезов охотничьих ружей и холодного оружия.

При проведении террористических актов, саботажа и диверсий городские повстанцы стремятся к массовому их осуществлению, так как только массированная атака позволяет парализовать работу правительственных учреждений, банков, СМИ, правоохранительных органов и спецслужб и приносит должный военный и пропагандистский эффект.

Карлос Маригелла в книге «Городская герилья», говоря о качествах городского партизана, писал: «Городской партизан должен быть смелым и решительным, он должен быть хорошим стратегом. В число необходимых навыков входит умение хорошо стрелять. Необходимы хитрость и осмотрительность — эти качества компенсируют нехватку оружия, амуниции и снаряжения. Армия и полиция, которые служат правительству, имеют современное оружие, современные машины и средства мобильной доставки личного состава. В их распоряжении — все возможности находящегося у власти режима. Городской партизан таких возможностей не имеет — он действует в подполье.

Качества городского партизана — инициатива, быстрота реакции, гибкость, способность к использованию различных средств, имеющихся в его распоряжении, и присутствие духа. Прежде всего нужно развивать в себе способность к инициативе. Понятно, что все варианты развития ситуации предвидеть невозможно, но все же недопустимы случаи, когда городской партизан не знает, что ему следует делать, поскольку он «не получил соответствующих распоряжений». В любом случае его долг — действовать и самому находить для каждой появляющейся проблемы соответствующее решение, не пытаясь от этого уйти. Действие, пусть и сопровождаемое ошибками, всегда лучше бездействия, вызванного стремлением избежать ошибок. Без инициативы городская герилья невозможна. Помимо этого, городскому партизану необходима хорошая физическая подготовка. Он должен уметь переносить усталость, голод, дождь и жару, он должен уметь стоять на посту. Необходимы умение скрываться, использовать средства маскировки, прятаться, переодеваться и в то же время способность не бояться опасности, глядя ей в лицо. Городской партизан должен быть способен действовать вне зависимости от времени суток, днем и ночью, без вызванного этим обстоятельством особого перенапряжения. Нужно иметь безграничное терпение, всегда сохранять спокойствие и контролировать свои нервы даже при крайне неблагоприятных обстоятельствах и в безвыходных ситуациях. Большое внимание необходимо уделить тому, чтобы не оставлять после себя улик или следов, дающих возможность его обнаружения противником. Но прежде всего — городской партизан никогда не должен отчаиваться. Нередко товарищи, столкнувшиеся с трудностями, которые кажутся им непреодолимыми, оставляют ряды участников городской герильи.

Конечно, деятельность городских партизан — это не работа по контракту. Они отличаются и от исполнения обычных трудовых обязательств, и от театрального представления. Нужно помнить, что участие в городской герилье, как, впрочем, и в любой партизанской войне, независимо от места, это обязательство, которое каждый человек принимает на себя сам. Если он не в состоянии справляться с трудностями, если у него нет необходимого терпения и способности ждать — без нервных срывов и без приступов отчаяния, тогда ему лучше (для него самого) воздержаться от взятия на себя такого обязательства. Это же относится и к людям, которым очевидно не хватает самых элементарных навыков, необходимых для участника городской герильи».

ЗНАЧЕНИЕ разведки ни в коем случае нельзя недооценивать, разведка предшествует каждому шагу партизана. Партизаны могут нанести поражение регулярной армии только в том случае, когда им удается захватить и удержать инициативу, а это возможно только тогда, когда партизаны владеют максимально полной и точной информацией о противнике.

«Разведка предопределяет и ход действий партизан; последние редко могут открытой силой создать наивыгоднейшее исходное положение и только используют моменты в обстановке, руководствуясь данными разведки. Огромное значение имеет и скрытность разведки; последняя настолько разнообразна в своих формах и приемах, что не всегда подходит даже под понятие соприкосновения с противником» (П. Каратыгин).

В партизанской борьбе разведка является одним из важнейших видов боевой деятельности. Разведка представляет собой мероприятия руководства партизан, их штабов и действия самих бойцов, проводимые для добывания информации об уже действующем или потенциальном противнике, составе его сил, местоположении, особенностях действий и намерениях, а также и о местности в районе базирования, на маршрутах движения и в районах выполнения боевых задач.

По своей сути разведка есть вид оперативного обеспечения партизан. К силам и средствам разведки относятся разведывательные подразделения, обычные подразделения, выделяемые из состава партизанского отряда, и агентура. Способами ведения разведки являются наблюдение и слежение за противником, фотографирование, подслушивание, налеты, засады, ведение разведки боем, получение информации от местных жителей, допрос пленных и перебежчиков, изучение трофейных документов; могут использоваться также радиоперехват и пеленгование.

Тактическая разведка — это действия разведывательных подразделений, выделяемых для этой цели партизанским отрядом. Небольшая партизанская группа выделяет наблюдателей и разведывательные дозоры (2–3 человека); партизанский отряд отряжает для этой цели отдельных наблюдателей, наблюдательные посты и дозоры (5–6 человек) или разведывательные группы (10–12 человек).

Оперативной разведкой называются действия разведгрупп специального назначения и агентуры. Такие группы высылаются от отряда на расстояния до 100 км и более с задачей ведения разведки дальних объектов противника и выведения их из строя путем диверсий. В состав группы обычно входят специалист по войсковой разведке, один или два оперативника по агентурной работе и два-три диверсанта.

В свою очередь стратегическая разведка подразумевает исключительно агентурную работу (хотя использование агентуры, конечно, не исключается и на тактическом, и на оперативном уровнях). Эту работу ведут заранее подготовленные или завербованные во время разведывательных операций агенты. Отметим, что именно агентурная разведка позволяет партизанам проникать в карательные органы противника, спецслужбы, административные учреждения.

Учитывая исключительную важность агентурной разведки, руководство ею осуществляет либо сам командир партизанского формирования, либо его заместитель по разведке (или контрразведке).

Агентурная разведка в тактических целях ведется в населенных пунктах и на маршрутах движения. Основными объектами служат вражеские военные и экономические объекты, карательные органы и местная администрация.

В оперативном масштабе агентурную разведку ведут в основном крупные партизанские формирования. Задачи здесь такие: добывание информации о составе, вооружении и специфике действий регулярных частей и карательных сил противника на основных операционных направлениях, о перемещении различных частей противника, грузов и живой силы разными видами транспорта, о маскировочных мероприятиях врага.

На стратегическом уровне агентурная разведка должна устанавливать состав и характер действий вражеских сил на стратегически важном участке театра военных действий, местоположение важнейших военных объектов, командных пунктов, баз снабжения и оборонительных рубежей.

