Подвиг комбрига
(Головачев Александр Алексеевич)
//
Люди бессмертного подвига. Очерки о дважды, трижды и четырежды Героях Советского Союза. — М.: Политиздат, 1975.
Александр Алексеевич Головачев водился в 1909 году в рабочем поселке Любохна Дятьковского района Брянской области в рабочей семье. По национальности русский. Член КПСС с 1931 года. В 1926 году окончил ФЗУ и поступил на завод расточником. В 1929 году призван в ряды Советской Армии и направлен в военную школу имени ВЦИК, которую окончил в 1932 году с отличием. В 1939 году участвовал в походе Советской Армии по освобождению Западной Украины.

В первые дни Великой Отечественной войны А. А. Головачева направили на фронт. Был начальником штаба полка, командовал стрелковым полком, а с августа 1942 года и до марта 1945 года — мотострелковой бригадой, ставшей впоследствии гвардейской. 23 сентября 1944 года за выдающиеся подвиги на фронте Александру Алексеевичу Головачеву присвоено звание Героя Советского Союза.

6 марта 1945 года гвардии полковник А. А. Головачев погиб смертью героя. 6 апреля 1945 года он был посмертно удостоен второй медали «Золотая Звезда». Награжден также многими орденами и медалями.

Перед нами листки давнишнего фронтового письма. Гвардии полковник Александр Алексеевич Головачев пишет своей жене, верному другу и товарищу. Даты на письме нет, но есть в нем фраза: «Мы находимся почти там, где началась война». А это значит, что фашистскому зверю уже переломлен хребет, что гитлеровское воинство уже отброшено на исходные позиции и Советская Армия вот-вот вступит на территорию страны, откуда занесен был меч над нами. И полковник Головачев в письме своем — поистине волнующем человеческом документе — как бы подводит итоги прожитому и пережитому в эти тяжелые годы, когда решалось, быть нашему народу свободным или влачить ему рабство.
«Я могу честно смотреть в глаза народу и сказать, что начал воевать в 6 часов утра 1941 года. Я видел горечь первых поражений, а теперь испытываю радость наших побед... Я не допустил ни одного бесчестного поступка на войне. Был всегда там, где жарко. Семь раз уже ранен, а ран на моем теле всего одиннадцать. Если у меня не будет рук — буду идти вперед и грызть врага зубами. Не будет ног — стану ползти и душить его. Не будет глаз — заставлю вести себя. Но пока враг в России — с фронта не уйду!»

Весь он в этих строках — коммунист Александр Алексеевич Головачев, сын старого большевика, отважный воин, талантливый советский офицер, человек большой души.

С первых дней Великой Отечественной войны Александр Алексеевич на фронте. В сентябре 1942 года Головачева назначают командиром 23-й мотострелковой бригады. Ее надо было заново сформировать, обучить и подготовить к будущим боям. Приходилось начинать все сначала. И здесь сказались неистощимая энергия и боевой опыт Головачева. [269] Глубокая любовь к бойцам, повседневная забота о них владели всеми помыслами Головачева.

С первых же дней формирования бригады бойцы, как это обычно бывает, присматривались к своему комбригу. Но настороженность быстро сменилась любовью и глубоким уважением к командиру.

Солдаты ласково называли Головачева «батей», хотя было ему в ту пору немногим более 30 лет.

Александр Алексеевич часто повторял своим подчиненным: «Солдата надо одеть, накормить, обучить — и тогда любой приказ будет ему по плечу».

Ежедневные форсированные многокилометровые марши пехоты заканчивались боевым учением во взаимодействии с танками. Никто не давал себе отдыха — от командира бригады до рядового бойца.

Напряженная боевая учеба в течение двух с половиной месяцев и огромная воспитательная, партийно-политическая работа дали свои результаты. К концу обучения все части и подразделения, бойцы и офицеры закалились и окрепли, подготовились к ведению войны в современных условиях. Так закладывалась основа для будущих побед.

Наконец учеба закончилась, и бригада отправилась на фронт.

