«Превентивный» удар Красной армии летом 1941 года
Рунов В.
История не признает сослагательных наклонений и фраза типа «что было бы, если бы…» не имеет ничего общего с исторической наукой. Также говорят, что спустя десятилетия легко критиковать и видеть чужие ошибки. В то же время конкретные научные знания дают нам право рассуждать, анализировать, прогнозировать.

Уже многие годы актуальным является вопрос, готовил ли Советский Союз нападение на Германию в 1941 году? Советские авторы данный вопрос даже не рассматривали. В постсоветский период мнения разделились. Суворов (Резун) на этот вопрос дает положительный ответ. Другие авторы уклоняются от прямого ответа. Крупный исследователь начального периода войны на Западном стратегическом направлении ведущий сотрудник Института военной истории Вооруженных Сил России В.В. Абатуров пишет, что в «Стратегической разработке оперативного отдела верховного командования вермахта по подготовке и ведению кампании против СССР» от 15 сентября 1940 года немецким военно-политическим руководством прогнозировалось три варианта возможных действий Красной Армии в начале войны. В числе первых рассматривался вариант нанесения Советским Союзом упреждающего удара по развертывающимся немецким войскам. Но, по мнению разработчиков плана, этот вариант отпадал из-за неспособности командования и войск Красной Армии нанести мощный удар по Восточной Пруссии и Северной Польше.1.

Но в какой мере планировала советская сторона первой нападать на Германию, ни у кого полностью аргументированного ответа нет. Поэтому и я не буду категоричным при ответе на этот вопрос, но хочу предложить читателю некоторые документы, оперативно-тактические выкладки и собственные рассуждения, сделанные на этой основе. После этого каждый сможет принять к сведению понравившиеся ему факты и сделать собственные выводы.

В 1995 году под эгидой Федеральной службы контрразведки Российской Федерации Академией Федеральной службы контрразведки был издан многотомный труд «Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне», представленный как сборник документов. В первом томе этого труда, предлагающем документы периода ноябрь 1938 — декабрь 1940 года содержится (документ № 94) докладная записка 1-го управления ГУПВ НКВД СССР № 19/47112 в НКВ СССР «О приготовлении Германии к войне СССР» от 28 июня 1940 года. В последующие месяцы такая информация периодически поступала из различных источников и тут же докладывалась советскому военно-политическому руководству.

12 января 1941 года в разведывательной сводке № 2 управления пограничных войск НКВД УССР сообщалось, что 9 декабря район города Санок посетил главнокомандующий германской сухопутной армией генерал-фельдмаршал Вальтер фон Браухич, который произвел смотр войск и укреплений в данном районе. В этой же сводке сообщалось о прибытии в приграничную полосу новых германских частей, строительстве там казарм для личного состава, бетонированных огневых точек, погрузочно-разгрузочных площадок на железной дороге и аэродромов. (Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне: Сборник документов. Т. 1. Накануне. Кн. 2. М., 1995. С. 5—7.)

Вслед за этим отмечаются частые случаи нарушения германской стороной государственной границы СССР. Так, начальник пограничных войск НКВД БССР 24 января 1941 года в своем докладе также сообщает о развертывании в Варшаве штаба армии, а на территории пограничных уездов — штаба армейского корпуса, восьми штабов пехотных и одной кавалерийской дивизий, 28 пехотных, семи артиллерийских, трех кавалерийских и одного танкового полков, двух авиационных школ.

Ниже сообщалось: «С момента заключения Конвенции по 1 января 1941 года всего на границе с Германией возникло 187 различных конфликтов и инцидентов… За отчетный период зафиксировано 87 случаев нарушения границы германскими самолетами… Три немецких самолета после перелета через границу были приземлены… которые впоследствии были выпущены в Германию.

Один немецкий самолет 17 марта 1940 года на участке 10-й заставы Августовского пограничного отряда в результате применения оружия был сбит».2.

Следовательно, об агрессивных планах Германии против СССР в Наркомате обороны СССР и Генеральном штабе РККА знали и должны были реагировать на них соответствующим образом, то есть готовиться либо к обороне, либо к нанесению по противнику упреждающего удара.

Для подведения итогов 1940 года в конце декабря в Москве состоялось совещание высшего командного и политического состава РККА. На нем присутствовали руководящий состав Наркомата обороны и Генерального штаба, начальники центральных управлений, командующий, члены военных советов и начальники штабов военных округов, армий, начальники военных академий, генерал-инспекторы родов войск, командиры некоторых корпусов, дивизий — всего более 270 человек.