Жизненно важным видом деятельности партизан является контрразведка. Контрразведкой называется комплекс мер по борьбе с агентурой противника и его войсковой разведкой. В целом контрразведывательные мероприятия включают установление режима в районе базирования и на маршрутах движения партизанского формирования, охрану и оборону объектов жизнедеятельности партизан, а кроме того, маскировку, дезинформацию, борьбу с лжепартизанскими отрядами, конспирацию и собственно контрразведку.

Режим на маршрутах движения и в районе базирования устанавливается командиром партизанского отряда и предусматривает установление порядка жизнедеятельности местного населения в партизанских зонах; выдачу специальных удостоверений и установку паролей для взаимного опознавания партизан; запрет на передвижения местного населения и самих партизан в определенных зонах; регулярные проверки документов и пропусков; ограничение работы средств связи и транспорта; введение комендантского часа; установление жесткого контроля за производством, хранением и сбережением оружия, боеприпасов и средств взрывания; охрану сельскохозяйственных участков местных жителей, помогающих партизанам; контроль за распределением и расходованием денежных средств.

Охрана и оборона партизанских объектов включает всевозможные меры по войсковому и оперативному прикрытию объектов жизнедеятельности. При этом особенно тщательно должны прикрываться районы базирования и маршруты движения. Охрана и оборона объектов обычно организуются по трем рубежам: на дальних подступах к объектам (от десяти до пятнадцати километров), на ближних подступах (от трех до четырех километров) и непосредственно у жизненно важных центров. С этой целью партизанское формирование выставляет сторожевое охранение, секреты, дозоры, патрули и часовых.

Маскировка представляет собой один из эффективных способов введения противника в заблуждение, поскольку позволяет скрыть партизанский объект от всех видов наблюдения противника, изменить внешний вид объекта, убрать демаскирующие признаки, создать помехи для технических средств и разведки противника и тем обеспечить живучесть партизанского формирования. Маскировка должна соблюдаться не только в масштабе партизанского отряда, но и каждым бойцом в отдельности.

Под дезинформацией подразумевается активное скрытное продвижение специально подготовленной информации с целью ввести противника в заблуждение и побудить его к желаемым решениям и действиям. Это может быть полное искажение сведений о каком-либо объекте, частичное искажение информации, а может быть и подготовка полностью достоверных сведений, которые, однако, будут восприняты противником как ложные.

Конспирация предполагает сохранение в тайне от спецслужб противника и от отдельных лиц любой информации о деятельности партизан. Конспирация должна строго соблюдаться на всех уровнях — от устного распоряжения и подготовки штабной документации до действий отдельных подразделений.

Собственно контрразведка включает в себя комплекс мер по борьбе со шпионажем, предотвращению измены, борьбе с экстремистскими элементами, дискредитирующими партизанское движение, проверке лиц, зачисляемых в партизанский отряд, обеспечению безопасности партизанского руководства, участию в дезинформации противника, а также выполнение специальных заданий руководства.

Чаще всего в партизанских формированиях контрразведывательную работу выполняют подразделения разведки или отдельные их сотрудники, поскольку на вражеской территории разведывательные и контрразведывательные задачи часто взаимосвязаны.

Основными поставщиками информации являются резиденты, агенты и доверенные лица, которые замыкаются на заместителя командира по разведке или контрразведывательную секцию партизанского штаба.

ВАЖНОЙ составной частью партизанства является его морально-психологическое обеспечение. Это система мероприятий, направленных на формирование и поддержание высокого морального духа, соблюдение дисциплины и установленного правопорядка, на сплочение боевого коллектива партизанского отряда, а также осуществление информационно-психологического воздействия на противника. При этом используются все доступные средства — печать, телевидение, радио, Интернет.

Целями морально-психологической подготовки партизан являются: утверждение в сознании бойцов таких моральных ценностей, как патриотизм, чувство долга, дисциплинированность, честность и т.д.; формирование необходимых для участия в партизанской борьбе морально-волевых качеств, обеспечивающих психологическую устойчивость бойцов в любой обстановке (стойкость, самообладание, самоотверженность); развитие норм и правил взаимоотношений внутри формирования, без которых невозможно существование и боевая деятельность боевого коллектива (товарищество, взаимовыручка, уважительное отношение к командирам и подчиненным).

Морально-психологическая подготовка есть самостоятельная задача обучения и воспитания партизан. Она проводится в процессе повседневной и боевой деятельности, а также и в ходе таких спецмероприятий, как защита бойцов от психологических операций противника, проведение индивидуального отбора бойцов, проверка новых партизан на выполнении отдельных боевых заданий. Основное методическое руководство и непосредственное проведение такого рода мероприятий осуществляют командиры подразделений и специально назначенные лица.

Классическим и хрестоматийным примером почти идеального «идейного вожака» партизан продолжает служить С. В. Руднев — комиссар партизанского соединения С. А. Ковпака. Это был не только по-настоящему честный и бескомпромиссный человек; он обладал личным обаянием, умел вести за собой людей и, кроме того, будучи профессиональным военным, имел базовую теоретическую партизанскую подготовку, полученную на спецкурсах. В соединении комиссар Руднев пользовался непререкаемым авторитетом и уважением. Его гибель во время Карпатского рейда стала настоящей трагедией для всех партизан соединения.

НАКОНЕЦ, нужно еще упомянуть и о тыловом обеспечении партизан. Оно включает в себя материальное, транспортное, медицинское, бытовое и финансовое обеспечение.

Под материальным обеспечением понимается весь комплекс мер, направленных на удовлетворение потребностей партизан в материальных средствах. Материальные средства — это вооружение и боевая техника, боеприпасы и минно-взрывные средства, продовольствие и медикаменты, которые необходимы для жизни и боевой деятельности партизанского отряда. Источниками пополнения этих материальных средств служат трофеи, захваченные у врага, продукция собственного производства, помощь местного населения, сбор в местах прошедших боев, приобретение через торговую сеть противника и, наконец, поставки с Большой земли (если они есть).

Захват трофеев партизанами традиционно осуществляется с помощью налетов на вражеские склады, базы снабжения, мелкие гарнизоны, административные учреждения и другие объекты противника. Кроме того, для этой же цели могут проводиться засады и диверсии на путях сообщения.

Собственное производство материальных средств обычно имеет место в условиях развитого партизанского движения, когда партизанские силы контролируют значительную территорию и имеют свои партизанские зоны. Прежде всего партизанское руководство стремится наладить производство ручных гранат, мин, взрывчатки, минометов, гранатометов, а в некоторых случаях — и отдельных образцов стрелкового оружия.

Помощь местного населения является наиболее распространенным и доступным способом обеспечения партизан продовольствием, одеждой, обувью, медикаментами, деньгами. В основном же партизанские формирования могут рассчитывать на помощь в виде продовольствия, особенно в начальный период своей боевой деятельности. В то же время партизаны не должны злоупотреблять помощью местных жителей и обязаны расплачиваться за продукты и другие товары или, по крайней мере, выдавать расписки.

