Кое-что о волшебных танках
//
Неправда Виктора Суворова. — М.: Яуза, 2007.

Несколько лет назад, в 2000 году, к 55-летию Великой Победы я написал статью «Ледокол» — бред больного воображения». Во вступлении к статье было указано, что я не спорю с некими теориями, не пытаюсь доказать или опровергнуть какую-либо теорию. Я доказываю только одно: автор «Ледокола» Владимир Богданович Резун, подписывающийся псевдонимом Виктор Суворов, — лжец, лжец патологический и бесповоротный. Он врет буквально в каждом абзаце, причем для этого часто даже нет необходимости. Источники, на которые он иногда ссылается, безжалостно искажает, вырванные из контекста цитаты получают прямо противоположное значение…

Несмотря на то что цель статьи была указано явно, я получил множество отзывов от сторонников его «теорий», которые можно свести к нескольким основным: «Да, но в главном он прав!», «Ты придираешься к мелочам, в некоторых цифрах Суворов может и ошибаться», и тому подобное.

Что интересно, среди «резуноидов», как я их называю, есть как укушенные коммунизмом пламенные борцы с «проклятым прошлым», так и ура-патриоты, которые любого Гитлера шапками закидают. Первые считают: главное у Резуна, что это Советский Союз[97] организовал Вторую мировую войну; вторые — что мы не идиоты, а катастрофа начала войны в том, что, как сказал Резун, мы были готовы напасть первыми, а поэтому не готовы были к обороне, вот если бы мы успели нанести удар первыми…

И то и другое — ахинея. Таково мое личное мнение. Но я не буду спорить с этой ахинеей. Думающему читателю, который не очень знаком с историей и военной техникой и потому при чтении Резуна не замечал, что ему вешают лапшу на уши, будет достаточно продемонстрировать эту лапшу в виде бесстыдного вранья. Ему все станет понятно без всяких теорий. Фанатичных же резуноидов переубеждать бесполезно, их убеждения наподобие веры, аргументы на них не действуют, потому что «в главном Он прав».

На мелочах же, к которым критики Резуна «придираются», выстроена практически вся его доказательная база, он выплескивает море мелочей и подробностей, из которых часто выстраивает многозначительные выводы и рождает теории. Почему ему можно строить доказательства на мелочах, а нам нельзя к мелочам придираться?

Именно поэтому я не пытаюсь опровергать теории — одним достаточно продемонстрировать, что Резун врет, на других опровержение теории не подействует.

Впрочем, я сам точно не знаю, в чем заключаются теории Резуна, поскольку его книг не читал… На самом деле, я и не стал бы читать его книг, но постоянные идиотские, непонятно каким образом всплывающие у некоторых собеседников вопросы, которые мне задавали относительно танков БТ (А зачем[98] сбрасывали гусеницы? А зачем был нужен танк, не годящийся для нашей территории? А как же ограничитель мощности?), автострадных танков (а зачем коммунякам понадобился автострадный А-20?), порядком надоели, и пришлось-таки поднять главу «Ледокола», посвященную танкам, чтобы разобрать этот бред по косточкам. Что показательно, только объяснишь, что никакие гусеницы БТ не сбрасывали, сразу следующий вопрос: «А зачем уничтожили линию Сталина, а?» И у человека нет и тени сомнения в том, была ли она действительно уничтожена. И нет сомнений относительно того, что немцам с первого дня войны противостояло 24 тыс. советских танков. Нет сомнений по многим другим вопросам.

Почему? Видимо, потому, что Резун так нагло и талантливо врет, что у большинства читателей не возникает желания проверить им написанное. Он очень просто объясняет сложные вещи, а главное, тонко манипулирует сознанием читателя, часто не выговаривая вслух требуемые выводы, но, высказав некий факт, глубокомысленно замечает, мол, мы-то с вами понимаем, зачем это нужно…

Не буду затягивать. Чтобы доказать, что Резун лжец, нет особой необходимости читать все его книги. Даже разобрав одну главу, где вранье на единицу объема зашкаливает, можно сделать вывод, что в других главах не лучше. Так зачем продолжать тянуть в рот всякую гадость, если вкус «блюда» понятен с первой ложки?

Танки — мое все. Вот именно о них и поговорим, не буду лезть в другие области, в которых не являюсь[99] специалистом, поэтому, как всегда, если не о женщинах и компьютерах, то только о танках. Начнем с главы 3-й «Ледокола» и пройдемся по ней буквально подряд.

«В 1933 году германский полковник Гейнц Гудериан посетил советский паровозостроительный завод в Харькове. Гудериан узнал, что, кроме паровозов, завод выпускал побочную продукцию — танки. Количество выпускаемых танков — 22 в день».

Гудериан об этом пишет следующим образом: «Впрочем, к тому времени ежегодное производство танков в Германии достигло не менее 1000 машин всех типов. По сравнению с количеством танков, производимых нашим противником, это была очень небольшая цифра. Еще в 1933 г. я знал, что единственный русский танковый завод выпускал в день 22 машины типа «Кристи Русский»1 Как видим, Гудериан не утверждает, что: а) он посещал советский завод; б) завод — Харьковский паровозостроительный и в) продукция завода побочная. Быстрый Гейнц говорит, что в 1933 году он знал про 22 танка, выпускаемых в день русским танковым заводом. Он не утверждает, что это было именно так, а всего лишь указывает, как был проинформирован об этом в 33-м году. То ли это советская контрразведка с дезинформацией постаралась, то ли автор мемуаров за 20 лет запамятовал, но на самом деле танков типа «Кристи Русский» (т.е. — БТ) за весь 1933 год было произведено: 224 БТ-2, 761 БТ-5 и 96 БТ-5РТ (итого — 1081)2. Т.е. ошибался Гудериан в числе выпускаемых одним заводом танков БТ примерно в семь (!) раз.

Из всех источников о числе выпускаемых в СССР[100] танков, которые можно найти в природе, Резун выбрал именно тот, который максимально приближен к типу ОБС (одна бабка сказала), не отражает действительное положение дел и значительно завышает число выпускавшихся в СССР танков. Почему? Видимо, для того, чтобы выдать на-гора следующий пассаж:

«Для того чтобы оценить ПОБОЧНУЮ продукцию ОДНОГО советского завода В МИРНОЕ ВРЕМЯ, надо вспомнить, что в 1933 году Германия вообще танков не выпускала. В 1939 году Гитлер начал Вторую Мировую войну, имея 3195 танков, т. е. меньше, чем Харьковский паровозостроительный завод мог выпустить за полгода, работая в режиме мирного времени».

Во-первых, танки не были побочной продукцией, а вполне основной. Так было принято раньше, так часто принято и сейчас — завод выпускает продукцию военного и гражданского назначения, а чтобы не привлекать особого внимания, именуется как гражданское производство. Например, ни для кого не секрет, что в наши дни Харьковское КБ транспортного машиностроения им. Морозова занимается разработкой танков.

Во-вторых, самым результативным годом по числу произведенных ХПЗ танков был 1939-й, тогда было произведено 1346 танков БТ-7. Т.е. Резун, воспользовавшись более чем сомнительными источниками о производстве советских танков, завысил возможности завода более чем в шесть раз. Зачем?