Главным докладчиком по теме «Характер современной наступательной операции» выступил командующий войсками Киевского Особого военного округа Г. К. Жуков. В начале своего доклада Г. К. Жуков подчеркнул значение наступления как вида военных действий войск и указал на факторы, от которых зависит его успех. Он ратовал за проведение наступления с решительными целями и неудачи испанского руководства в гражданской войне объяснял именно с причин его неумения вести наступление.

Затем он остановился на характере боевых действий в военном конфликте на реке Халхин-Гол. Он заявил: «Генеральная наступательная операция… является современной операцией, достаточно поучительной как с точки зрения ее организации, материального обеспечения, так и с проведения». Затем он достаточно глубоко и всесторонне описал эту операцию.

Уделяя большое внимание вопросу достижения внезапности, Г.К. Жуков отметил, что усилия советского командования «сводились к тому, чтобы создать у противника впечатление, что мы не готовимся наступать, а готовимся обороняться».

Говоря о наступательных операциях советско-финляндской войны, он отметил, что первые из них были сорваны по причине «совершенно неудовлетворительной подготовки».

Затем Георгий Константинович перешел к наступательным операциям начавшейся Второй мировой войны. Он раскритиковал поляков за их неумение вести не только наступательные, но и оборонительные операции и отметил высокое военное искусство германского командования. «Кто играл главную роль в проведении этой стратегической операции? — спрашивал Георгий Константинович и сам же отвечал: — Главную роль, как видите, играет авиация и мотобронетанковые соединения, которые своими глубокими и стремительными ударами терроризовали, по существу, всю польскую армию, управление и всю страну».

Далее он указал, что проведению наступательной операции германскими войсками «предшествовала заблаговременная выработка мощной сети шпионской агентуры и диверсионных групп». Он подчеркивал умение немцев добиваться непрерывности операций.

Охарактеризовав таким образом уже имевшие место наступательные операции, Георгий Константинович перешел к главному вопросу — выработке взглядов на проведение такой операции в будущем. Он отметил, что фронт должен наступать в полосе 400—450 километров на глубину до 200—300 километров с темпом 25—30 километров в сутки. Указал на возрастание роли нанесения главного удара на узком участке фронта и маневра во фланг и тыл обороняющимся войскам. 3

В прениях по докладу Г. К. Жукова выступил начальник штаба Прибалтийского Особого военного округа генерал-лейтенант П.С. Кленов. Он подверг критике книгу Иссерсона «Новые формы борьбы», в которой автор утверждал, что начального периода современной войны, основываясь на агрессии Германии против Польши, не будет, что война начнется с вторжения уже развернутой группировки. «Я считаю такой вывод преждевременным, — резюмировал П.С. Кленов. — Он может быть допущен для такого государства, как Польша, которая, зазнавшись, потеряла всякую бдительность и у которой не было никакой разведки того, что делалось у немцев в период многомесячного сосредоточения войск». 4

Затем в развитие доклада Г. К. Жукова выступили командир 1-го механизированного корпуса Ленинградского военного округа генерал-лейтенант П.Л. Романенко, командующий войсками Дальневосточного фронта генерал-полковник Г.М. Штерн, заместитель начальника Генерального штаба РККА — начальник Разведывательного управления генерал-лейтенант Ф.И. Голиков, начальник штаба Дальневосточного фронта генерал-майор М.А. Кузнецов, командующий войсками Орловского военного округа генерал-лейтенант Ф.Н. Ремизов, начальник Главного управления ВВС РККА генерал-лейтенант П.В. Рычагов, начальник Главного управления противовоздушной обороны РККА генерал-лейтенант Д.Т. Козлов и многие другие.

Вскоре после этого доклада состоялась известная оперативно-стратегическая игра на картах, в ходе которой Г.К. Жуков переиграл генерала Д.Г. Павлова, а еще спустя несколько дней Георгий Константинович был назначен на должность начальника Генерального штаба вместо осторожного и рассудительного генерала К.А. Мерецкова. Об истинных причинах этого назначения только можно догадываться, но то, что Г.К. Жуков в то время считался крупным специалистом в области наступления, сомневаться не приходится. Правда, о своей работе в этом направлении в последние предвоенные месяцы в своих мемуарах он ничего не пишет.