Наконец, медицинское обеспечение партизан должно включать лечебно-профилактические, лечебно-эвакуационные, санитарные и противоэпидемические мероприятия. Сюда же относятся и меры по защите от оружия массового поражения.

Вполне естественно, что длительное нахождение в полевых условиях оказывает неблагоприятное воздействие на здоровье бойцов. Кроме того, плохое обеспечение одеждой, обувью, трудности в лечении больных и раненых, недостаток в медикаментах и квалифицированных медицинских работниках также являются обычным, рядовым явлением для партизанской жизни.

Относительно значения медицины в партизанской жизни можно сослаться на авторитетное мнение Че Гевары (напомним, что в отряде Фиделя Кастро он выполнял роль врача) о том, что «роль врача в партизанском отряде велика. В ходе партизанской войны врач оказывает бойцам не только всестороннюю медицинскую помощь. Если необходимо, он борется за спасение их жизни. А если средства, которыми он располагает, оказываются недостаточными, он морально поддерживает пациента своим присутствием, старается по возможности облегчить его страдания. Он не покидает раненого до тех пор, пока тот не будет здоров.

Постановка работы в госпиталях определяется степенью развития партизанских отрядов. В зависимости от этого различается три основных типа организации госпиталей. …Врач, если он имеется, на равных со своими товарищами участвует в жизни отряда. Собственно, это еще один боец, нередко выполняющий те же задачи, что и партизан. Как и все партизаны, он ходит в атаку. Наряду с этим он выполняет трудную и порой совершенно безнадежную задачу по спасению жизни раненого бойца при отсутствии необходимых условий. На этом этапе врач занимает далеко не последнее место в партизанской армии.

Хотелось бы отметить моральное значение присутствия врача в партизанском отряде. Бойцы нередко видят в нем истинного святого отца, несущего им утешение. На человека, который страдает, простая таблетка аспирина, поданная рукой друга, понимающего и разделяющего его страдания, оказывает большое воздействие».

* * *

РОССИЙСКОЕ правительство, продолжая традиции правительства советского, полностью игнорирует изменившийся характер современной войны и потому отвергает все предложения по созданию российских войск специального назначения, хотя предложения в этой области неоднократно поступали. В частности, несколько раз выходил со своими предложениями В. Квачков — один из лучших современных теоретиков и практиков партизанской войны в России, автор небольшой, но очень емкой по содержанию монографии «Спецназ России». Реакции со стороны правительства не последовало, что не является чем-то удивительным.

Для того чтобы оценить, насколько Российская армия отстала от армий западных и, прежде всего от армии Соединенных Штатов, посмотрим, как обстоит дело с подготовкой к «малой войне» у них.

Отметим, что само понятие «партизанская война» полностью укладывается в определение «специальной операции». С точки зрения большинства современных западных военных специалистов, специальные операции представляют собой операции, проводимые специально созданными, подготовленными и оснащенными соответствующим образом военными и полувоенными формированиями для достижения военных, политических, экономических или информационных целей посредством использования так называемых «неконвенционных» военных средств на территории противника, в запретных, недоступных для проникновения или в политически нестабильных районах. Неконвенционные действия включают взаимосвязанные формы и способы партизанской войны, выход с территории, находящейся под контролем противника, и организацию побегов из плена, подрывную деятельность и саботаж, а также другие малозаметные операции, скрытые или тайные по своему характеру. Все взаимосвязанные виды неконвенционных действий могут осуществляться как отдельными лицами, так и коллективно во всех условиях мирного и военного времени. Эти операции ведутся по всему спектру операции вооруженными силами самостоятельно или во взаимодействии с обычными, неспециальными силами.

Складывающаяся военно-политическая обстановка определяет, как проводить специальные операции, исходя из потребности применения скрытых или тайных их форм и способов, необходимости постоянного контроля за их ходом со стороны военно-политического руководства. Специальные операции отличаются от обычных операций вооруженных сил по степени физического и политического рисков, формам и способам ведения автономных действий, зависимости от детальных разведданных и местных условий и возможностей.

Специальные операции стали неотъемлемой частью военных кампаний на театрах военных действий по всему спектру операций вооруженных сил. В то время как ряд специальных операций может проводиться самостоятельно на отдельно взятом театре или в интересах обеспечения национальных приоритетов, большинство специальных операций предназначено и проводится для развития вероятного успеха в ходе военной кампании на театре военных действий. Специальные операции обычно дополняют действия вооруженных сил.

Успешное ведение специальных операций основывается на личном мастерстве военнослужащих и профессиональной подготовке подразделений с применением множества специальных, неконвенционных боевых приемов, характеризующихся адаптацией к условиям обстановки, а также импровизацией, новизной и способностью полагаться на собственные силы.

Небольшая численность, особенности подготовки и самодостаточность (на короткие промежутки времени) боевых подразделений сил специальных операций дают возможность реагировать соответствующим образом на возникающие угрозы и вызовы. В то же время подобное, дозированное применение военной силы не влечет за собой усиление степени политической ответственности за данные действия или возможности эскалации конфликта, что сопровождается в соответствии со сложившейся практикой задействованием значительно больших по численности обычных сил, использование которых невозможно скрыть.

Специальные операции могут проводиться с целью прямого боестолкновения с противником, как, например, при проведении рейда по уничтожению военных коммуникационных узлов. Они также могут оказывать косвенное воздействие на противоборствующую сторону путем организации, подготовки и обеспечения местных формирований соседнего с ней государства через укрепление его обороноспособности, а с помощью психологических операций — получать необходимую идеологическую поддержку со стороны местных военно-политических кругов и населения. В любом случае достигнутые результаты несопоставимы с малой численностью задействованных частей и подразделений.

Отличительной чертой современных специальных операций является их совместный характер. Хотя они могут проводиться в рамках одного вида вооруженных сил, обычно они требуют объединения и взаимодействия видов и родов войск.

Несмотря на то, что специальные операции ведутся по всему спектру действий вооруженных сил, цели и задачи специальных операций могут быть сконцентрированы на стратегическом, оперативном и тактическом уровнях в зависимости от складывающейся военно-политической обстановки на театре военных действий.

Военно-политическое руководство страны определяет задачи по достижению целей национальной стратегии и санкционирует применение необходимой военной силы для их реализации, в том числе силами специальных операций, действия которых в этих случаях контролируются на самом высоком уровне.

Как правило, специальные операции нацелены на решение стратегических и оперативных задач, однако они могут проводиться для обеспечения действий обычных сил и на тактическом уровне.