«А теперь о качестве танков, которые Гудериан[101] видел на Харьковском паровозостроительном заводе. Это были танки, которые создал американский танковый гений — Дж. У. Кристи. Достижений Кристи не оценил никто, кроме советских конструкторов».

Видимо, поляки, разрабатывая танк 10ТР на базе танка Кристи, не оценили танковый гений последнего. Еще больше его не оценили англичане, которые купили у Кристи танк и, используя его в качестве прототипа, разработали и серийно выпускали крейсерские танки А13 Мк III «Крусайдер», A27L «Центаур», А27М «Кромвель». Даже больше, не удовлетворившись заложенными в конструкцию подвески Кристи характеристиками, они усовершенствовали ее, добавив амортизаторы, чем подняли плавность хода этих танков и соответственно, возможные скорости движения3. Вот кто, следуя логике Резуна, собирался покорять автострады Европы.

«Американский танк был куплен и переправлен в Советский Союз по ложным документам, в которых он числился сельскохозяйственным трактором. В Советском Союзе «трактор» выпускался в огромных количествах под маркой БТ — быстроходный танк».

На самом деле два танка «Кристи» М. 1940 (в некоторых источниках обозначаются М.1931) были официально куплены по договору, подписанному 28 апреля 1930 г. между «U. S. Wheel Track Layer Corporation» и «Amtorg Trading Corporation», фирмой представлявшей интересы СССР в США. Стоимость сделки составила 60 000 американских долларов за два танка, 4000 за доставку запасных частей и 100 000 за право производства на территории СССР сроком на 10 лет. И доставлены эти машины в СССР совершенно легально4.

«Первые БТ имели скорость 100 км в час».

Первыми серийными БТ были БТ-2, они имели максимальную скорость 51,6 км/ч на гусеницах и 72 км/ч на колесах. Средняя скорость по проселку составляла 22 км/ч. А купленный у Кристи М.1940 имел максимальные скорости 40 км/ч на гусеницах, 70 км/ч на колесах и среднюю по проселку — 5-8 км/ч5.

«Советские источники дают цифру 86 км/час, иногда даже 70».

Гражданин «разведчик» забывает, а может быть, умышленно умалчивает, что у БТ было достаточно много модификаций, поэтому в советских источниках действительно приводятся различные цифры максимальной скорости БТ. Для разных модификаций БТ максимальные скорости составляли (на гусеницах / на колесах, км/ч): БТ-2-51.6/72; БТ-5-53/72; БТ-7 (1935 г.) — 51.6/72; БТ-7(1937 г.) — 52.3/72; БТ-7М (1940) — 62/86. Таким образом, 86 км/ч — максимальная скорость танка БТ-7М на колесах, а 70 км/ч — на гусеницах.

И вообще, говоря о БТ, Резун постоянно упоминает какую-либо предельную характеристику отдельной модификации и, умалчивая об этом, рассуждает так, как будто все выпущенные БТ были такими.

«Объяснение простое: на советских дорогах слишком мощный двигатель представлял угрозу собственному[102,103] движению, поэтому приходилось ставить ограничители мощности. На автострадах ограничитель можно было просто снять»…

Объяснение было бы действительно простым, если бы сведения о подобном СНИМАЕМОМ ограничителе мощности были бы подтверждены какими-либо источниками.

Например, на танках БТ-7 не было такого «ограничителя мощности», в чем можно легко убедиться, внимательно изучив техническое описание6 и руководство службы7 танка БТ-7. Далее, если «ограничитель» можно снять, то в этих же книгах обязательно должен быть определен порядок его снятия или отключения, однако и этого там нет.

На этом довольно простом комментарии можно было бы и остановиться, однако мне не раз приходилось сталкиваться с любителями искать черную кошку в темной комнате. Они сразу же могут выдвинуть гипотезу, что «уважаемый историк» всего лишь немного не так назвал существующее устройство. Так, например, пресловутым «ограничителем мощности» мог бы быть ограничитель оборотов, который устанавливается на некоторые двигатели. В упомянутых источниках о наличии ограничителя оборотов у бензинового двигателя М-17Т не говорится (очень может быть, что он там и есть), а вот у дизеля В-2, который устанавливался на БТ-7М, есть всережимный регулятор оборотов, который при работе двигателя на оборотах выше эксплуатационных и выполнял роль ограничителя оборотов.

Действительно, в некоторых случаях ограничители оборотов ограничивают и мощность, которую, мог бы развить двигатель, однако это совсем не те устройства, о которых говорит автор. Почему? Потому что у Резуна «ограничитель мощности» устанавливается, поскольку «на советских дорогах слишком мощный двигатель представлял угрозу собственному движению», а конструктивно этот ограничитель выполнен так, что на автострадах его можно снять и при этом просто.

Это приспособление не имеет ничего общего с ограничителем оборотов, который ставится для предохранения двигателя от разноса на высоких оборотах, а на дизелях, кроме того, для предотвращения дымления двигателя8. К тому же всережимный регулятор на В-2 конструктивно выполнен таким образом, что его «просто снять» не представляется возможным.

В любом случае, если вы вдруг обнаружили на БТ, на каком-либо другом танке (Т-72, например) или легковом автомобиле (и не только советского производства) что-то похожее на «ограничитель мощности», то это не означает, что эта машина делалась для езды по дорогам только Советского Союза, а ограничитель этот при выходе на автостраду надо выковыривать из двигателя.

Подойдем с другой стороны. Как мы убедились, обороты двигателя ограничивают не потому, что мощный двигатель опасен для танка вне автострад, а потому, что он опасен для самого себя — не уследишь за оборотами, и двигатель пойдет вразнос и быстро выйдет из строя.

Давайте допустим, что действительно есть[104,105] ограничитель мощности, благодаря которому повысится мощность двигателя без изменения максимальной частоты коленчатого вала (например, повышением крутящего момента). Ведь повышать обороты нельзя, это не легкий двигатель, например, «Тойоты» — там отключил ограничитель оборотов и — летай по трассе… Здесь же тяжелый двигатель с большим моментом инерции подвижных частей и высокими центробежными силами.

Итак, поднимется ли максимальная скорость танка при увеличении мощности двигателя при тех же максимальных оборотах и прочих равных условиях? Ответ можно найти в курсе теории движения танка9. Кроме натурных испытаний, максимальную скорость можно определить аналитически — провести кинематический и тяговый расчеты.

Чтобы получить максимальную скорость исходя из кинематических характеристик танка, достаточно определить частоту вращения ведущего колеса танка, а из нее — линейную скорость танка на высшей передаче. Для этого необходимо знать: максимальную частоту вращения коленвала двигателя, передаточные числа трансмиссии и бортового редуктора, радиус ведущего колеса. Задачка, как видно, достаточно просто решается…

Тяговый расчет, конечно, сложнее. Тут учитывается крутящий момент двигателя на различных оборотах, кинематические характеристики трансмиссии на различных передачах, потери мощности в системах двигателя, агрегатах трансмиссии, бортовом редукторе, ходовой части и внешние сопротивления. Максимальная скорость рассчитывается, как правило, для сопротивлений, соответствующих ровной твердой грунтовой дороге.

