На крыльях штурмовика
(Брандыс Анатолий Яковлевич)
//
Люди бессмертного подвига. Очерки о дважды, трижды и четырежды Героях Советского Союза. — М.: Политиздат, 1975.
Анатолий Яковлевич Брандыс родился в 1923 году в Днепропетровске в семье рабочего. По национальности украинец. Член КПСС с 1944 года.

В 1940 году А. Я. Брандыс поступил в Днепропетровскую

среднюю школу военно-воздушных сил, откуда в начале Великой Отечественной войны был переведен в Пермское авиационное училище штурмовиков. В августе 1943 года был направлен на Южный фронт. Участвовал в боях на Украине, в Крыму, Белоруссии, под Кенигсбергом. Всего в годы войны совершил 228 боевых вылетов, уничтожив большое количество военной техники и живой силы противника.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 февраля 1945 года Анатолию Яковлевичу Брандысу присвоено звание Героя Советского Союза. 29 июня 1945 года он удостоен второй медали «Золотая Звезда». Награжден также многими орденами и медалями.

После войны успешно окончил Краснознаменную Военно-воздушную академию, а затем Академию Генерального штаба. Командовал авиационной частью, соединением. В настоящее время А. Я. Брандыс — кандидат военных наук, доцент — продолжает службу в Советской Армии.

На прифронтовом аэродроме молодых летчиков, только что окончивших авиационную школу и получивших некоторый опыт боевого применения самолета в учебно-тренировочном полку, встретили тепло. Было сделано все, чтобы они с первого же дня почувствовали себя членами дружного коллектива и быстро включились в боевую работу.

Командир познакомился с каждым из вновь прибывших летчиков, представил их личному составу полка, рассказал им о боевых делах наиболее отличившихся однополчан.

— Теперь познакомьтесь с аэродромом, с районом полетов, — сказал он в заключение. — Обязательно поговорите с боевыми летчиками. Они вам многое могут рассказать. Это пригодится. Долго скучать не будете, некогда. Фронт не за горами. Слышите?

Командир поднял вверх руку, требуя внимания, и все отчетливо услышали глухие звуки артиллерийской канонады. Да, фронт был действительно близко.

В строю в числе молодых летчиков был Анатолий Брандыс. Он внимательно прислушивался к каждому слову командира. Ему хотелось быстрее вникнуть во все тонкости боевой работы, познать «секреты» тактических приемов действий штурмовиков.

Наступил вечер. Возвратившиеся с боевого задания летчики рассказывали о своих впечатлениях, шумно разбирали различные обстоятельства воздушного боя, критиковали отдельных летчиков за ошибки и промахи, допущенные в полете.

Все эти дни Анатолий напряженно готовился к началу боевой работы. За это время он сделал несколько контрольных и тренировочных полетов, летал на стрельбу и бомбометание по [163] учебным целям и показал хорошие результаты. Командир эскадрильи остался доволен.

— Если так будешь летать, то и воевать будешь неплохо, — сказал он летчику. — Главное — будь внимателен в полете, не отрывайся от ведущего, следи за всеми его действиями.

Ждать боевого вылета долго не пришлось. Как-то Брандыса вызвал командир полка Н. Ляховский.

— Ну как, орел, настроение? Не скучаешь? — с улыбкой спросил командир. Командир интересовался всем: самочувствием летчика, знанием района боевых действий, обстановки на фронте.

— Завтра у тебя первый боевой вылет, — сказал он, убедившись в готовности новичка. — Будь внимателен. Подробные указания даст ведущий группы.

На аэродроме кипела напряженная работа, готовили самолеты к предстоящему боевому вылету. Технический состав трудился без устали, стремясь, чтобы все запланированные для полета самолеты поднялись в воздух. Заделывали пробоины на крыльях и фюзеляжах, устраняли обнаруженные в двигателях неполадки. Вместе с техниками работали и летчики. И эта дружба и взаимопомощь позволяли делать, казалось, невозможное.

С особым настроением работал в тот день и Анатолий на уже видавшем виды самолете с хвостовым номером 24. Брандыс решил все проверить сам: опробовал двигатель, просмотрел бомбардировочное и стрелковое вооружение, кабину и ее оборудование. Очень хотелось, чтобы первый боевой вылет прошел успешно.

С рассветом группе штурмовиков предстояло нанести удар по колонне танков дивизии «Мертвая голова». От командира полка и ведущего получены все указания до мельчайших подробностей. Сделаны все необходимые пометки на полетных картах, проложен маршрут. Брандыс детально изучает характерные ориентиры. Мало ли что может быть в полете! Нужно хорошо знать маршрут, чтобы выйти на цель, а затем вернуться на аэродром.

Когда все было готово, командир сказал:

— А теперь отдыхать, вставать придется рано.

В ту ночь Анатолий долго не мог заснуть. Через несколько часов — первый боевой вылет.