Специальным операциям свойственен ряд характерных признаков, которые в совокупности отличают их от обычных действий. Специальные операции могут планироваться и проводиться с целью оказания влияния на руководство какой-то страны, чтобы создать условия обстановки, благоприятные для стратегических целей и задач США. В то же время они носят в основном наступательный характер с высокой степенью физического и политического рисков и ведутся по очень высоким целям, часто ограниченными временными рамками. Данные операции основываются на внезапности, безопасности своего личного состава, решимости и введении противника в заблуждение. Кроме того, эффективность специальных операций достигается скрытым характером их проведения. Поэтому в силу перечисленных выше факторов успех в этих операциях достигается только с первой попытки.

Специальные операции требуют тщательного оперативного планирования, подробных разведданных и знаний культурных и языковых особенностей района предстоящих действий. Жесткая боевая подготовка и отработка предстоящих действий является неотъемлемой частью успешного проведения специальных операций.

Специальные операции часто ведутся на больших удалениях от оперативных баз. Для них характерно использование современных систем связи и средств доставки выделенных сил по воздуху к местам назначения, средств поддержки и эвакуации для проникновения на территорию и возвращения с территории, удерживаемой противником, находящейся под усиленной охраной или отличающейся политической нестабильностью. Специальные операции требуют особого и точечного применения военной силы, что вызывает потребность в разработке, закупке и применении особого вооружения и снаряжения, стандарты которых отличаются от общепринятых стандартов министерства обороны.

Исторический опыт, когда отдельные подразделения успешно решали задачи стратегического или оперативного значения, подтвердил необходимость создания частей и подразделений, сочетающих в себе специально подготовленный личный состав, специальное оружие и снаряжение и специальную тактику действий, не имеющих аналогов в обычных войсках. Это позволяет применять неконвенционные способы противоборства, к отражению которых противник чаще всего бывает не готов.

Обычные войска не проходят специальную подготовку, их организация и вооружение не предназначены для ведения специальных операций. Любые значительные изменения в их предназначении неизбежно скажутся на способности эффективно реагировать на широкий спектр угроз. Потребность и возможность наносить удары небольшим количеством личного состава по стратегическим и боевым целям привели к созданию специальных подразделений, обладающих специфичными, четко сфокусированными возможностями.

Силы, особо выделенные для проведения специальных операций, включают силы специальных операций сухопутных войск, состоящие из регулярного (по американской терминологии — активного) компонента, Национальной гвардии и резервного компонента, включая войска специального назначения, части и подразделения рейнджеров, армейского авиационного специального назначения, подразделения психологических операций, связи с гражданской администрацией; силы специальных операций ВМС (активного и резервного компонентов), состоящие из групп специального назначения, включающих разведывательно-диверсионные отряды, отряды специальных транспортировочных средств, эскадры катеров специального назначения, патрульные катера для действий в прибрежной зоне; силы специальных операций ВМС (активного и резервного компонентов), включающие части и подразделения специальных операций, группы специальных операций, подразделения психологических операций, а также подразделения по оказанию помощи в укреплении внутренней обороны иностранных государств.

Силы специальных операций наилучшим образом приспособлены для ведения подавляющего большинства специальных действий. Тем не менее, в ряде случаев для проведения какой-то специальной операции могут привлекаться и обычные силы. Не обученные по своей сути подобным действиям, они должны пройти усиленную подготовку и получить необходимое снаряжение для поддержки или проведения специальной операции по выполнению какой-то особой задачи. Они могут включать выделенные надводные, подводные и авиационные силы и средства ВМС, части и подразделения от морской пехоты, дислоцированные на кораблях, а также воздушно-наземные тактические группы передового базирования, такие, как экспедиционная бригада морской пехоты, изначально приспособленная к ведению специальных действий.

При анализе роли и значения специальных операций был сделан вывод о том, что, несмотря на их постоянно растущую значимость, войны ими все же не выигрываются; специальные операции способны лишь усиливать и дополнять действия обычных сил. Несмотря на их способность вести самостоятельные действия и решать задачи по выводу из строя или уничтожению ключевых объектов противника, они не могут рассматриваться изолированно от действий обычных сил. По мере перерастания конфликта в боевые действия грань между обычными специальными операциями и, к примеру, войсковой разведкой становится трудноразличимой.

Следует отметить, что все перечисленные формы специальных действий (или некоторые из них) могут осуществляться как одновременно, так и последовательно, а также изолированно друг от друга по времени и месту. В большинстве случаев специальные действия реализуются в комплексе и взаимно дополняют друг друга. Более того, в них могут принимать участие спецформирования различного назначения. В то же время каждый из компонентов спецформирований может привлекаться для решения задач различных форм боевых действий. Но их главная цель, по мнению западных специалистов, «обеспечить стратегическую внезапность, высокую эффективность разведывательно-диверсионного и подрывного воздействия, широкий маневр по фронту и в глубину с решением отдельных задач при помощи агентуры, повстанцев и партизан».

Однако совершенно очевидно, что каждой из этих форм специальных действий присущи свои особенности и отличительные черты, а каждый компонент войск специального назначения выполняет, как правило, наиболее типичные для него задачи. Подразделения специального назначения сухопутных войск западных стран, бесспорно, являются наиболее универсальными по своему использованию структурами специального назначения.

В полевых уставах ведущих государств сформулированы их задачи как в стратегических, так и в оперативно-тактических операциях.

Основными задачами подразделений специального назначения в стратегических операциях являются: действия против повстанческого движения; ведение партизанской войны (организация и осуществление актов саботажа, диверсий, вывод из строя особо важных объектов, убийство и похищение политических и военных деятелей); организация побега из плена своих военнослужащих, освобождение заложников, вывоз особо ценного имущества; нарушение работы тыла и коммуникаций вооруженных сил противника; ведение разведки в интересах стратегического командования.

Специальные операции в интересах обеспечения действий войсковых соединений и частей в тактическом звене планируются на оперативно-тактическом уровне (командир армейского корпуса — дивизии).

К задачам специальных войск в оперативно-тактических операциях относятся нападение на военные базы и места сосредоточения войск противника в пределах операционного направления; освобождение своих военнопленных; уничтожение старшего командного состава войск противника; организация ложных нападений с целью введения противника в заблуждение и экономии сил своих войск; нарушение работы оперативного и войскового тыла, линий коммуникаций и путей маневра; захват и уничтожение важных объектов войскового управления и средств ядерного нападения; агентурная и войсковая разведка; рейды и засады на путях выдвижения вторых эшелонов и резервов противника.

Ответственность за всестороннее обеспечение специальных операций возлагается на командующего (командира), осуществляющего непосредственное оперативное управление в ходе их проведения.

Специальные операции в зависимости от складывающейся международной обстановки и целевых установок могут проводиться в форме разведывательно-диверсионных и специальных действий; подрывных действий с использованием специальной тактики; действий по обеспечению внутренней безопасности государств.