После проведения расчета максимальной скорости по кинематике и тяговым свойствам получают два ее значения, одно соответствует максимальным оборотам двигателя на высшей передаче, другое — равенству силы тяги, создаваемой двигателем и суммарной силе внутренних и внешних сопротивлений. Максимальной скоростью танка будет меньшее значение из рассчитанных. Это говорит о том, что если достигнуты максимальные 1650 оборотов в минуту (двигатель М-17Т) или 1800 (двигатель В-2) на высшей передаче, то мощность уже не имеет значения, увеличь ее хоть в 10 раз, а скорость все та же.

С техническими вопросами понятно, теперь оперативно-тактический. Но даже если и есть пресловутый «ограничитель мощности», то зачем его снимать на автострадах? Чтобы участвовать в соревнованиях гоночных автомобилей? Да будет известно господину историку, что максимальная скорость танка никакого отношения к таким понятиям, как «темп наступления» и «средняя скорость марша подразделения», не имеет! А именно этими понятиями надо оперировать, чтобы обосновывать планы захвата Европы. Если мы собрались завоевать Европу быстроходными танками, то, по Резуну, это должны быть танки-одиночки, потому что каковы бы ни были танки быстроходны, а средняя скорость движения танковой колонны даже в современных условиях составляет около 20 км/ч.

В реальной жизни, а не в псевдоисторических[106,107] сочинениях, подразделения на танках БТ совершали марши с достаточно скромными скоростями. Например, по завершении боев на Халхин-Голе в условиях совершения обычного марша к месту-постоянной дислокации три батальона на БТ-5 и один на БТ-7 11-й ордена Ленина танковой бригады им. М.П. Яковлева преодолели 630 км за четыре суточных перехода10. Это в среднем 157,5 км в сутки или 15,75 км/ч при десятичасовом режиме движения в день.

В июле 1939 года 6-я танковая бригада на танках БТ-7 совершила 800-километровый марш за 55 ходовых часов в течение 6 суток11. Отсюда достаточно определенно можно сказать, что средняя скорость движения составила 14,5 км/ч.

«Лучшие западные испытания танков БТ дают скорость не 70 км/час, а 70 миль/час».

Что интересно, в более поздней редакции наш прозаик начал ссылаться не на западные испытания БТ, а на мнение лучших западных экспертов, что при вранье, конечно, удобнее, поскольку информация об испытаниях или есть или нет, а «мнение экспертов» — что-то наподобие выражений «общеизвестно», «очевидно» и т.п. Фраза получила такое звучание:

«Лучшие западные эксперты считают, что максимальная скорость танков Б Т была не 70 км/час, а 70 миль/час».

Танки БТ имели и по нынешним временам уникально высокую удельную мощность и по тяговым свойствам вполне могли бы разогнаться до 100 и более км/ч, если бы в их коробке передач была соответствующая передача, но это не было нужно тогда, не нужно и сейчас — трудно найти среди современных танков тот, который имеет максимальную скорость более 80 км/ч.

Добавлю, что ссылки в стиле ОБС («лучшие западные эксперты») убедительны разве что для читателя уровня начальной школы. Конкретнее, товарищ историк, конкретнее надо указывать источник сокровенных знаний.

«Форма корпусов танков БТ была проста и рациональна. Ни один танк мира того времени, включая и танки, производимые для армии США, не имели такой формы брони. Лучший танк Второй мировой войны Т-34 — прямой потомок БТ. Форма его корпуса — это дальнейшее развитие идей великого американского танкового конструктора. После Т-34 принцип наклонного расположения лобовых броневых листов был использован на германской «Пантере», а потом и на всех остальных танках мира».

Из этого абзаца следует: 1) форма корпуса Т-34 произошла от формы корпуса БТ; 2) принцип наклонного расположения броневых листов для повышения бро-нестойкости придумал великий американский конструктор Кристи.

По следствию первому. Не секрет, что Т-34 по многим техническим решениям был наследником БТ, но достаточно посмотреть на чертежи корпусов Т-34 и БТ, чтобы убедиться, что формы корпуса БТ и Т-34 между собой имеют немного общего. Например, нос танка Кристи сужается от бортов вперед для обеспечения[108,109] возможности поворота передних управляемых катков при движении на колесах, на верхнем лобовом листе, наклоненном для снижения лобового сопротивления встречного потока воздуха (Кристи действительно гнался за скоростью), есть выступающая «будка» для головы механика-водителя, лобовая броневая деталь которой наклонена незначительно. На Т-34 люк механика тоже размещен на лобовой броне, но его крышка вместе с лобовой броневой деталью наклонена на 60°. Поперечное сечение корпуса БТ прямоугольное, а у Т-34 Т-образное с наклонной броней надгусеничных полок.

По следствию второму. Первооткрывателем наклонного расположения броневых листов Кристи не был! Не его это идея. О рикошетах и наклоне брони знали задолго до Кристи. Например, в США в 1862 году конфедератами сгоревший фрегат «Мерримак» был перестроен в низкобортный броненосец «Вирджиния» с казематом для артиллерийской батареи. Броня каземата для повышения стойкости была значительно наклонена. Броненосец «Вирджиния» 9 марта того же года вступил в бой с броненосцем северян «Монитор» и выдержал большое число попаданий снарядов, продемонстрировав эффективность своего бронирования12. Скажете, а при чем тут танки? Пожалуйста, за 15 лет до появления БТ-2 в России штабс-капитаном Мгебровым были разработаны бронеавтомобили, у которых броневые листы для повышения пулестойкости были наклонены под большими углами.

«В 30-е годы практически все танки мира выпускались по схеме: двигатель — на корме, трансмиссия — в носовой части. БТ был исключением: двигатель и трансмиссия — на корме. Через 25 лет весь мир поймет преимущество компоновки БТ».

Явная ложь. БТ не был исключением за счет расположения в корме двигателя и трансмиссии. А ложь потому, что уважающий себя историк не может не знать, что первым танком классической компоновки считается французский FT-17, который послужил прототипом первым советским танкам серии М («Борец за свободу тов. Ленин» и др.) и первым серийным танкам МС-1 (Т-18). Практически все советские танки 20-30-х гг. отечественной разработки имели классическую компоновку, например, танки БТ пошли в серию на тех же производственных площадях, где до них выпускался средний танк Т-24, имевший точно такую же классическую компоновку.

Не только в СССР без помощи Кристи поняли преимущество классической компоновки, и не через 25 лет. В довоенные годы и во время войны в Великобритании выпускались танки классической компоновки «Матильда», «Валентайн», «Кромвель»; во Франции — S35, В Ibis; в США — М26 и другие танки классической компоновки в разных странах.

И почему это весь мир должен понять преимущества компоновки БТ, а не, например, FT-17? И почему это такие «глупые» израильтяне до сих пор не поняли этих преимуществ и засунули двигатель и трансмиссию в носовую часть «Меркавы»? А ведь «Меркава» считается одним из лучших современных танков. Почему[110,111] шведский Strv-103 далек от классической компоновки? Может быть, рядом не было господина Резуна, чтобы подсказать заблуждающимся?

«Танки БТ постоянно совершенствовались».

Это одно из немногих правдивых утверждений в «Ледоколе». БТ действительно постоянно совершенствовались, как и, впрочем, подавляющее большинство остальных танков мира. Зная об этом, Резун все же постоянно подводит к некоторым предельным характеристикам и, говоря о них, создает ложное впечатление у читателя, что все БТ были такими.

«Их запас хода был доведен до 700 км. Через 50 лет — это все еще мечта для большинства танкистов».