Рано утром группа штурмовиков поднялась в воздух и взяла курс на запад. Вначале все было хорошо, но, когда самолеты отошли далеко от аэродрома, мотор стал давать перебои. [164] А ведь накануне сам опробовал мотор. Анатолия охватила тревога.

Что делать? Неужели возвращаться, не выполнив первого боевого задания?

С большим трудом подобрал Анатолий такой режим, на котором мотор работал лучше, но от группы все же отстал.

«Хоть один, но дойду до цели и сброшу бомбы, — думал летчик, — тем более цель уже близка».

Вглядываясь вперед, где уже чернели клубы бомбовых разрывов — результат налета наших штурмовиков, — Анатолий ободрял себя: «И для меня найдется цель».

Нанеся удар по скоплению танков противника, группа развернулась и взяла курс на свой аэродром. Брандыс к этому времени только подходил к району цели. Противник открыл по нему сильный огонь. Обнаружив скопление танков, замаскировавшихся среди подсолнухов, Анатолий с разворота перевел самолет в пологое пикирование. Мотор снова напомнил о себе. Но танки противника все отчетливее просматривались в лобовом стекле фонаря кабины. Пора! Понимая создавшуюся обстановку, Анатолий решает сбросить бомбы с одного захода. Он резким движением переводит рычаг аварийного сброса бомб назад до отказа и выводит облегченный самолет из пикирования.

Подбирая обороты двигателя и маневрируя на малой высоте, Брандыс благополучно вышел из района цели. На обратном пути, пристроившись к другой группе штурмовиков, возвращавшихся после выполнения задания, он дошел с ней до своего аэродрома.

— Почему не вернулся? — спросил после посадки командир, выслушав доклад Брандыса.

— Считал, что могу выполнить задачу, — ответил Анатолий.

За настойчивость в выполнении боевого задания командир похвалил летчика, но посоветовал в подобных случаях не рисковать и возвращаться на аэродром.

Шло время. Брандыс уже совершил немало успешных боевых вылетов. Наши войска двигались на запад. Впереди был родной Днепропетровск. Город ждал освобождения.

Получено задание: нанести удар по вражескому железнодорожному эшелону севернее Мелитополя. На подходе к цели Группу атаковали истребители противника. Завязался воздушный бой. В самый напряженный момент турельный пулемет на самолете Брандыса замолчал.

— Пулемет отказал! — взволнованно передал воздушный стрелок А. Карымшаков командиру. [165]

— Попробуй перезарядить! — ответил командир и стал резко бросать машину из стороны в сторону, стремясь выйти из-под прицельного огня истребителей противника.

Гитлеровцам хотелось, чтобы наши штурмовики нарушили боевой порядок. Но летчики строго выдерживали свои места. Сбросив бомбы на эшелон противника и обстреляв его из пушек, группа благополучно возвратилась на свой аэродром. Разбитый эшелон надолго закупорил железнодорожный перегон. И опять на разборе командир отметил смелость и инициативу Брандыса.

Штурмовики своими действиями с воздуха оказывали нашим войскам большую помощь.

На одном из участков фронта продвижению наших войск сильно мешала артиллерия противника. Командование вызвало штурмовиков. Немцы защищали свои позиции, сосредоточив большое количество зенитных средств. Чтобы успешно выполнить задание, нужно было прежде всего заставить замолчать зенитки.

Разработали подробный план действий. Первая часть группы должна была нанести удар по артиллерии, а вторая, шедшая несколько сзади, — атаковать зенитные точки, когда они откроют огонь и этим демаскируют себя.

На малой высоте Брандыс со своей группой вышел на заданную цель и всю мощь огня обрушил на вражеские артиллерийские позиции. Артиллерия замолчала. Воспользовавшись этим, наземные части поднялись в наступление. Открывшие огонь зенитки были атакованы вторым звеном группы. Штурмовики сделали 14 заходов на цель, пробыв над ней 25 минут. Наши войска выбили противника с занятого рубежа и овладели им.

День ото дня совершенствовалось боевое мастерство Брандыса. Наибольшее удовлетворение чувствовал он, когда наша пехота, видя своих верных помощников — штурмовиков, летящих на бреющем полете, поднималась во весь рост и под их прикрытием шла в атаку.

После освобождения южных районов Украины полк, в котором служил Брандыс, наносил удары по врагу, еще находившемуся в Крыму. Истребители противника, подстерегая наших штурмовиков, пытались атаковать их. Но «илы» своим мощным огнем отбивали их атаки, а нередко и сбивали вражеских истребителей. Спаянные крепкой боевой дружбой, летчики полка к тяжелых условиях не раз выходили победителями.

Однажды эскадрилья под командованием опытного летчика Леонида Беды, заместителем которого был Брандыс, получила задание: под прикрытием истребителей нанести удар по вражескому [166] аэродрому южнее Джанкоя. Противник встретил штурмовиков сильным огнем. Маневрируя в разрывах снарядов, группа прорвалась к цели. На окраине аэродрома стояло большое количество самолетов.

