Писатель Владимир Богомолов:
Фильм «В августе 44-го...» стал кормушкой для мошенников
//
Вчера мы опубликовали стенограмму обсуждения фильма «В августе 44-го...». Автор одноименного романа писатель Владимир Богомолов снял свою фамилию с титров картины (во вчерашней публикации он частично объяснил свою позицию). Однако дело не только в творческих разногласиях, как выяснилось на встрече писателя с корреспондентом «КП».

4 мая с. г. в московском кинотеатре «Пушкинский» на премьере белорусско-российского фильма «В августе 44-го...» случилось непредвиденное, чрезвычайное. Вот как в своем интервью изложил произошедшее продюсер картины В. Семаго, считающий, что премьеру фильма ему сорвали, и обвиняющий в этом ОРТ и его руководство: «Начнем с того, что мы отдали триста билетов на премьеру в различные организации: администрацию президента, Министерство культуры, Союз кинематографистов и т. д. В результате никто из приглашенных на премьеру не пришел. Не было ни одного политика, ни одного чиновника!»

— Это банальный мошеннический прием — валить все на других, в данном случае на ОРТ и его руководство, — заявил нашему корреспонденту писатель Владимир БОГОМОЛОВ. — Во всем произошедшем более всего виноват сам В. Семаго, в меньшей степени Министерство культуры Беларуси, а также Министерство культуры России, а точнее, бывшее Госкино РФ. В Законах об авторском праве и смежных правах всех цивилизованных стран есть обязательное идентичное законоположение (в законе Беларуси это п. 1, ст. 25; в законе России — п. 1, ст. 31), параграф, жестко определяющий, что при отсутствии в авторском договоре условия о территории, на которую передается право, действие передаваемого по договору права ограничивается территорией только одного государства — в данном случае Республики Беларусь.

В единственном документе, связывающем меня с этим кинопроектом, в договоре, подписанном 07.10.97 г. между мною и Министерством культуры Беларуси, «территория, на которую передается право», не указана. Привезенный в Москву договор был составлен и отпечатан в Минске, я его подписал, не изменив ни одного слова, и о том, что в нем ограничено использование фильма, узнал от юристов только в прошлом году.

Таким образом, показ фильма М. Пташука в кинотеатрах и на телеканалах за пределами Беларуси, в том числе и в России, является контрафактным, незаконным, влекущим за собой судебные санкции и полное запрещение, отчего присутствие на премьере в Москве главы государства и высших должностных лиц России оказалось бы компрометирующим фактом. Президента от этого уберегла, скорее всего, Федеральная служба охраны — это ее прямая функция, а вот кто предупредил «политиков» и «чиновников», предупредил так, что из трехсот приглашенных не явился ни один человек, сказать затрудняюсь. В любом случае произошедшее свидетельствует, что хоть в каких-то звеньях государственная машина в России работает, чего не скажешь о Беларуси: как стало известно в Минске и в Москве, президент А. Г. Лукашенко намеревается вместе с министром культуры республики представлять контрафактную картину на кинофестивале в Сочи. Кстати, закон, ограничивающий в данном случае использование фильма территорией Беларуси, подписан 16.05.96 г. лично Александром Григорьевичем.

— Как получилось, что Россия присоединилась к кинопроекту, имевшему такие ограничения?

— В июле 1999 г. при заключении как Протокола о намерениях, так и Договора о совместной постановке и Семаго, и белорусская сторона скрыли от подслеповатых российских чиновников имеющиеся ограничения территории использования фильма, хотя прекрасно о них знали. Более того, совершив ряд откровенных подлогов в обоих этих документах, продюсер гарантировал Госкино России обладание исключительными правами на использование фильма на территории любой страны мира.