Запас хода возрос до 520-630 км по шоссе на гусеницах для танка БТ-7М. Самое интересное, что специальных мероприятий для повышения его запаса хода не проводилось! У танка БТ-7 образца 1937 года с бензиновым двигателем запас хода по топливу составлял 160-375 км при емкости топливных баков 650+128 л. БТ-7М принципиально отличался от БТ-7 только установкой нового дизельного двигателя В-2. Запас хода, при той же емкости баков, возрос вдвое за счет высокой экономичности дизеля по сравнению с бензиновым двигателем.

«В 1936 году серийные танки БТ форсировали по дну почти под водой глубокие реки».

Даже так?! Почти под водой? А может быть, почти по воздуху или почти под землей?

Сообщаю, в 1936 году танки БТ-5 преодолевали брод глубиной 0,85 м, БТ-7-1,2 м. Это называется почти под водой? Большинство танков того времени без проблем преодолевали брод такой глубины. Если все же писатель имел в виду танки БТ-5ПХ и БТ-7ПХ (ПХ — подводного хождения), то это были опытные, а не серийные машины. А если вспоминать вероятных противников, то наиболее вероятный противник СССР — Германия имела на вооружении к концу 30-х танки Tauchpanzer III, способные преодолевать водные препятствия под водой.

«В 1938 году на танках БТ начали устанавливать дизельные двигатели. Остальной мир начнет это делать через 10-20 лет».

И это неправда. Остальной мир начал это делать не позже нас. До войны дизельные двигатели ставили на некоторые японские, итальянские, английские танки. Во время войны дизеля ставились на некоторые модификации американских «Шерманов» (М4А2 и М4А6), причем более 4 тыс. из выпущенных М4А2 были поставлены в СССР по ленд-лизу.

Да и с датой у Владимира Богдановича, как обычно, неточность — первые серийные БТ с дизельным двигателем (БТ-7М) покинули сборочный цех не в 38-м, а в декабре 1939 года.

«Наконец, танки БТ имели мощное по тем временам вооружение. Сказав столько положительного о количестве и качестве советских танков, надо,[112,113] справедливости ради, отметить совсем небольшой недостаток: эти танки было НЕВОЗМОЖНО ИСПОЛЬЗОВАТЬ НА СОВЕТСКОЙ ТЕРРИТОРИИ».

И это чистейшая выдумка. Например, в начале 30-х гг. советские специалисты придерживались прямо противоположного мнения. Так, в письме-распоряжении И. Халепского И. Гинзбургу говорится13: «… по имеющимся в штабе агентурным] сведениям, …польское правительство ведет закупки образцов 6-тонного танка типа Виккерс и 10-тонного быстроходного танка типа Кристи и усиленно готовится к их массовому производству… Тов. Ворошилов, тов. Эйдеманн и тов. Тухачевский согласны, что используя англ(ийско)-фр[аниузскую] помощь поляки в состоянии сделать уже к концу тек[ущего] года более 300 шт. легких 6-тонных англ. танков и до 100 шт. средних танков типа Кристи… В следующем году они могут удвоить это число… Это может дать им в руки большие козыри с точки зрения использования бронесил, которыми они не преминут воспользоваться, [так как] танки типа Кристи… как нельзя лучше подходят для ведения маневренной войны на территории СССР. Таким образом, Совет счел целесообразным… рассмотреть вопрос о принятии на вооружение КА вышеозначенных иностранных танков и начать их выпуск немедленно как они есть — не дожидаясь окончания опытных работ, чтобы при необходимости нанести отпор возможной агрессии…»

Вот видите, «танки типа Кристи как нельзя лучше подходят для ведения маневренной войны на территории СССР». А Резун говорит НЕВОЗМОЖНО. «Нам все врали», кому верить?

«Основное преимущество танка ВТ — скорость. Это качество было доминирующим над остальными качествами настолько, что даже вынесено в название танка — быстроходный».

Действительно, скоростью БТ выделялся. Но давайте зададимся вопросом: а было ли преимущество в скорости достигнуто в ущерб остальным боевым свойствам БТ? Этот вопрос важен с той точки зрения, что, говоря о доминировании одного свойства, можно подразумевать, что с остальными проблемы…

Есть примеры, когда повышение одних свойств решалось в ущерб другим. Так, например, традиционно высокая защита современных английских танков решается в ущерб подвижности. Французский АМХ-30 и западногерманский Леопард-1 обладали высокой подвижностью за счет снижения их защиты. Следует обратить особое внимание, что вышесказанное имеет верный смысл только при сравнении этих танков с их однотипными современниками. То же относится и к БТ.

Так что же с БТ? Действительно, он обладал очень высокой подвижностью, но это не мешало ему быть лучшим в своем классе легких танков и по остальным боевым свойствам. У танков БТ-5 и БТ-7 было довольно мощное вооружение — 45-мм пушка (сам маэстро упомянул «мощное по тем временам вооружение»). Даже некоторые средние танки уступали ему по вооружению, например немецкий Pz.III имел 37-мм пушку. Защита, как и у всех легких танков, была противопуль-ная. При этом толщина лобовой брони была доведена с 13 мм у ранних моделей до 22 мм у БТ-7. Для легкого[114,115] танка это довольно высокий показатель. Отсюда следует, что высокая подвижность БТ хоть и была доминирующим свойством, но не была получена в ущерб другим боевым свойствам.

«БТ — это танк-агрессор».

Да, БТ — агрессор. Точно так же, как и любой другой танк. Танк по определению оружие в тактическом смысле наступательное, а значит, агрессивное. Однако уважаемый фантазер непонятным мне образом применяет характеристику, которая присуща танку вообще, только к БТ, а про все остальные танки забывает.

«По всем своим характеристикам БТ похож на небольшого, но исключительно мобильного конного воина из несметных орд Чингисхана. Великий завоеватель мира побеждал всех своих врагов внезапным ударом колоссальных масс исключительно подвижных войск. Чингисхан уничтожал своих противников в основном не силой оружия, но стремительным маневром. Чингисхану нужны были не тяжелые неповоротливые рыцари, но орды легких, быстрых, подвижных войск, способных проходить огромные пространства, форсировать реки и выходить в глубокий тыл противника».

Представьте себе, про тактику использования орд Чингисхана, его конников и характеристика этих конников — тоже полный бред и отсебятина. Не верите? Почитайте какую-нибудь специальную литературу по этой теме или спросите у историков, специализирующихся на завоеваниях Чингисхана. Я здесь распространяться не буду, во-первых, потому что выходит за рамки выбранной мной темы, во-вторых, не хочу отбирать хлеб у специалистов.

«Вот именно такими были танки БТ. Их было произведено больше, чем ВСЕХ типов во ВСЕХ странах мира на 1 сентября 1939 года».

И ведь читатель верит! В бесстыдную ложь легко поверить. И я бы поверил, если бы не интересовался темой. Дело в том, что в том же СССР одновременно с БТ производились легкие танки Т-26. Это были сравнительно тихоходные машины сопровождения пехоты, и произведено их было примерно на полторы тысячи больше, чем БТ. На 1939 год разница в пользу Т-26 составляла примерно одну тысячу машин.