Тем не менее историкам хорошо известен такой документ, как «Соображения по плану стратегического развертывания Вооруженных Сил Советского Союза» от 15 мая 1941 года. В нем, в частности, говорится: «Учитывая, что Германия в настоящее время держит свою армию отмобилизованной, с развернутыми тылами, она имеет возможность предупредить нас в развертывании и нанести внезапный удар. Чтобы предотвратить это, считаю необходимым ни в коем случае не давать инициативы действий германскому командованию, упредить противника в развертывании и атаковать германскую армию в тот момент, когда она будет находиться в стадии развертывания и не успеет еще организовать фронт и взаимодействие войск.

Первой стратегической целью действий Красной Армии — поставить разгром главных сил немецкой армии, развертываемых южнее Брест — Демблин, и выход к 30-му дню севернее рубежа Остроленка, р. Нарев, Лович, Лодзь, Крейцбург, Оппельн, Оломоуц.

Последующей стратегической целью — наступать из района Катовице в северном или северо-западном направлении, разгромить крупные силы врага центра и северного крыла германского фронта и овладеть территорией бывшей Польши и Восточной Пруссии.

Ближайшая задача — разбить германскую армию восточнее р. Висла и на краковском направлении выйти на рубеж р. Нарев, Висла и овладеть районом Катовице, для чего:

а) главный удар силами Юго-Западного фронта нанести в направлении Краков, Катовице, отрезать Германию от ее южных союзников;

б) вспомогательный удар левым крылом Западного фронта нанести в направлении на Варшаву, Демблин с целью сковывания варшавской группировки и овладеть Варшавой, а также содействовать Юго-Западному фронту в разгроме люблинской группировки.

Данный документ был опубликован в Военно-историческом журнале № 2 за 1992 год. При этом его автор, крупный военный историк В.Н. Киселев, указывает, что документ написан от руки А.М. Василевским, но не подписан ни Г.К. Жуковым, ни С.К. Тимошенко и, тем более, не утвержден И.В. Сталиным. Любой здравомыслящий человек понимает, что без этих подписей он не имел никакой силы и может рассматриваться только как предложения по одному из вариантов действий.

В то же время необходимо учитывать, что к концу мая 1941 года в каждом западном округе были разработаны планы обороны на период отмобилизования, сосредоточения и развертывания войск, которые впервые были опубликованы в Военно-историческом журнале № 2,3,4 и 6 в 1996 году. В этих планах ставились задачи по прикрытию государственной границы каждой армии и каждому соединению резерва, определялись задачи военно-воздушным силам округа, рассматривались вопросы оперативного оборудования театра военных действий, организации тыла, вопросы-управления и многое другое. На основании окружных планов были разработаны армейские, в которых определялись задачи и порядок действий войск вплоть до стрелкового батальона. Разработка и наличие этих оперативных документов лучше всего подтверждают истинные намерения Советского руководства на 1941 год.

Полной противоположностью советской стороне в первой половине 1941 года была работа высшего руководства Вооруженных сил Германии. Чтобы убедиться в этом, достаточно взять в руки Военный дневник начальника Генерального штаба сухопутных войск Германии генерал-полковника Ф. Гальдера. С чисто немецкой пунктуальностью он описывает работу при подготовке к агрессии не только генерального штаба, но и всех подчиненных ему структур. 5

В то же время наличие «Соображений» от 15 мая 1941 года многим позволяет рассуждать о том, что было бы, если бы Советский Союз первым нанес удар по войскам Вермахта, сосредоточенным у его границ, и перешел в решительное наступление на избранных направлениях.

В то время советской военной теорией была разработана и отработана на практике в ходе учений глубокая наступательная операция. Согласно этой теории армия, имея в своем составе два стрелковых, один механизированный корпуса и одну-две авиационных дивизии, была в состоянии, наступая в полосе 50—80 километров, прорвать подготовленную оборону противника на участке 20—30 километров стрелковыми соединениями и, введя в бой механизированный корпус (две танковых и одна механизированная дивизия, всего по штату 1031 танк), могла за 7—10 суток продвинуться на глубину до 100 километров.}Война и военное дело. М., 1933. С. 554—556; Варфоломеев Н. Ударная армия. — М., 1932. С. 176—185.}

Для наращивания усилий в распоряжении командующего фронтом было еще несколько механизированных корпусов и стрелковых дивизий.