В ходе партизанских действий, направленных на свержение неугодного режима в какой-либо стране, подразделения спецназа организуют, осуществляют подготовку и руководство местными повстанческими отрядами, определяют потребности в оружии и военной технике, принимают активное участие в их доставке и распределении, планируют действия местных сил, непосредственно участвуют в самых важных подрывных мероприятиях. Действия групп специального назначения в ряде случаев обеспечиваются армейской авиацией специального назначения, подразделениями ВВС, формированиями психологических операций и по связи с гражданской администрацией.

Ведение противоповстанческих (противопартизанских) операций предполагает аналогичные действия, которые проводятся в комплексе с экономическими, политическими и идеологическими мерами. Боевое использование «зеленых беретов» в конфликтах среднего и высокого уровня отличается большими масштабами и привлечением значительных сил и средств.

Мировой опыт свидетельствует о том, что процесс подготовки и ведения партизанской (противопартизанской) войны может быть подразделен на несколько стадий: политическая и психологическая подготовка партизанской войны; контакты представителей спецподразделений с будущими местными руководителями партизанского движения и подполья, а также с нелегально действующими агентами разведки; проникновение специалистов спецподразделений в район будущих партизанских действий; организация партизанского движения; развертывание партизанской войны; использование партизанских сил; централизация руководства партизанским движением; роспуск партизанских формирований после завершения боевых действий.

Совершенно особое место в специальных действиях занимают подразделения типа «рейнджерс». Наиболее распространенным способом их специальных действий являются рейды. К ним относятся действия, характеризующиеся скоротечностью, внезапностью ударов, наносимых по жизненно важным объектам с целью вывода их из строя или полного уничтожения. Успех рейдов обеспечивается стремительным передвижением этих подразделений по определенному маршруту, широким использованием маневра и быстрым выходом из боя. Осуществление рейдов, как правило, не предусматривает захват и удержание объектов на территории противника. Отличительная особенность действий рейнджеров от действий «зеленых беретов» заключается в их продолжительности: рейды рейнджеров скоротечны и предусматривают выход на свою территорию после выполнения поставленных перед ними задач. Обычно рейды проводятся ночью с целью уничтожения важных государственных, экономических или военных объектов, нарушения линий коммуникаций, физического устранения или похищения известных политических лидеров и военных деятелей.

Ведение разведки силами рейнджеров предполагает определение точных координат стационарных и подвижных целей, обозначение их радиомаяками для последующих ударов по ним авиацией или силами флота, а также добывание разведывательной информации о дислокации, численном составе и вооружении военных и полувоенных формирований противника. Батальоны и роты типа «рейнджерс» могут быть использованы в качестве легких пехотных подразделений для оказания содействия группам спецназа. Они действуют самостоятельно или совместно с подразделениями спецназа и формированиями местных союзников.

Другая форма специальных действий, использующих спецподразделения, — психологические операции, которые проводятся в ходе реагирования на кризисы или в конфликтах всех уровней и преследуют следующие цели: оказать помощь правительству конкретной страны пребывания в завоевании поддержки в массах и в подрыве позиций и влияния организаций и партий — противников режима; не допустить распространения негативных настроений и создать представление о бескорыстии своей помощи.

Основные функции в осуществлении операций этого типа возлагаются на специальные части и подразделения психологических операций, которые преднамеренно введены непосредственно в структуру спецназа и могут как действовать самостоятельно, так и придаваться этим подразделениям. Подразделения психологических операций решают задачи по ведению пропаганды, идеологической обработке пленных и интернированных лиц, сбору информации о настроениях, намерениях отдельных групп и потребностях населения. В последние годы психологические операции много раз проводились в различных регионах мира: зоне Персидского залива, на территории бывшей Югославии, в иракском Курдистане, Сомали, Гаити, Афганистане и др. В настоящее время западные специалисты в области психологических операций присутствуют на временной или постоянно-ротационной основе в зонах потенциальных или имеющих место конфликтов.

Поддержание внутреннего порядка в стране пребывания осуществляется совместно с органами местной гражданской и военной администрации и предусматривает проведение мероприятий по оказанию помощи в рамках программы «обеспечения внутренней безопасности»; разработку комплекса специальных мер; обучение подразделений гражданской администрации в вооруженных силах союзников. В конфликтах, направленных на свержение существующего режима, формирования связи с гражданской администрацией организуют временные органы управления на захваченной территории, а в случае успеха — создают новую структуру органов местной власти.

Спецоперации ВМС разработаны на основе опыта локальных конфликтов, имевших место в 70–90-е годы прошлого столетия, и новых теоретических разработок, в которых рассматриваются перспективные возможности сил специальных операций. Силы специальных операций ВМС используются для проведения операций в территориальных водах, а также в прибрежной полосе территории на глубину до 20 км. Специальные операции, по опыту западных стран, включают в себя действия против кораблей и судов противника на стоянках и в базах, районах рассредоточения и временного базирования; разведку и уничтожение противодесантных заграждений и естественных препятствий в воде и на берегу; разминирование проходов для десантно-высадочных средств в районах высадки десанта; минирование прибрежных акваторий и акваторий портов противника; разведывательно-диверсионные действия в прибрежной полосе с целью уничтожения важных военных, военно-промышленных и транспортных объектов.

Обеспечение действий сил специальных операций ВМС осуществляют отряды специальных транспортных средств и отряды катеров, предназначенные для доставки подразделений спецназа в заданные районы, их эвакуации и огневой поддержки.

Все вышеизложенные положения относительно боевого использования сил специальных операций, нашедшие теоретическое отражение в специальных нормативных документах, были подтверждены и развиты на практике: в ходе операции по захвату Гренады, при проведении боевых акций против Ливии, во время военных действий в Панаме, в зоне Персидского залива, во время проведения военных акций против Ирака, в ходе миротворческих операций в Сомали и бывшей Югославии.

В соответствии со своим предназначением силы специальных операций могут принимать участие и в небоевых действиях, продиктованных национальными интересами страны. Эти действия называются операциями по стабилизации обстановки.

Частота, интенсивность, формы и способы применения частей и подразделений специального назначения в операциях по стабилизации обстановки меняются в зависимости от складывающейся военно-политической обстановки на конкретном театре военных действий.

Операции по стабилизации обстановки могут проводиться до начала военных действий в угрожаемый период, в ходе боевых действий или после их завершения. Подобного рода операции предназначены для обеспечения региональной стабильности, поддержания или достижения западных ценностей, сохранения влияния и доступа в любые регионы мира, обеспечения гуманитарной помощи и защиты собственных интересов. Военно-политическое руководство западных стран проводит мероприятия по участию в этих операциях в соответствии с установками национальных военно-стратегических концепций. Они минимизируют потребность участия в военных или боевых действиях и способствуют мирному разрешению спорных вопросов.