Если попробовать рассуждать в резуновском стиле, то к каким выводам можно прийти относительно массового выпуска слабобронированных, тихоходных, но хорошо вооруженных танков Т-26? Как вариант: их хотели ставить в засады и закапывать по башню, а ведь это же оборона!…

«Подвижность, скорость и запас хода БТ были куплены за счет рациональной, но очень легкой и тонкой брони».

Как было сказано выше, это не так. Скорость была выдающейся, но получена она не в ущерб бронированию, так как последнее у БТ было не хуже, чем у зарубежных и отечественных аналогов. В самом деле, скорость якобы куплена за счет брони, но лобовое бронирование БТ было доведено до 22 мм, а тихоходный Т-26 имел лобовую броню всего 15 мм при меньших углах наклона.[116,117]

Кроме того, утверждается, что орды БТ имели огромный запас хода и куплен он за счет слабой брони. И это вранье. Как уже упоминалось, Резун делает сборный ТТХ для БТ и применяет его ко всем БТ без исключения. Запас хода БТ составлял 150-160 км на гусеницах для БТ-2 и БТ-5,160-375 для БТ-7 и 520-630 для БТ-7М. Танков БТ-7М было произведено 788 единиц, и огромным запасом хода обладали только они, а все остальные «орды» БТ довольствовались скромным показателем в 150-375 км. Кроме того, если утверждение Резуна верно, то как объяснить тот факт, что в новых модификациях БТ с постоянным ростом запаса хода росла и толщина брони?

«БТ можно было использовать только в агрессивной войне, только в тылах противника, только в стремительной наступательной операции, когда орды танков внезапно врывались на территорию противника и, обходя очаги сопротивления, устремлялись в глубину, где войск противника нет, но где находятся его города, мосты, заводы, аэродромы, порты, склады, командные пункты и узлы связи».

Этот абзац просто потрясает. Набор аксиом, не требующих доказательств! Значит, БТ можно использовать только в тылах противника, а на фронте или в своем тылу их использовать нельзя? Возникает вопрос, а кто вдруг решил, что в глубине войск противника нет? Может быть, стоит попросить вероятного противника подвести все свои войска поближе к нашим границам, и тогда уж точно в глубине войск не будет?

И прошу обратить внимание на фразу, что БТ устремляются вглубь, обходя очаги сопротивления. Об этом мы вспомним ниже.

«Потрясающие агрессивные характеристики танков БТ были достигнуты также за счет использования уникальной ходовой части. БТ на полевых дорогах двигался на гусеницах, но, попав на хорошие дороги, он сбрасывал тяжелые гусеницы и дальше несся вперед на колесах, как гоночный автомобиль».

Весьма настораживает фраза «сбрасывал тяжелые гусеницы», это такая метафора или под «сбрасывал» подразумевается именно сброс гусениц на грунт? Посмотрим далее…

«Но хорошо известно, что скорость противоречит проходимости: или — скоростной автомобиль, который ходит только по хорошим дорогам, или — тихоходный трактор, который ходит где у годно. Эту дилемму советские маршалы решили в пользу быстроходного автомобиля: танки БТ были совершенно беспомощны на плохих дорогах советской территории».

Это тоже абсолютная ложь, БТ прекрасно справлялся с дорогами и бездорожьем Советского Союза, и об этом мы поговорим несколькими абзацами ниже.

«Когда Гитлер начал «Операцию «Барбаросса», практически все танки БТ были брошены».

И это совершеннейшая неправда. Многие БТ действительно были брошены, но причины были вовсе не в том, что они якобы были не нужны. Многие танки (не только БТ, но и Т-26, Т-28, новейшие Т-34 и KB)[118,119] были брошены из-за поломок на марше и отсутствия запасных частей. Многие были брошены из-за отсутствия горючего.

Неразбериха начального периода войны наложила свой отпечаток и не пощадила весь наш танковый парк. К осени мы имели на фронте менее полутора тысяч танков. Со слов Резуна можно подумать, что это должны быть только Т-34 и KB, их-то никто бросать не будет. Отнюдь, например, Западный фронт в начале октября 1941 года располагал 483 танками, из которых только 45 были Т-34 и KB, остальные — БТ, Т-26, Т-60 и некоторые другие.

БТ активно использовались весь 41-й год, в 42-м году, они принимали участие в снятии блокады Ленинграда и разгроме финнов на Карельском перешейке. Например, 91-й отдельный танковый полк Карельского фронта, сформированный 27 мая 1944 года, имел в своем составе 14 БТ-7, 5 БТ-5 и 11 американских МЗс.

БТ участвовали в разгроме Квантунской армии в августе 1945 года. Например, в состав 6-й гвардейской танковой армии входило три отдельных танковых батальона БТ-7 и один БТ-514.

Как видим, БТ тоже были нужны и их не бросали по причине ненужности на советской территории.

«Даже на гусеницах их использовать вне дорог было почти невозможно. А на колесах они не использовались НИКОГДА. Потенциал великолепных танков БТ не был реализован, но его и НЕЛЬЗЯ БЫЛО РЕАЛИЗОВАТЬ НА СОВЕТСКОЙ ТЕРРИТОРИИ».

Утверждается, что на территории СССР танк БТ вне дорог абсолютно беспомощен даже на гусеницах, т.е. его проходимость на местности практически никакая. И это абсолютная ложь, которую очень легко опровергнуть.

Сначала выясним, какие характеристики машины влияют на ее проходимость.

Масса танка. Чем выше масса танка, тем меньшее число мостов может его выдержать и тем труднее его транспортировать.

Тяговые характеристики (удельная мощность). Высокая удельная мощность позволяет преодолевать различные препятствия и крутые подъемы.

Опорная проходимость, которая характеризуется удельным давлением на грунт. Чем меньше давление на грунт, тем меньше вероятность, того что танк застрянет, и меньше сопротивление движению танка.

Габаритная проходимость. Характеризуется размерами преодолеваемых препятствий и габаритами самой машины.

ПGреодолеваемость водных преград. Характеризуется глубиной преодолеваемой водной преграды.

Как известно, современный советский танк Т-72 имеет очень хорошую проходимость и довольно высокие скорости движения по местности. А теперь давайте сравним те характеристики танков БТ и Т-72, которые влияют на их проходимость.[120,121]

Характеристика Т-72Б (1985 г.) БТ-5 (1933 г.) БТ-7М (1939 г.)
Боевая масса, т 44,5 11,6 14,65
Удельная мощность, л.с/т 18,9 31,46 34,13
Размеры, мм длина 9530 5800 5660
Высота 3460 2230 2290
Ширина 2226 2250 2447
Клиренс 470 350 390 (390-410)
Удельное давление, кг/см2 0,9 0,6 0,9
Препятствия подъем, градусов 30 37 36
Высота стенки, м 0,85 0,6 0,75
Ширина рва, м 2,8 2 2,5
Глубина брода, м 1,2 0,9 1,2

Что же видно из представленной таблицы? А то, что танк БТ по своим характеристикам проходимости как минимум не уступает Т-72. Он имеет меньшую массу (в три раза); почти в два раза большую удельную мощность; удельное давление на грунт такое же, как у Т-72, только у самого тяжелого БТ — БТ-7М, а у остальных БТ оно ниже; габаритные размеры, за исключением высоты, у БТ меньше; БТ-7М преодолевает почти такие же препятствия по размерам, как и Т-72, а подъем еще большей крутизны. Единственная характеристика, где БТ явно уступил, это клиренс. «Вотже оно! Клиренс маленький», — скажет упертый резуноид. Ответим: Т-34 тоже никому не придет в голову причислять к не соответствующим советской территории, а его клиренс фактически такой же, как у БТ — 400 мм…

Итак, делаем вывод: Все утверждения Резуна о непригодности БТ к использованию на советской территории — ложь и выдумки.