Теперь перейдем от теории к фактам. К июню 1941 года конфигурация советско-германской границы создавала два выступа в западном направлении, один — в районе Белостока (Западный Особый военный округ), второй — в районе Львова (Киевский Особый военный округ). В Белостокском выступе находились 3-я и 10-я армии, в Львовском — 6-я и 26-я армии. В составе 3-й и 10-й армий было 7 стрелковых, 2 кавалерийские, 6 танковых, 2 моторизованных дивизии, в составе которых насчитывалось более 170 тыс. личного состава, почти 1000 танков, свыше 2 тыс. орудий и минометов, около

300 самолетов. В составе 6-й и 26-й армий имелось шесть стрелковых, 1 кавалерийская, 4 танковых, две механизированных дивизии, в составе которых насчитывалось более 200 тыс. личного состава, 2232 танка, около 2500 орудий и минометов, свыше 500 самолетов.

Также нужно учитывать, что между белостокской и львовской группировками находились 4-я и 5-я армии достаточно мощного состава. В составе 4-й армии находился 14-й механизированный корпус, а в составе 5-й армии — 22-й механизированный корпус, танковые соединения которых при необходимости можно было быстро перебросить в полосы наступления ударных армий. Кроме того, в резерве у командующего Западным Особым военным округом еще имелись 7-й, 13-й, 17-й, 20-й, 23-й и 25-й механизированные корпуса, а у командующего Киевским Особым военным округом — 9-й, 15-й, 16-й, 19-й и 24-й механизированные корпуса. С учетом этих сил и средств в Западном Особом военном округе было 2900 танков, 14 249 орудий и минометов, 1785 боевых самолетов. В Киевском Особом военном округе — 5465 танков, 14 756 орудий и минометов, 2059 боевых самолетов.

В военном деле принято подсчитывать плотности сил и средств во всей полосе наступления и на направлении главного удара. Если предположить, что в случае начала войны со стороны СССР каждая ударная армия будет наступать в полосе 80 километров, то плотности сил и средств в полосе 3-й и 10-й армий Западного Особого военного округа, с учетом использования фронтовых резервов, могли составить менее 20 километров на стрелковую (кавалерийскую) дивизию, и на каждый километр фронта наступления до 14 танков, до 100 орудий и минометов, до 13 боевых самолетов. В полосе действий ударной группы Киевского Особого военного округа стрелковая (кавалерийская) дивизия могла наступать на фронте до 15 километров, а на каждом километре могли действовать до 34 танков, около 95 орудий и минометов, 13 боевых самолетов. Но в связи с требованием решительного массирования сил и средств на направлении главных ударов, эти плотности могли быть значительно выше.

Теперь оценим противника. Против Белостокского выступа располагались войска 9-й полевой армии и 3-й танковой группы из состава группы армий «Центр». Против Львовского выступа находились 17-я полевая армия и 1-я танковая группа из состава группы армий «Юг». Полевые армии состояли исключительно из пехотных дивизий, в составе которых не было ни одного танка, но имелось 212 орудий и минометов, 75 противотанковых пушек и 96 противотанковых ружей. 3-я танковая группа (командующий генерал Г. Гот) состояла из четырех танковых и трех механизированных дивизий. 1-я танковая группа (командующий генерал Э. Клейст) состояла из пяти танковых и трех механизированных дивизий. В 1941 году танковая дивизия Вермахта состояла из двух моторизованных, артиллерийского и одного танкового полка. В этом полку насчитывалось 209 танков. В моторизованной дивизии также ни одного танка не было. Следовательно, против Белостокского выступа противник имел 827 танков, против Львовского — немногим более одной тысячи.

Несколько южнее Белостокского выступа находилась 2-я танковая группа (командующий генерал Г. Гудериан), в составе которой было пять танковых и четыре механизированных дивизии. Если предположить, что при необходимости эта группа могла быть выведена в резерв Главного командования и переброшена на направления главных ударов противника, то это еще 1045 танков. Таким образом? к началу операции соотношение в танках против Белостокского выступа, с учетом использования 2-й танковой группы в полном составе, могло быть 1:1,5 в пользу советских войск, против Львовского — 1:5,4 в пользу советских войск.

Теперь по авиации. В полосе группы армий «Центр» противник имел 1677 боевых самолетов, в том числе 530 истребителей и 980 бомбардировщиков. В составе войск Западного Особого военного округа имелось 1150 боевых самолетов, в том числе 408 бомбардировщиков.