Операции по стабилизации обстановки не всегда заканчиваются мирным исходом. Несмотря на существующие ограничения по использованию военной силы, участвующие в подобного рода операциях войска безусловно сохраняют право на самооборону.

Помощь в обеспечении внутренней безопасности иностранного государства в мирное время относится к основному виду деятельности в операциях по стабилизации обстановки и заключается в оказании помощи местным властям в проведении прозападной политики с опорой на местные ресурсы. При этом предусматривается создание долгосрочной стабильности, содействие развитию соответствующих институтов власти и инфраструктуры страны, рыночной экономики, регулируемого политического и экономического процессов.

Путем предоставления помощи в обеспечении внутренней безопасности осуществляется поставка вооружений, военная подготовка и обучение личного состава вооруженных сил страны пребывания в интересах западных стран.

Гуманитарная и гражданская помощь оказывается по решению своего правительства или просьбе иностранных правительств (международных организаций) и предусматривает помощь беженцам, поставки продовольствия, средств медицинского обеспечения, восстановление законности и порядка, оценку степени нанесенного ущерба и т.д.

Поддержка борьбы с незаконным оборотом наркотиков дополняет, но не заменяет военной составляющей действий гражданских органов власти.

Миротворческие операции дополняют дипломатические усилия по поддержанию мира в зонах потенциальных конфликтов. Миротворческие силы удерживают от вооруженных столкновений и актов насилия враждующие стороны или силы, вовлеченные в конфликт.

Участие в контроле над вооружениями способствует поддержанию военно-стратегической стабильности.

Борьба с терроризмом подразделяется на две главные составляющие — антитерроризм и контртерроризм. В мирное время основной упор делается на антитерроризм — пассивные мероприятия оборонительного характера с целью минимизации уязвимости от террористических нападений. Антитерроризм дополняет контртерроризм, представляющий собой полномасштабные наступательные мероприятия по предупреждению, устрашению и ответу на террористические нападения. Мероприятия по контртерроризму проводятся в период войн и конфликтов, а по антитерроризму — по всему спектру операций вооруженных сил.

Демонстрация силы осуществляется с целью показать решимость оказать влияние на обстановку, чреватую угрозами национальным интересам. Она повышает доверие к стране, готовой выполнить свои обязательства, усиливает ее влияние в регионе и демонстрирует решимость в проведении существующего на данный момент военно-политического курса.

Проведение эвакуации гражданского населения осуществляется для вывоза подвергающихся опасности людей из иностранного государства или с территории принимающей стороны.

Поддержка повстанческих и противоповстанческих действий осуществляется войсками специального назначения по указанию своего военно-политического руководства для решения с помощью военной силы политических, экономических, информационных и чисто военных задач.

Поддержка действий гражданской администрации в собственной стране ведется для оказания помощи при бедствиях, в операциях по борьбе с наркотиками антитеррористических действиях и аналогичных мероприятиях.

Как показывает практика послевоенного периода, специальные действия ведутся не только в военное, но и в мирное время. Хотя в большинстве случаев они носят вспомогательный и обеспечивающий характер, их роль в современных условиях возрастает, о чем свидетельствуют события в мире. Формы, способы и задачи специальных действий обусловливаются ходом и условиями вооруженного противоборства в военное время и развитием военно-политической обстановки в период мирного существования.

В ряде случаев специальные действия, такие, как дестабилизация обстановки, создание партизанско-повстанческого движения, вывод из строя ключевых объектов инфраструктуры, овладение ситуацией, восстановление положения в ходе миротворческих операций с последующей передачей власти дружественным силам, имеют стратегическое значение и способны кардинально изменить соотношение сил в пользу страны, их проводящей.

Масштаб задач, решаемых при проведении специальных действий в военное время, весьма и весьма значителен: от осуществления диверсий в центрах управления и связи до вывода из строя пусковых ракетных установок, от действий в тылу противника на главных направлениях до уничтожения командного состава высшего и среднего звена. Вместе с тем при любой войсковой операции специальные действия носят в основном вспомогательный характер и обеспечивают выполнение задач, поставленных перед вооруженными силами.

В условиях мирного времени увеличивается нагрузка на силы специальных операций, повышается их роль и значение в проведении операций по стабилизации обстановки.

Проведение специальных операций требует наличия таких сил (войск), формы и способы действия которых, равно как и их организация и вооружение, отличались бы от обычных сил (войск). Личный состав сил специальных операций проходит тщательный процесс отбора и особую подготовку по выполнению специальных задач сверх обычных, базовых форм обучения по военно-учетным специальностям, принятым в вооруженных силах. Специальные программы подготовки делают невозможным быструю замену или генерацию личного состава и его возможностей.

Личный состав сил специальных операций состоит из зрелых и опытных военнослужащих, многие из которых являются высококвалифицированными специалистами по нескольким военно-учетным специальностям.

Подготовка сил специальных операций ведется с учетом особенностей регионов их возможного применения, включая языковую и культурную специфику.

Силы специальных операций не могут заменить обычные силы, они только необходимое дополнение к имеющимся конвенционным возможностям. В зависимости от складывающихся условий обстановки силы специальных операций могут действовать самостоятельно или совместно с обычными силами. Они могут дополнять и усиливать действия обычных сил для выполнения поставленной задачи, что без их применения было бы невозможным. Специальные навыки вооруженного противоборства и способность действовать скрытно дают возможность реагировать адекватно обстановке в ситуациях или кризисных условиях, требующих точечного, дозированного использования силы.

Прямые действия сил специальных операций представляют собой кратковременные налеты и другие маломасштабные атакующие действия, проводимые с целью захвата, уничтожения, пленения и нанесения ущерба личному составу и материальной части противника, а также для освобождения и возвращения в места расположения своих войск захваченных военнослужащих и образцов военной техники. В этих целях применяются засады, проводятся рейды, используется тактика штурмовых действий; постановка мин и других взрывных устройств; ведется огонь на поражение с безопасного удаления с воздуха, земли, морских платформ: обеспечивается применение высокоточного оружия; ведутся противокорабельные действия; применяются акции саботажа.

Рейды, засады, штурмовые действия предназначены для достижения планируемых результатов стратегического или оперативного уровня, часто зависящих от временных факторов. Они проводятся в зонах за пределами радиуса действия тактического оружия и там, где не ведутся действия обычных сил. Такие операции обычно включают нападения на важные объекты; поиск и захват определенных лиц и образцов вооружения; уничтожение или вывод из строя имущества противника для обеспечения действий своих войск в полосе готовящегося наступления.