— Внимание! Атака! — скомандовал Беда, и штурмовики устремились в пикирование.

Увлеченный атакой, Брандыс не замечал, как вблизи его самолета рвались снаряды. Он открыл огонь из пушек и пулеметов. На выходе из пикирования сбросил бомбы. Стрелой взмыла вверх его машина, и группа ушла от цели. На аэродроме горели вражеские самолеты. От прямого попадания бомб взлетел в воздух склад боеприпасов.

Самолет Брандыса в этом бою был сильно поврежден. На крыльях виднелось множество пробоин, в отдельных местах были вырваны куски обшивки, но мотор работал хорошо и лететь еще можно было.

Едва успела группа отойти от цели, как в шлемофоне послышался голос командира:

— Иду на вынужденную: отказал мотор.

В машине командира эскадрильи пробило водяной радиатор, и вода, охлаждающая мотор, хлынула в кабину. Анатолий видел посадку самолета командира. Кругом степь, укрыться негде, а рядом враг. Недалеко деревня Александровка, в которой засели фашисты. Заметив самолет, они уже мчались к месту посадки.

Что делать? Бросить командира? Нет! Тут же созрело решение — сесть рядом, забрать экипаж и взлететь. В степи это хотя и опасно, но возможно. Однако на поврежденном самолете садиться опасно.

Анатолий уходит вверх и приказывает сесть и забрать экипаж командира младшему лейтенанту Берестневу. Тот мастерски садится рядом с самолетом Беды, забирает экипаж и взлетает, а Брандыс в это время в паре с ведомым командира прикрывает их с воздуха.

Воздушные стрелки самолетов Брандыса и ведомого Беды открыли огонь по приближавшимся фашистам.

Когда самолет Берестнева взлетел в воздух, Анатолий спикировал на оставшийся в степи самолет командира и пушечным огнем поджег его.

Так был спасен прославленный летчик, любимый командир — Леонид Беда. За спасение командира летчик Берестнев был награжден орденом Красного Знамени.

В Крыму Анатолию Брандысу часто приходилось летать в паре со своим ведомым на «охоту», на разведку. Он доставлял [167] командованию ценные сведения о противнике. В этих полетах Брандыс уничтожал одиночные наиболее важные цели. Много раз пролетал Анатолий над руинами Севастополя. И каждый раз думал: сколько горя выпало на долю его жителей, сколько мужества и геройства проявили они! И когда Брандыс штурмовал врага на овеянных славой холмах Севастополя, наносил сокрушительные удары по кораблям противника, он всегда повторял:

— За тебя, Севастополь, за вас, герои-севастопольцы!

Особенно запомнился Анатолию удар по скоплению вражеских войск и техники в Севастопольском порту. Группа шла на малой высоте. При подходе к бухте противник открыл сильный зенитный огонь. Но штурмовики прорвались к цели и нанесли по ней бомбовый удар. В бухте возник пожар. Гитлеровцам был нанесен немалый урон.

После освобождения нашими войсками Крыма Брандыс вместе с полком перелетел на 3-й Белорусский фронт. Здесь он участвовал в боях по прорыву вражеской обороны в районе Орши, в освобождении Белоруссии и разгроме вражеских войск в Восточной Пруссии.

За мужество и героизм, проявленные в боях с врагом, Анатолию Яковлевичу Брандысу было присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

В представлении командования говорилось: «За совершенные 128 успешных боевых вылетов на самолете ИЛ-2 на бомбометание и штурмовку техники и живой силы противника и проявленные при этом героизм, мужество, отвагу и доблесть достоин представления к высшей правительственной награде — присвоению звания Героя Советского Союза».

«Воротами Германии» называли в те дни Восточную Пруссию. Сюда привела военная дорога и Анатолия Брандыса. Здесь он прославился как мастер штурмового удара по вражеским аэродромам. Ему поручались самые трудные задания, и он выполнял их с честью.

Наиболее сложная задача встала перед летчиками при штурме Кенигсберга. Противник стянул в город большое количество зенитной артиллерии, расставив ее в городе между домами. Это очень мешало действиям нашей авиации. Брандыс и здесь показал свое мастерство. Он применил новую тактику борьбы с зенитной артиллерией. Она заключалась в том, чтобы наносить удары по ней с малых высот, с планирования. Возможности орудий ограничивались, так как окружающие здания сокращали радиус обстрела. Эта тактика дала свои результаты. [168] Резко сократились потери нашей авиации, и возросла эффективность ее действий.

Пройдя большой и трудный путь войны, Анатолий Брандыс накопил громадный боевой опыт, которым он щедро делился с молодежью. К концу войны он стал капитаном, командиром эскадрильи. В его подразделении выросло много опытных летчиков — мастеров штурмового удара.

Радостные дни переживал тогда Анатолий Брандыс. Для него праздник Победы стал двойным праздником: за мужество, отвагу и геройство он был награжден второй «Золотой Звездой» Героя Советского Союза.