«БТ создавался для действий только на иностранных территориях, причем только таких, где были хорошие дороги. Взглянем на советских соседей».

В стиле господина Резуна безапелляционно заявляю: БТ создавался конструктором Кристи для действий только на иностранной территории — на территории Советской России. А как было уже продемонстрировано, БТ прекрасно подходил для использования на нашей территории.

Резун через несколько абзацев забыл о том, как он красиво рассказывал, кто создал прототип БТ.

«Тогда, как и сейчас, Турция, Иран, Афганистан, Китай, Монголия, Маньчжурия, Северная Корея хороших дорог не имели. Жуков использовал танки БТ в Монголии, где местность ровная, как стол, но использовал их только на гусеницах и остался очень недоволен: гусеницы вне дорог часто слетали, а из-за относительно большого давления колеса вне дорог и даже на полевых дорогах танки проваливались в грунт и буксовали».
[122,123]

Единственный отзыв Жукова про БТ, который можно найти в его «Воспоминаниях и размышлениях» по результатам боевых действий на Халхин-Голе, звучит так: «танки БТ-5 и БТ-7 слишком огнеопасны»15. Как можно заметить, этот отзыв никак не касается проблем подвижности БТ.

«На вопрос, что является главным для танков БТ — колеса или гусеницы, советские учебники тех лет дают четкий ответ: колеса».

И опять ОБС. Было бы неплохо, если бы автор сослался не на «советские учебники тех лет», а на конкретные источники, где об этом говорится. Дело в том, что я такой «четкий ответ» не видел и он, мягко говоря, неочевиден — колесный и гусеничный ходы имеют разное назначение. В наставлении на танк БТ-716 говорится: «Колесно-гусеничный ход позволяет танку двигаться по дорогам (с твердым покровом) на колесном ходу и вне дорог и по пересеченной местности, а также преодолевать препятствия на гусеничном ходу».

Т.е. один из основных учебников по танку БТ-7 не дает четкий ответ, какой же ход основной, просто указывается, какой ход для чего предназначен.

На самом деле колесный ход предназначался для перегруппировок и совершения маршей по дорогам (в том числе и сухим грунтовым) в своем тылу, а в преддверии вступления в бой предусматривался переход на гусеничный ход. Поскольку основное назначение танка — ведение боя, а не движение по дорогам, то основным являлся гусеничный ход. Более того, ни один командир в здравом уме не будет совершать марш во вражеском тылу на колесах — любая встреча с противником не на гусеницах чревата печальными последствиями, а такая встреча во вражеском тылу более чем вероятна.

Кроме этого, стоит заметить, что масса танков БТ возросла с 11 т для БТ-2 до 14,65 т для БТ-7М и резиновые бандажи его катков при движении на колесном ходу на высшей передаче выходили из строя уже через 50-100 км. Поэтому было рекомендовано эксплуатировать танк только на гусеничном ходу17. По-моему, колесами, как главными для БТ, здесь и не пахнет.

«Главное качество БТ — скорость, а она достигается на колесах. Гусеницы — это только средство попасть на чужую территорию, например, на гусеницах преодолеть Польшу, а попав на германские автострады, сбросить гусеницы и действовать на колесах».

Вообще-то, во все времена главная задача гусениц танка состояла не в доставке его куда-либо (это одна из задач, но не главная), а в обеспечении высокой подвижности на поле боя, поэтому было бы просто глупо лишать танк одного из основных боевых свойств (подвижности) путем сбрасывания гусениц.

И, позвольте, а какой год на дворе имелся в виду в приведенной цитате? Я так понимаю, что данное утверждение может иметь смысл по состоянию на время принятия на вооружение танка БТ и начало его производства (1930-1931 гг.), а иначе зачем сначала принять неподходящий для своей территории танк, а потом придумывать ему концепцию применения на чужой, для еще не существующих автострад? Это я к тому, что как можно всерьез говорить об автострадах в Европе в 1930[124,125] году? Например, известно, что в Германии строительством автострад занялись после прихода к власти Гитлера, т.е. не раньше 1933 года. Или, может быть, с принятием на вооружение БТ большевиками был принят перспективный план развития экономики Германии, который предусматривал приход к власти Гитлера и строительство автострад для движения по ним БТ? Абсурд.

«Гусеницы рассматривались как вспомогательное средство, которое в войне предполагалось использовать только однажды, а затем их сбросить и забыть о них. Точно так же парашютист использует парашют только для того, чтобы попасть на территорию противника. Там он парашют сбрасывает и действует в тылу, не обременяя себя тяжелым и больше не нужным грузом. Именно такое отношение было и к гусеницам танков».

И это — вранье. Не было такого отношения к гусеницам. А несколько выше Резун про действия на колесах писал: «БТ устремляются вглубь, обходя очаги сопротивления». В то же время утверждается, что задача БТ, дойдя до Европы, сбросить гусеницы и действовать на колесах. Позвольте, а каким тогда образом обходить очаги сопротивления?

Не нужно заканчивать академий, чтобы понимать, что в центре лесного массива или в овраге противотанковую оборону не делают, а делают ее на наиболее танкоопасных направлениях, которыми в первую очередь и являются дороги, просеки, перекрестки и т.д., то есть на танкодоступных участках местности. А что нужно, чтобы обойти такой противотанковый очаг сопротивления? Как минимум нужно съехать с дороги, а для этого нужны гусеницы, которых, по утверждению автора, уже нет.

Вот и получается, что или очаги сопротивления надо в лоб таранить, или иметь при себе гусеницы.

«Советские дивизии и корпуса, вооруженные танками БТ, не имели в своем составе автомобилей, предназначенных для сбора и перевозки сброшенных гусеничных лент: танки БТ после сброса гусениц должны были завершить войну на колесах, уйдя по отличным дорогам в глубокий тыл противника».

Убойный аргумент — не было автомобилей для гусениц, значит, и гусеницы не нужны. А ведь действительно таких автомобилей, которые подбирали бы «сброшенные гусеницы», не было. Они были и не нужны, так как гусеницы танки БТ возили с собой. Переход с гусениц на колеса осуществлялся за 30 мин, при этом гусеница разбивалась на несколько частей и особым образом укладывалась на надгусеничных полках машины. Таким образом, необходимость иметь такие автомобили придумана Резуном для пущей убедительности его неверного тезиса о ненужности сброшенных гусениц.

Не верите? Во-первых, в любом букваре по БТ для любителей есть море фотографий БТ на колесах с гусеницами на полках, а во-вторых, позволю себе привести обширную цитату из наставления по танку БТ-7:18[126,127]

«9. Переход с гусеничного хода на колесный

Поставить танк на ровное место. Снять колпаки со ступицы ведущих колес колесного хода. Поставить блокирующие кольца на оба ведущих колеса.

Перед постановкой блокирующих колец обязательно проверить состояние хомутика крепления гитарного колеса на валике (дет. 17-23-2). Хомутик плотно крепится на валике и не должен вращаться на нем. Стяжные болты хомутиков должны иметь как под головкой, так и под гайкой замковые шайбы. Поставить колпаки ступицы на место.