В полосе группы армий «Юг» у немцев было 2010 самолетов, а войска Киевского Особого военного округа располагали примерно таким же количеством самолетов, из которых 466 были бомбардировщиками. Некоторое превосходство, казалось бы, на стороне противника. Но в случае достижения внезапности начала военных действий и неожиданного нанесения ударов по вражеским аэродромам это соотношение за короткое время может резко измениться. Достаточно вспомнить те многие сотни самолетов, которые потеряли советские войска на земле 22 июня 1941 года.

Рассмотрим вопрос инженерного оборудования театра военных действий немецкими войсками. Как известно, в отличие от Советского Союза, немецкое командование в 1941 году не тратило силы на возведение на своей территории укрепленных районов. Полевая оборона также практически не готовилась. Поэтому в случае перехода в наступление советские войска не должны были встретить упорного сопротивления непосредственно по рубежу государственной границы, а контрудары танковых дивизий Вермахта также не смогли бы существенно повлиять на общую оперативную обстановку.

Исходя из наличия сил и средств, характера обороны противника, можно спрогнозировать соотношение потерь сторон в операции. При наступлении на неподготовленную оборону советские войска тем не менее должны были понести вдвое больше потерь, чем обороняющиеся немецкие войска. При отражении неподготовленных заранее контрударов немецких танковых дивизий потери сторон могли быть примерно равными. Но уже с началом отхода немецких войск их потери должны были значительно превысить потери соединений Красной Армии, ведущих фронтальное преследование. При переходе к преследованию на параллельных маршрутах с учетом фланговых ударов потери обороняющейся стороны по отношению к наступающей могли составить 3:1. Но если учесть, что такое преследование нередко завершается окружением противника, то можно вести разговор о полном разгроме противостоящей вражеской группировки при сравнительно небольших потерях среди наступавших войск.

Таким образом, в теоретическом плане реализация плана превентивного удара, предложенного Генеральным штабом РККА в середине мая 1941 года, была вполне возможной.

Но это только теория. На практике все могло быть иначе.

От утвержденного замысла стратегической наступательной операции до отдачи непосредственного боевого приказа войскам, как свидетельствует практика, требуется не менее полугода. Столько времени германскому командованию потребовалось для подготовки к реализации плана «Барбаросса» в 1941 году. Столько же времени потребовалось и советскому командованию на подготовку Маньчжурской стратегической наступательной операции в 1945 году. 15 мая 1941 года план нанесения превентивного удара, предложенный Генеральным штабом РККА, подписан и утвержден не был. Это значит, что не было контрольной точки отсчета начала его реализации и не было самой реализации, сопровождающейся лавиной директив, приказов и других боевых документов. По крайней мере, противнику, разгромившему штабы Юго-Западного фронта, нескольких армий, десятка корпусов и многих десятков дивизий, не удалось получить ни одного такого документа, а о его наличии Геббельс не стал бы молчать. Это говорит о том, что таких документов не было, и о том, что Советский Союз в 1941 году не готовился к нападению на Германию и не готовил стратегической наступательной операции.

Теперь даже вопреки фактам допустим, что такая операция готовилась, и поговорим о ее шансах на успех. Вопрос очень не простой и требует рассуждений параллельно по нескольким направлениям.

Во-первых, нельзя было скрыть от противника многомесячную подготовку столь масштабной операции. Уверен что, узнав об этом, германское командование предприняло бы соответствующие ответные меры, прежде всего в плане создания глубокоэшелонированной обороны, хорошо развитой в инженерном отношении, насыщенной противотанковыми средствами. На легкий и быстрый прорыв такой обороны рассчитывать уже не приходилось.

Во-вторых, в германской армии были хорошо отработаны приемы оперативной и тактической маскировки. Накануне вторжения с этой целью на уровне Генерального штаба сухопутных войск Германии был разработан особый план. Это должно было резко снизить эффективность первых авиационных и артиллерийских ударов противника и сохранить свои войска для последующих действий.

В-третьих, Вермахт значительно превосходил РККА по количеству и качеству средств управления, что являлось одним из определяющих факторов, прежде всего, в наступлении, когда практически невозможно было полагаться на проводные линии связи. Фашисты широко и достаточно умело использовали радиосвязь в звене от генерального штаба до отдельного танкового экипажа. Советские войска же испытывали острый недостаток в радиостанциях, а командующие, командиры и штабы не были обучены работать с помощью этих средств управления. Существовала своеобразная радиобоязнь у одних, другие же грешили передачей боевых распоряжений и донесений открытым текстом. В первом случае управление войсками нарушалось до прокладки проводной линии связи, во втором передаваемая информация нередко становилась достоянием врага. Это в полной мере проявилось в июне 1941 года и неоднократно давало о себе знать и в последующем.