Нанесение ударов с безопасного для нападающей стороны удаления ведется с помощью имеющихся на вооружении систем оружия. Считается, что эти действия носят самостоятельный характер, когда объекту причиняется значительный ущерб или он уничтожается без непосредственного соприкосновения с противником.

Действия по наведению на цель ведутся с целью корректировки огня по заранее выбранным объектам.

Операции по освобождению ведутся с целью обнаружения местонахождения и возврата в район дислокации своих войск военнослужащих или материальной части захваченных противником, или при явной угрозе их захвата. Для операций по освобождению характерны тщательное планирование, детальный анализ разведывательных данных, предварительная отработка на учениях поставленных задач.

Их отличают особые формы и способы действий наземного компонента сил специальных операций, скрытый характер поиска с опорой на местные силы.

Операции по точечному уничтожению объектов с помощью направленных взрывов ведутся по целям, где допустим только минимальный или косвенный ущерб. Они проводятся в тех случаях, когда нет гарантии получения требуемого результата при применении высокоточного оружия или когда должен быть уничтожен не сам объект, а его содержимое.

Действия по наземным целям ведутся по всем целям противника, включая личный состав. Амфибийные операции проводятся силами десанта и с соответствующей поддержкой с моря с высадкой на прибрежную полосу, занимаемую противником. Они включают разведывательные и диверсионные мероприятия, проводимые перед высадкой, поддержку корабельной артиллерии, наведение на места высадки на побережье амфибийных сил, наблюдение за уровнем приливов и отливов, расчистку полосы препятствий

Минная война подразумевает постановку мин на стратегическом и оперативном уровнях и применение соответствующих мер противодействия на аналогичные действия противника. Проводимые в этих целях мероприятия заключают создание минных полей при наступлении и обороне, определение местонахождения минных полей противника, поиск и разминирование подводных мин, установленных на малой глубине.

Специальная разведка включает: разведку окружающей среды, в ходе которой осуществляется сбор крайне необходимой информации гидрографических, геологических и метеорологических условий местности; разведку с использованием огневых средств, которая в основном относится к авиаразведке, чье содержание заключается в том, чтобы во время нахождения в воздухе наносить огневые удары по возникающим целям противника — личному составу, вооружению, оборудованию вдоль выделенных участков ведения разведки или наземных коммуникационных линий (отметим, что данный вид разведки не предназначен для нанесения ударов по конкретно обнаруженным целям); прибрежное патрулирование и изоляция района, как вид боевого обеспечения, представляет собой воспрепятствование действиям противника в каком-либо районе, изоляцию района, а также ведение разведки в прибрежных полосах (цель подобных действий заключается в сведении на нет боевых возможностей противника или их ограничении за счет нарушения функционирования линий коммуникаций, по которым поступают средства передвижения и поддержки; при этом прибрежное патрулирование и изоляция района может быть как самостоятельной задачей, так и действиями по поддержке высадки амфибийных сил, блокады прибрежной полосы, операций по борьбе с наркотиками); оценка характера цели и возможностей угрозы заключается в обнаружении, определении, нахождении местоположения и оценке цели для выбора наиболее эффективного средства ее поражения или в изучении результатов применения обычного или ядерного, биологического и химического оружия. Разведка после нанесения ударов ведется с целью сбора информации для оценки их результатов.

Обеспечение внутренней обороны иностранного государства применительно к силам специальных операций заключается в их участии в организации, обучении, боевой подготовке регулярных и иррегулярных формирований в стране пребывания с целью поддержания в ней внутренней стабильности, борьбы с подрывной деятельностью и насилием. Успешное выполнение этих задач отвечает долгосрочным целям военной политики США.

«Неконвенционная» война представляет собой действия широкого спектра регулярных и иррегулярных формирований, как правило, длительных по временному параметру и проводимых в основном местными силами, сформированными, оснащенными, снабжаемыми и контролируемыми в различной степени интенсивности посредством зарубежных инструкторов, поставок вооружений и финансовых средств. «Неконвенционная война» подразумевает ведение партизанской войны и других тайных или скрытых операций атакующего характера, а также совершение актов саботажа, подрывных акций, ведение разведки и проход через занятую противником территорию в расположение своих войск.

Партизанская война ведется в виде боевых и иных действий местными силами на занятой противником территории или в районах с нестабильной внутриполитической обстановкой. Она является открытым проявлением повстанческого движения или любого иного вооруженного сопротивления. Основными приемами тактической борьбы являются рейды и засады.

Основную сущность борьбы с терроризмом составляют антитеррористические и противотеррористические действия, предпринимаемые по всему спектру террористических угроз. Роль сил специальных операций в борьбе с терроризмом заключается в предотвращении, предупреждении и разрешении случаев терроризма. По указанию военно-политического руководства или соответствующего должностного лица силы специальных операций могут проводить или поддерживать операции по борьбе с терроризмом, включающие освобождение заложников; ликвидацию опасных для жизни материалов, находящихся в распоряжении террористических организаций, а также нанесение ударов по объектам инфраструктуры террористов. Силы специальных операций могут принимать участие в усилении мер безопасности по охране военных лиц и проводимых мероприятий.

Психологические операции представляют собой спланированные действия по доведению выборочной информации до зарубежной аудитории с целью оказания влияния на ее чувства, побуждения, способность к рассуждению для последующего воздействия в нужном направлении на правительственные структуры, организации, общественные группы и даже отдельные личности. Задача проведения психологических операций в отношении зарубежной аудитории заключается в выработке определенных убеждений и закреплении этих убеждений, соответствующих поставленным целям проводящей психологические операции страны.

Силы специальных операций ведут психологические операции на стратегическом, оперативном и тактическом уровнях. Используя знание языка, культуры и местных обычаев, подразделения сил специальных операций обеспечивают полевых командиров большими возможностями оказывать психологическое воздействие в зависимости от складывающейся обстановки. Связи с гражданской администрацией имеют своим основным предназначением оказание помощи командирам в установлении связи и дружественных отношений с местной администрацией и гражданским населением страны. Личный состав формирований связи с гражданской администрацией стремится обосновать легитимность проведения той или иной операции на территории других государств, способствуя тем самым повышению их эффективности.

Распространение оружия массового поражения способствует усилению региональной нестабильности и дает возможность террористическим организациям получить доступ к новому оружию. Силы специальных операций участвуют или обеспечивают проведение операций по сдерживанию или предотвращению приобретения или применения оружия массового поражения, участвуют в ликвидации угроз по его использованию, а также уничтожают средства его доставки.

Силы специальных операций укомплектованы, подготовлены и оснащены для выполнения основных стоящих перед ними задач. Однако в ряде случаев, исходя из особенностей развития военно-политической обстановки, они могут участвовать в выполнении дополнительных задач, к числу которых относятся следующие: поддержка действий коалиционных сил; поиск и спасение военнослужащих в боевой обстановке; борьба с распространением наркотиков; участие в операциях по разминированию; участие в программах гуманитарной помощи за рубежом; предоставление помощи в обеспечении безопасности и выполнение специальных задач, результаты которых никогда не признаются публично.