Между тем Министерства культуры Беларуси и России располагают экспертным заключением Комитета по авторским и смежным правам Минюста РБ № 791 от 19.12.2000 г., где четко сказано, что фильм можно использовать исключительно в пределах Беларуси и что в соответствии с Договором от 07.10.97 г. о создании телеверсии или видеопродукции не может быть и речи. Тем не менее с конца прошлого года, в нарушение всех правовых норм, при явном попустительстве обоих Министерств культуры продюсер — не только в России — проталкивает кинокартину на рынках кинотелевидеопродукции и заключает торговые сделки с отечественными и зарубежными фирмами. Еще в прошлом году по указанию продюсера режиссером М. Пташуком была смонтирована (о чем сообщалось в белорусской прессе) являющаяся контрафактной четырехсерийная телеверсия фильма, также активно предлагаемая для продажи.

С декабря прошлого года в двух фирмах, находящихся в помещениях студии «Беларусьфильм», налажено массовое изготовление видеокассет с фильмом, причем на упаковочных коробках указываются вымышленные, взятые с потолка адреса в России, преимущественно петербургские. Видеокассеты изготавливаются уже пять месяцев (с января с. г. и в России) и при невмешательстве правоохранителей широко продаются. Вот ставшие известными еще в конце марта адреса реализации: Москва, Санкт-Петербург, Калининград, Самара, Ростов, Екатеринбург, Новосибирск, Владивосток, Киев, Севастополь, Харьков, Одесса, Минск, Брест, Витебск, Гомель... На продаже контрафактных кассет криминальные дельцы при невмешательстве должностных лиц наваривают огромные деньги, а беспомощное государство Российское, как и обычно, пребывает в ауте или же в реанимации.

Естественно, возникает немало вопросов. Почему человек, имя которого было связано с громкими делами в Москве и в Нижнем Новгороде (перед этим кинопроектом Семаго обул в лапти на сто сорок тысяч долларов московский Театр эстрады), человек, не имевший никакого отношения ни к кинопроизводству, ни к продюсерству, был предложен Госкино России Минкульту РБ в качестве продюсера и распорядителя миллионов долларов, выделяемых на картину из российского бюджета?.. Почему Минкульт Беларуси не заметил кабального характера фиктивного, по сути, договора между «Беларусьфильмом» и подставной фирмой Семаго «Ивитос» и, даже располагая информацией о криминальности происходящего, «не замечал» и «не замечает» подлогов, учиненных продюсером?.. Почему бывшее Госкино России (сегодня — Служба кинематографии Минкульта РФ), обладая идентичной информацией, продолжало «не замечать» или игнорировать подлоги, совершенные продюсером, и тем самым и дальше попустительствовало его аферам?..

Позволю себе высказать убеждение, что такую поголовную «слепоту» должностных лиц и прежде всего юристов обоих министерств даже за самое большое спасибо организовать невозможно.

И вопросы отнюдь не риторические: какой резон России тратить миллионы долларов на кинопроект, приносящий доход только группе ловких криминальных дельцов, и какова истинная стоимость фильма?.. В договоре от 19.07.99 г. бюджет картины определен в «пять миллионов пятьдесят две тысячи долларов», в Минкульте Беларуси заявляют, что затраты составили «четыре с половиной миллиона долларов», продюсер В. Семаго уверяет, что фильм обошелся ему чуть ли не в «десять миллионов долларов». Между тем трое известных режиссеров, активно работающих в современном российском кинематографе и смотревших картину профессионально, высказали однозначное убеждение, что ее производство стоило два, максимум два с половиной миллиона долларов.

— Какой вам представляется дальнейшая судьба фильма?

— В Беларуси — самой благополучной. Что же касается других стран, то мне самому будет интересно узнать: кто все-таки сегодня правит бал в России — так называемая вертикаль власти и закон или криминальное жлобье?.. Пока российские государственные структуры находятся в проплаченном ауте...

P.S На следующей неделе в издательстве Российской государственной библиотеки «Пашков дом» выходит сотое издание романа «Момент истины».