В-четвертых — человеческий фактор. Многие генералы Вермахта к июню 1941 года имели не только хорошее военное образование, большую практику управления войсками, но и опыт наступления, полученный во время польской кампании и на Западе в 1939—1940 годах. Например, начальник Генерального штаба сухопутных войск Германии генерал-полковник Ф. Гальдер работал в этом высшем органе оперативного управления около 25 лет, все командующие группами армий, полевыми армиями и танковыми группами имели за спиной академическое образование и прослужили в этих должностях от 5 до 10 лет.

Состояние офицерского корпуса РККА было далеко не лучшим. Безусловно, сказались репрессии 1937—1938 годов. По неполным данным, в это время были репрессированы три Маршала Советского Союза, 14 командармов 1-го и 2-го ранга, 60 комкоров, 136 комдивов. Также нужно помнить, что в последние предвоенные годы резко возросла численность РККА: если в 1935 году в ее рядах насчитывалось 930 тыс. человек, то на 1 января 1941 года под ружьем уже стояло 4,2 млн человек. За счет массового призыва были развернуты новые объединения, соединения и части.

Для покрытия нехватки в командных кадрах высшего звена летом 1940 года по ходатайству наркома обороны С К. Тимошенко были пересмотрены дела более трехсот репрессированных военачальников. В итоге почти 250 командиров было возвращено в строй. В их числе были К.К. Рокоссовский, АВ. Горбатов, А.И. Тодорский, А.В. Голубев и другие. К 1 января 1941 года на военную службу возвратилось более 12 тыс. командиров и политработников, в основном из числа тех, кто не был арестован в 1937—1938 годах, но находился под наблюдением НКВД. 6

В то же время нужно признать, что профессиональный уровень подготовки высшего начальствующего состава РККА был невысок. Нарком обороны СССР Маршал Советского Союза С.К. Тимошенко и начальник Генерального штаба РККА генерал армии Г. К. Жуков военное образование имели на уровне академических курсов. Командующий Западным Особым военным округом генерал армии Д.Г. Павлов на должность был назначен в июне 1940 года, имея за спиной опыт командования танковой бригадой. Командующий войсками Киевского Особого военного округа генерал-полковник М.П. Кирпонос на должность был назначен в феврале 1941 года. До этого он с 1934 по 1939 год был начальником Казанского пехотного училища, во время советско-финляндской войны полгода покомандовал дивизией, в 1940 году два месяца прокомандовал стрелковым корпусом, после чего был назначен сразу командующим Ленинградским военным округом, а еще через полгода переводится командующим в самый крупный — Киевский Особый военный округ. Столь же стремительными были карьерные взлеты и большинства командующих армиями, очень многих командиров корпусов и дивизий. При этом надо отметить, что, получив высокие должности, они не имели опыта в подготовке и проведении фронтовых и армейских наступательных операций, наступательных боев стрелковых и, прежде всего, механизированных (танковых) соединений.

Не лучшим было состояние командных кадров и на уровне полков, батальонов и рот. Почти 70 процентов командно-начальствующего состава имели опыт работы в занимаемой должности от одного до шести месяцев. До 50 процентов командиров батальонов, почти 68 процентов командиров рот и взводов имели лишь шестимесячную подготовку на курсах.7

Кроме относительно низкого профессионального уровня высшего командного состава РККА, отмечается значительный некомплект штатной численности. К середине мая 1940 года он составлял 35 процентов.

Крайне низкой была военная подготовка офицеров запаса. Из этой категории лиц, которые в случае войны должны были занять ответственные должности, только 0,2 процента имели высшее военное образование, 10 процентов закончили военные училища, а остальные почти 90 процентов — краткосрочные курсы офицеров запаса.

Если учесть все эти отрицательные моменты, то вызывает вполне обоснованное сомнение способность РККА в 1941 году подготовить и провести стратегическую наступательную операцию с целью разгрома противостоящей группировки немецких войск. Ведь такая операция кроме «революционного» порыва требует очень многого, чего в то время Красная Армия практически не имела. Это вовсе не значит, что высшие военачальники считали себя ущербными. Уверен, в случае получения соответствующего приказа С.К. Тимошенко, Г.К. Жуков, Д.Г. Павлов, М.П. Кирпонос, подчиненные им командармы, комкоры и комдивы повели бы свои войска в наступление. Другой вопрос — чем бы закончилось это наступление? Опыт советско-финляндской войны показал, что рассчитывать на легкую победу Красной Армии было очень трудно. Но что было бы на самом деле, сегодня сказать с полной уверенностью невозможно.