Специальным ключом отжать гайку оси ленивца и натянуть гусеницу, вывести из зацепления с кронштейном зубчатый диск оси ленивца ударами кувалды по деревянной накладке, положенной на конец оси. Отпустить гусеницу.

Разъединить гусеницы в промежутке между колесом колесного хода и гусеничным колесом, для чего выбить пальцы из ушков траков гусеницы специальной выколоткой.

Завести мотор и съехать с гусениц, после чего закрепить ленивцы в кронштейнах.

Каждую гусеницу разбить на четыре части: две части по 12 траков и две части по 11 траков.

Снять запасные бензиновые бачки с верхней части полок и укрепить их под полками.

Уложить гусеницу на полках по обе стороны танка. Поднять и уложить часть гусениц в 12 траков на полках вверх гребнями, часть в 11 траков — на ребро к стенке корпуса, часть в 11 траков — на ребро с наружной стороны, гребнями к стенке корпуса, часть в 12 траков положить сверху гребнями вниз. При этом концы гусеницы не должны свисать с крыла. Притянуть уложенную гусеницу ремнями в трех местах, для чего в крыле имеются прорези, а на верхней броне, над бензобаками, скобы.

10. Переход с колесного хода на гусеничный

Остановить танк на ровном участке. Снять с крыльев танка гусеничные цепи. Разостлать гусеничные цепи впереди танка, уложив их на линии колес так, чтобы гребень трака приходился против середины колеса, соединить отдельные части цепи (для чего соединить проушины), вставить палец и зашплинтовать.

При соединении необходимо следить, чтобы траки с гребнями чередовались с траками без гребней.

Поставив управляемые колеса прямо, осторожно завести танк на разостланную гусеничную цепь. Когда танк станет всеми колесами на гусеницу, закинуть задний конец гусеницы на ведущее гусеничное колесо и двигать танк осторожно вперед, поддерживая конец цепи. Остановить танк, когда передние колеса будут находиться от конца гусеничной цепи на расстоянии двух траков. Подтянуть задний конец гусеницы.

Специальным ключом поставить ленивец в положение, ближайшее к переднему управляемому колесу, соединить цепь на нижней ветви между ленивцем и передним колесом, зашплинтовать палец.

Специальным ключом отвести коленчатую ось ленивца вперед, натягивая гусеницу.

Нормальным натягом гусеницы считается положение, когда верхняя ветвь гусеницы свободно лежит на двух средних колесах, провисая между ними на 25-30 мм.[128,129] Придерживая натянутую гусеницу ключом, одновременно затягивать гайку конца коленчатой оси до тех пор, пока не войдут в зацепление все зубцы, после чего зажать гайку до отказа. Снять колпаки с ведущих колес колесного хода.

Снять блокирующие кольца и поставить обратно колпаки, укрепив болтами. Тщательно следить, чтобы грязь и песок не попали внутрь ступицы колеса. Регулировку рессор производить не следует, так как на танке БТ-7 регулировка рессор постоянная для колесного и гусеничного хода.

Вынуть чеку из верхнего отверстия колонки и вставить ее в отверстие крышки картера колонки.

Застопорить в картере рулевого механизма ведущий валик с шестерней, для чего вынуть чеку из верхнего отверстия и вставить в отверстие крышки картера рулевого механизма.

Снятые блокирующие кольца и укрепить в отделении водителя на специальной шпильке.

Перенести укрепленные под полками запасные бензобаки на верх полок и укрепить на шпильках.

Продолжать движение с подвешенными под полками бачками на гусеничном ходу не разрешается, ввиду того что во время движения баки могут быть сбиты гусеничной лентой».

Как видим, есть однозначный ответ: гусеницы никуда не сбрасываются, их возят с собой, и автомобили для этого не требуются.

«Некоторые типы советских танков имели названия в честь коммунистических лидеров: KB — Клим Ворошилов, ИС — Иосиф Сталин, но большинство типов советских танков получали названия, в которых содержался индекс «Т». Иногда этот индекс, кроме «Т», содержал букву «О» (огнеметный), «Б» (быстроходный), «П» (плавающий). Кстати, Советский Союз был единственной страной мира, которая в массовых количествах производила плавающие танки. В оборонительной войне танку никуда плавать не надо, поэтому, когда Гитлер начал операцию «Барбаросса», советские плавающие танки пришлось бросить из-за непригодности в оборонительной войне».

Насчет «брошенных ненужных танков» я уже написал выше, а вот то, что в основном плавающие танки состояли на вооружении разведывательных подразделений, г-н Резун, видимо, или не знает, или молчит. Кроме того, что значит фраза о «непригодности к оборонительной войне»? Я так понимаю, что имеется в виду пригодность к наступательной войне. Значит, танки с пулеметным вооружением или 20-мм пушкой — это танки для наступления и прорыва вражеской обороны? Очень смешно.

Более того, таких дураков, которые думают, что для обороны никуда плавать не надо, и не позаботились достаточным количеством переправочных средств и плавающей техники, наступающий враг жестоко наказывает — уничтожает мосты и прижимает отступающих к реке. Последним остается или погибнуть, или, бросив вооружение и технику, спасаться бегством вплавь.

«а их производство немедленно прекратить, как и производство БТ».
[130,131]

Значит, производство танков БТ и плавающих танков было прекращено после нападения на СССР? Опять неправда. Производство БТ было прекращено в сентябре 1940 года с переходом на выпуск танка Т-34. А легкие танки продолжали производить, но в условиях войны перешли на выпуск более простого и технологичного по сравнению с плавающим Т-40 легкого танка Т-60.

«БТ» — это отступление.

Какой-то все же избирательный у г-на Резуна подход. Получается, что «ПТ» и «ОТ» не отступление, а «БТ» — отступление.

«Главное в другом. В 1938 году в Советском Союзе начаты интенсивные работы по созданию танка совершенно нового типа «А-20». Что есть «А-20», ни один советский военный учебник на этот вопрос не отвечает. Возможно, после публикации моей книги коммунисты задним числом придумают некое толкование этого индекса, но пока для многих экспертов мира индекс остается нерасшифрованным. Я долго искал ответ на вопрос и нашел его на заводе N183. Это все тот же локомотивный завод, который, как и раньше, кроме локомотивов, дает побочную продукцию. Не знаю, правильно ли объяснение, но ветераны говорят, что изначальный смысл индекса «А» — автострадный. Объяснение лично мне кажется убедительным. Танк «А-20» — это дальнейшее развитие семейства БТ. Если у БТ главная характеристика вынесена в название, почему у А-20 главная характеристика не может быть вынесена в название? Главное назначение А-20 — на гусеницах добраться до автострад, а там, сбросив гусеницы, превратиться в короля скорости».

Сенсация! Это, пожалуй, единственное место, где уважаемый писатель выразил сомнение, сказав, что не знает, правильно ли объяснение. Но, даже выразив это сомнение, имеет наглость делать безапелляционные выводы далеко идущего глобального характера только потому, что очередное объяснение источника ОБС «кажется убедительным».

Что же на самом деле обозначал индекс «А»? На харьковском заводе так обозначали опытные изделия. И это необязательно были танки. Может быть, и сенокосилку с индексом «А» сделаем «автострадной»?