КАК ВИДИМ, наш потенциальный противник относится к партизанской войне и иным нетрадиционным способам ведения вооруженной борьбы вполне серьезно. Когда мы говорим про косность американских военных и их нездоровую приверженность к традициям, нужно бы внимательнее посмотреть на то, что и как делается в Российской армии. На сегодняшний день нужно признать, что по уровню технической оснащенности войск, качеству подготовки личного состава и материальным условиям службы наша армия отстает очень и очень сильно. Отдельные элитные части, имеющие действительно хорошую подготовку, и отдельные удачные образцы боевой техники и оружия, не имеющие аналогов в мире, но и у нас имеющиеся в единичных экземплярах, — не в счет. Исходя из этого, пора задуматься над тем, какие противники нам могут реально угрожать в ближайшем будущем и как возможно им противостоять.

Противником, обладающим господством в воздухе, космосе, на море и в информационно-технической сфере, является НАТО (и прежде всего — США). Единственно возможным адекватным способом достижения победы в таких условиях является партизанская (диверсионная) война.

Если партизанские методы ведения вооруженной борьбы и раньше были весьма эффективны, то на сегодняшний день их значение еще больше увеличилось. Причин для этого несколько. Прежде всего, регулярные армии стали еще более зависимы от устойчивой работы тыловых служб. Во-вторых, большинство образцов современной военной техники и вооружения весьма уязвимы — их возможно вывести из строя даже при незначительном повреждении. Наконец, третьей причиной является резкое увеличение реальных боевых возможностей носимых образцов вооружения (ПТУРС, РПГ, ПЗРК, разнообразные мины и фугасы), которые могут быть использованы партизанами.

По мнению ряда специалистов, «применение этих образцов вооружения в тылу противника в засадах и налётах оказалось в десятки раз более эффективным, чем при действиях в открытом бою на фронте… Общепринято, что боевой потенциал ручного противотанкового гранатомёта по отношению к боевому потенциалу танка равен 1:10. То есть, чтобы уничтожить 1 танк, нужно противопоставить ему 10 РПГ, поскольку пока гранатомётчик выстрелит с доступного расстояния и попадёт в уязвимое место танка, последний из орудия и пулемётов успеет уничтожить 9 гранатомётчиков. Однако в диверсионной или в партизанской войне ситуация резко меняется, и боевые потенциалы танка и РПГ могут стать равными, а то и даже измениться в пользу гранатомётчика. По расчётам, в 60–70 раз возрастает эффективность применения противопехотных и противотанковых мин и фугасов специальными способами в тылу противника по сравнению с их установкой в традиционных минных полях. Резко увеличивается вероятность поражения самолётов и вертолётов при использовании ПЗРК при взлёте и посадке в районе аэродромов и на маршрутах полётов в тылу противника по сравнению с применением ПЗРК в боевых порядках войск. Увеличение боевых возможностей отмечается при использовании практически большинства образцов вооружения и техники при их применении специальными способами в тылу противника (на территории полностью или частично контролируемой противником). Две страны — СССР и США создали малогабаритные ядерные фугасы, переносимые 2–3 разведчиками-диверсантами. Поэтому появившиеся мифы о феноменальных возможностях спецназа имеют под собой некоторую объективную основу».

Использование партизанских методов вооруженной борьбы может стать решающим фактором при ведении оборонительных действий против возможной вооруженной агрессии гораздо более сильных противников.

Но не будем забывать и кровавый опыт ведения боевых действий в Чечне. Вполне возможно, что этот «конфликт низкой интенсивности» — не последний на территории России. А это, в свою очередь, означает, что нужно прорабатывать и такой сценарий как боевые действия против иррегулярных вооруженных формирований. В этом случае борьба с партизанскими, повстанческими и иными иррегулярными вооруженными формированиями, а также с диверсионно-разведывательными группами и отрядами сил специальных операций иностранных армий будет являться основной частью боевых действий на всех театрах военных действий.

Но при любом из этих двух вариантах развития событий решающую роль могут сыграть только хорошо подготовленные и соответствующим образом оснащенные части специального назначения, действующие при поддержке армейской авиации и аэромобильных частей.

Напомним, что еще в первой четверти девятнадцатого столетия легендарный Денис Давыдов на практике и в теории отработал оптимальную русскую модель партизанских действий («…для нас, русских, партизанская война всегда будет крайне необходима и полезна»), которые осуществляются регулярными войсковыми частями. Эти части должны быть мобильными (по Давыдову — «летучие отряды» легкой кавалерии), хорошо вооружены и специально подготовлены для ведения специфических боевых действий во вражеском тылу, способны при необходимости стать ядром для разжигания народной войны. Этими отрядами должны командовать опытные, инициативные и владеющие искусством партизанства офицеры. Иначе говоря, в каком бы виде ни велась партизанская война, она должна быть хорошо подготовлена.

Вряд ли стоит здесь излагать возможную концепцию отечественных войск специального назначения — в России пока еще есть грамотные офицеры, имеющие боевой опыт Афганистана, Таджикистана, Чечни, которые могут создать на основе своего опыта теоретическую базу, выработать оптимальные учебные программы, отобрать и подготовить надлежащим образом личный состав. Русские офицеры способны на многое, на очень многое — нужна только государственная воля, поддержка на самом высоком уровне.

Российские гражданские и военные руководители должны, наконец, осознать происшедшие за последние годы кардинальные изменения в военном деле и выработать соответствующую сегодняшнему моменту серьезную и глубоко продуманную философию войны (подобную той, которая разработана была Клаузевицем, Жомини и Шлиффеном) — она необходима для осознания и правильного понимания природы и сущности войны нового типа в условиях современного мира. В свою очередь, на основе этой философии должна быть создана российская военная доктрина, в которой приоритетное место должно быть отведено именно партизанской войне во всех ее ипостасях. Российская военная доктрина должна предусматривать не только возможность ведения широкомасштабных партизанских действий на своей территории, захваченной противником, но также и возможные способы и методы ведения противоповстанческих операций. Дальнейшее строительство Вооруженных сил России должно производиться в соответствии с этой новой доктриной — с ориентацией на действия в «малой войне»; в то же время в рамках ВС РФ должны быть созданы мобильные, высокопрофессионально подготовленные и отлично экипированные Войска специального назначения — ориентированные именно на действия в условиях партизанской и контрпартизанской войны. Только в этом случае Россия и ее армия будут готовы к тем войнам, которые вполне могут случиться в XXI веке и новом тысячелетии.