В настоящее время, благодаря развитию компьютерной техники, в военно-учебных заведениях различных стран практикуется моделирование результатов боевых действий по сумме различных показателей. Рассчитать же по такой модели исход стратегической наступательной операции очень сложно, а точнее, даже невозможно. Объективные показатели сливаются с субъективными настолько плотно, что расчеты не поддаются сухому математическому анализу. Если же к ним еще добавить фактор времени, то с такими прогнозами не справится ни одна, даже самая совершенная, электронно-счетная машина.

И еще один очень важный момент. Советское руководство, которое в начале 1941 года имело только «Договор о дружбе и границах с Германией» от 28 сентября 1939 года, но не имело подобных договоров ни с Польшей, ни с Великобританией, ни с Францией, ни с другими европейскими странами, ни с США, хорошо понимало, в какой международной изоляции окажется СССР в случае нанесения превентивного удара по немецким войскам, расположенным на территории Польши.

Когда осенью 1939 года войска Белорусского и Украинского фронтов вступили в Польшу, правительство и главное командование этой страны, оценивая реальные события, были вынуждены констатировать, что Польша не находится в состоянии войны с Советским Союзом. Вместе с тем нужно помнить, что правительство этой страны эмигрировало не в СССР, а в Англию, с которой у Польши был соответствующий союзный договор. И если бы советские войска нанесли удар по германским войскам, находящимся на территории Польши, СССР автоматически был бы объявлен агрессором и оказался бы в состоянии войны с Польшей и Англией. При переходе советских войск в наступление на территорию оккупированной немцами Чехословакии СССР автоматически становился противником чехословацкого эмигрантского правительства и Франции.

И, наконец, не следует забывать о той позиции, которую в то время занимали правительства Англии и США, являвшиеся самыми активными сторонниками передела мира с целью получения новых источников сырья, дешевой рабочей силы и самых обширных рынков сбыта своей продукции. Для решения этих проблем требовалось, прежде всего, максимально ослабить Германию и Россию, которые в то время были самыми быстро развивающимися странами Европы. Затяжная война между этими странами была лучшим выходом в решении этой проблемы. Оставалось только найти достойный повод для начала такой войны. Нападение СССР на германские войска, расположенные на территории Польши, Венгрии, сразу же решило бы эту проблему. Более того, после объявления СССР агрессором США и другие страны развязывали себе руки в плане оказания поддержки и помощи пострадавшей стороне, а Англия и Франция получали возможность самого свободного политического маневра в последующем.

План изменения соотношения сил и обстановки в Европе в результате войны Германии против СССР полностью удался. Война практически разорила многие ведущие государства Европы.

Германия проиграла войну, войска стран антигитлеровской коалиции с огнем и мечом вошли на ее территорию, разоряя все на своем пути. Особенно пострадала восточная часть Германии, где немецкие войска оказывали ожесточенное сопротивление Красной Армии и практически каждый город приходилось брать штурмом. Западная часть Германии, где наступали союзники, практически не была разрушена. Обшие потери Германии убитыми и пропавшими без вести составили 9,4 млн человек. В ходе войны была истощена промышленность Германии, разрушено 25 % жилого фонда, инфраструктура страны. 20 % промышленных предприятий оказались непригодными к восстановлению. По мощностям производства Германия была отброшена на уровень 1936 года, а по некоторым отраслям и на более ранний период.

Союзные Германии Румыния и Венгрия также были достаточно сильно обожжены пламенем войны, потеряв соответственно 475 тыс. и 809 тыс. человек. При этом Румыния даже умудрилась накануне неизбежного поражения резко изменить свой статус и из побежденной страны завершить войну среди стран-победительниц.

Достаточно сильно пострадала Польша. Фашисты разрушили около 40 % национального богатства этой страны, почти 65 % промышленных предприятий. В годы войны погибло более 4 млн поляков.