Так, например, танк БТ-7М имел заводской индекс А-8. Впрочем, можно сказать, что это первый шаг к «автострадным», пойдем дальше. Вместе с А-20 параллельно разрабатывался танк А-20Г (Г — гусеничный вариант А-20, т.е. он вроде и автострадный, но только на гусеницах), который после доработки стал А-32. Любому любителю истории БТ ВТ известно, что А-32 — прототип, предшественник легендарного Т-34 (заводской индекс А-34). Может быть, и Т-34 в автострадные танки запишем?

«А теперь вспомним, что и в конце XX века Советский Союз не имеет ни одного километра дороги, которую можно было бы определить термином — автострада. 50лет назад автострад на советской территории и подавно не быао. И ни одно сопредельное государство не имело в 1938 году автострад. А вот в следующем, 1939 году, Сталин
[132,133} пактом Молотова — Риббентропа расколол Польшу и установил общие границы с государством, которое имело автострады. Это государство называлось Германия».

Да-да, но все эти пассажи впустую, поскольку цепочка логических рассуждений Резуна построена на изначально ложных фактах. И почему-то практически сразу после установления общих границ с Германией в СССР прекращается производство БТ в пользу такого, далеко не автострадного Т-34.

«Говорят, что сталинские танки были не готовы к войне. Это не так. Они были не готовы к оборонительной войне на своей территории. Их просто готовили для войны на других территориях».

Уважаемый «стратег» не знает одной простой истины: армия нужна для ведения войны, не для ведения наступательной войны и не для ведения оборонительной войны, а для войны. Кто это забывает и начинает готовить армию только к наступлениям или искусственно «оборонительную доктрину» государства по своей безграмотности распространяет на тактический уровень ведения боевых действий, тот рискует привести в будущем свою армию к крупным поражениям.

Глава 13. O крылатом танке:

«Советские генералы мечтали не только бросить в Западную Европу сотни тысяч десантников-пехотинцев, но и сотни, а возможно, и тысячи танков. Конструкторы интенсивно искали пути осуществления мечты самым простым и дешевым способом. Олег Антонов, тот самый, который потом станет создателем самых больших в мире военно-транспортных самолетов, предложил навесить на обычный серийный танк крылья и оперение, используя корпус танка как каркас всей конструкции. Эта система получила название KT — крылья танка. Приводы воздушных рулей крепились к пушке танка. Экипаж танка осуществлял управление полетом, находясь внутри танка, путем поворота башни и подъема пушечного ствола. KT — это потрясающая простота. Конечно, риск полета в танке был, мягко говоря, выше привычных норм, но человеческая жизнь в Советском Союзе стоила даже дешевле, чем навесные крылья на танке».

Итак, действительно существовал такой KT. Меня в этом абзаце удивляет следующая вещь. Зачем вдруг понадобилось рассказывать такие технические подробности о том, как это сооружение управлялось в полете? Чтобы показать свою осведомленность и получить у несведущего читателя кредит доверия своим побасенкам?

Дело в том, что резуновское описание привода воздушных рулей к пушке — это такая ахинея, что технически грамотному человеку просто невозможно читать. И для этого даже не нужно быть пилотом или инженером авиационной специальности. Представьте себя на месте наводчика, который смотрит в прицел и управляет полетом, вращая рукоятки приводов башни и пушки. Такими органами управления даже теоретически невозможно управлять полетом летательного аппарата. Пилот на месте наводчика с такими приводами управления не сможет управлять полетом, потому что он должен иметь возможность мгновенно реагировать на[134,135] изменения в поведении летящей машины, а вращение маховиками башни занимает до десятков секунд. Наблюдение в приближающий прицел с полем зрения в несколько градусов не позволит направить такой летательный аппарат в нужную сторону, а тем более его посадить.

Что же было на самом деле? Во-первых, приводы от оперения шли к месту механика-водителя, откуда пилот и управлял полетом так, как это обычно делается на самолетах. Во-вторых, танк в полете в принципе не мог управляться башней, так как первый и единственный испытательный полет KT совершил с подвешенным к нему Т-60 без башни.

«KT в 1942 году летал. В книге выдающегося западного эксперта Стивена Залога есть уникальная фотография летящего в небе танка с крыльями и хвостом».

Даже с крыльями и хвостом. Только посмотрите, что делается, он еще и с хвостом…

Да, летал, и я об этом уже сказал. Нашего читателя такими фотографиями не удивишь, они в журнале «Техника — молодежи» печатались еще в 80-е годы, правда, не в полете, а на летном поле, но все же…

«Олег Антонов с созданием крылатого танка опоздал к началу войны, да и началась она не так, как планировал Сталин, поэтому крылатые танки оказались столь же ненужными, как и миллион парашютистов».

И тут очередная натяжка на глобус. Ведь самому Резуну очевидно, что KT к планам первого удара по Европе не имеет никакого отношения, так как Антонов «опоздал» не только с созданием KT до начала войны, но и сами работы по этой машине были начаты только в декабре 1941 года.[136]

Примечания

1 Х.Гудериан Г. Воспоминания солдата. — Смоленск.: Русич, 1999. С.194.
2 Отечественные бронированные машины. XX век: Научное издание: В 4 т. / Солянкин А.Г., Павлов М.В., Павлов И.В., Желтев И Г. / Том 1. Отечественные бронированные машины. 1905-1941 гг. — М.: «Издательский центр «Экспринт», 2002. С.17.
3 Чобиток В.В. Ходовая часть танков. Подвеска // Техника и Вооружение № 8, 2005. http://armor.kiev.ua/Tank/design/suspension/2/.
4 Павлов М.В., Желтое И.Г., Павлов И.В. Танки БТ. — М.: Экспринт, 2001, стр. 4.
5 Там же, стр. 182.
6 Танк БТ-7. Техническое описание. — М.: Воениздат НКО СССР, 1939.
7 Танк БТ-7. Руководство службы. — М.: Воениздат НКО СССР, 1941.
8 Двигатели внутреннего сгорания. Устройство и работа. Под редакцией проф. Ю. А. Степанова. — М.: Военное издательство МО СССР, 1955.
9 Чобиток В. А. Теория движения танков и БМП. Учебник. — М: Военное издательство, 1984.
10 Барятинский М. Советские танки в бою. От Т-26 до ИС-2. — М.: Яуза, Эксмо, 2007, стр. 129.
11 Там же, стр. 130.
12 Keith Milton. Military Heritage. December 2001. P.38 to 45 and p. 97.
13 М.Свирин, М.Коломиец. Легкий танк Т-26. Часть 1. М.: Издательский центр «Экс-принт», 2000. С.8.
14 Барятинский М. Советские танки в бою. От Т-26 до ИС-2. — М.: Яуза, Эксмо, 2007, стр. 129, стр. 145-151.
15 Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. В 2 т. — М.: Олма-Пресс, 2002. С.183.
16 Танк БТ-7. Наставление автобронетанковых войск РККА. — М.: ГВИ НО СССР, 1938.
17 Павлов М.В., Желтое И.Г., Павлов И.В. Танки БТ. — М.: Экспринт, 2001, стр. 125.
18 Танк БТ-7. Наставление автобронетанковых войск РККА. — М.: ГВИ НО СССР, 1938, стр. 335-336.