Но больше всего пострадал Советский Союз, ставший основной ареной ожесточенных военных действий. В 1941 и 1942 годах германские войска с боями захватили значительную часть Советского Союза. При этом инфраструктура этой части разрушалась не только наступающими германскими, но и отходящими советскими войсками. В 1943 и 1944 годах советские войска с боями изгнали противника со своей территории. И снова инфраструктура на этой территории разрушалась наступающими советскими и отходящими германскими войсками. Если же учесть, что во время оккупации советской территории фашисты беспредельно грабили находившиеся там ценности, уничтожали и эксплуатировали мирное население, то без преувеличения можно сказать, что европейская часть от западной границы до Волги и Северного Кавказа в 1941—1944 годах претерпела не менее пяти опустошительных нашествий. Общие людские потери страны составили 26,6 миллиона человек. 25 миллионов человек остались без крова. Было разрушено 1710 городов и поселков, более 70 тыс. сел и деревень, 6 млн зданий, 32 тысячи промышленных предприятий, 4100 железнодорожных станций, около 63 тысяч километров железнодорожных путей, 1870 железнодорожных мостов и других сооружений. 8

Затем последовали операции Красной Армии за пределами территории Советского Союза. Только безвозвратно (убитыми, умершими от ран и болезней) советские войска потеряли в Польше — 600,2 тыс. человек, в Чехословакии — 139,9 тыс. человек, в Венгрии — 140 тыс. человек, в Румынии — 69 тыс. человек, в Австрии — 26 тыс. человек, в Югославии — 8 тыс. человек, в Болгарии — 997 человек, в Норвегии — 3,4 тыс. человек, в самой Германии — 102 тыс. человек. Всего было безвозвратно потеряно более 1 млн человек, еще более 2 млн человек при освобождении территорий этих государств получили ранения и стали калеками. 9

Что же произошло после завершения Второй мировой войны?

США, более пяти лет строившие на войне в Европе большой бизнес и утроившие за эти годы свое национальное богатство, в годы Второй мировой войны на различных театрах военных действий потеряли 405 тыс. человек. Потери войск Великобритании составили 375 тыс. человек, Франции — 600 тыс. человек. При этом инфраструктура США совершенно не была разрушенной, разрушения на территории Великобритании и Франции были незначительными. Под контроль эти страны получили малоразрушенную западную часть Германии и средства, которые начали вкладывать в развитие собственной экономики и повышение благосостояния собственного народа. СССР, который в войне понес самые большие людские и материальные потери, получил под свой контроль сильно разрушенные территории стран Восточной и Центральной Европы, для восстановления которых начал вкладывать новые огромные средства в ущерб собственному народу. Вторая мировая война, теперь уже в экономической форме, продолжилась еще на долгие годы…

Но вернемся к событиям июня 1941 года, от которых отделяют нас без малого 70 лет. Многие события того времени стали известными, отдельные все еще являются «белым пятном» книги истории. Благодаря наличию этих «белых пятен» у некоторых исследователей появляется возможность фальсифицировать историю, выдвигать смелые гипотезы, делать предположения. Только полное снятие грифа секретности со всех документов, касающихся начала Великой Отечественной войны, сможет поставить точку во многих, все еще актуальных, вопросах.

Что касается подготовки СССР к нападению на Германию летом 1941 года и возможного развития превентивной стратегической наступательной операции РККА, то это остается в области гипотез, домыслов и рассуждений. При этом неоспоримым является факт, что 22 июня 1941 года именно германские войска всеми силами вторглись в пределы Советского Союза, нанесли сокрушительный удар не только по армиям прикрытия государственной границы, но и по мирному населению и развили стремительное наступление на большую глубину в соответствии с реально существовавшим планом «Барбаросса». В связи с этим агрессия Германии против СССР стала фактом, оспорить который никто и никогда уже не сможет.

1 Абатуров В. В. На Западном направлении. М., 2007. С. 30
2 Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне: Сборник документов. Т. 1. Накануне. Кн. 2. М., 1995. С. 20–21
3 Русский архив. Т. 12(1). С. 129–151.
4 Русский архив. Т. 12(1). С. 153.
5 Гальдер Ф. Военный дневник. Т. 2, 3. М., 1971.
6 Португальский Р.М. Командные кадры Советских Вооруженных Сил в годы Великой Отечественной войны. М., ВАФ, 1991. С. 6 — 10.
7 ЦАМО. Ф. 4. Оп. 14, д. 2371, л. 37.
8 Мировые войны XX века. Кн. 3. Вторая мировая война. Исторический очерк. М.: Наука, 2005. С. 548–550.
9 Подсчитано на основании: Россия и СССР в войнах XX века: Статистическое исследование. 2001. С. 449.
Первый удар Сталина 1941. — М.: Яуза, Эксмо, 2010.
^