Первое боевое крещение воины бригады получили зимой 1942 года. Высокий правый берег Дона был сильно укреплен. Темной ночью подразделения бригады заняли исходные позиции на берегу. Сигнал к наступлению... Бойцы бесшумно скатились с берега на ледяное поле реки. А саперы уже впереди — делают проходы на заминированном берегу.

Но передние машины у крутого подъема забуксовали и замешкались. Это грозило большой опасностью. Враг мог обнаружить переправу части и накрыть огнем. Атакующие воины услышали знакомый, чуть приглушенный голос своего комбрига:

— Быстрей вперед! Скоро рассвет. Быстрей!

Солдаты рванулись вперед. Ледовое поле широкой реки и крутой берег были преодолены быстро. Бригаде удалось выйти в тыл противника и нанести ему сокрушительный удар.

Воины бригады стремительно продвигались вперед. Вот уже видны окраины Россоши. Этот районный центр был сильно укреплен фашистами и охранялся большим гарнизоном гитлеровцев. Атаковать приходилось в лоб, гитлеровцы заняли жесткую круговую оборону.

Перед наступлением Головачев провел большую подготовительную работу. Он расставил силы и огневые средства, наметил [270] объекты атаки. Незадолго до начала наступления комбриг проехал по боевым порядкам бригады, побеседовал с командирами бойцами. Когда же броневики подошли к окраине города, Головачев на своем броневике был впереди. Откинув крышку люка, он встал во весь рост и крикнул:

— Вперед, за мной!

Первым ворвался он в город.

Смелый и дерзкий натиск ошеломил врага и быстро решил успех операции. В этом сражении Головачев умело организовал взаимодействие огневых средств, обеспечил их большую маневренность.

Одна за другой следовали схватки. Командир бригады все время с солдатами. Он знает, как устали люди, как необходима им передышка. Но нельзя давать отдыха противнику. Надо гнать и гнать его все дальше на запад.

Война привела Головачева в родные места.

На одном из коротких привалов после боя комбриг спросил солдат:

— Как отдыхаете?

А солдат Кичигин обратился к нему:

— А вы-то когда отдыхаете, товарищ командир?

— Да вместе с вами, — улыбнулся Головачев.

Александр Алексеевич задумался, потом добавил:

— Вон там, впереди, Алексеевка... Там родные мои живут. Возьмем поселок, тогда отдохнем.

Но отдыха не было.

Алексеевка была близко, но там враг. На подступах к поселку притаилась смерть. Фашисты заминировали здания, решили стереть Алексеевку с лица земли, а жителей угнать с собой.

Командир бригады принимает решение внезапно ворваться на улицы поселка и там завязать бой. Получен приказ идти на предельной скорости машин, не задерживаться около узлов сопротивления, обходить их, врываться в боевые порядки врага, прочесывать поселок, закрепляться на улицах.

Стремительный огневой удар по западной окраине Алексеевки. Жаркие схватки на улицах поселка. Головачев прорвался к центру поселка. Вот и родной дом, но противник наседает. Головачев вынужден был отойти к водокачке. Гитлеровцы хотели взять командира бригады живым. Окруженный немцами, раненный, комбриг решил драться до последнего патрона. Но солдаты, узнав, что «батя» в опасности, с такой силой навалились на фашистов, что те дрогнули и побежали. [271] Бригада Головачева спасла село. Но задержаться в Алексеевке не пришлось. Поступил приказ: преследовать днем и ночью измотанного боями врага. И бригада без передышки шла с боями по степям Украины.

Впереди — река Северный Донец. На правом берегу ее — сильно укрепленное селение Печенега. С ходу ворваться в это селение не удалось. Бойцы вынуждены были зарыться в снег.

В эти февральские дни 1943 года стояли лютые морозы, мела метель. Почти трое суток солдаты держали огневую позицию. Комбриг искал решения задачи, намечал то один, то другой вариант. Но все казалось ему непригодным. Близился рассвет, когда офицер связи доложил: «Противник на нашем левом фланге начал переправлять огневые средства. Видимо, намеревается нанести нам удар в этом направлении».

Головачев приказывает экипажу танка КВ форсировать Донец, выскочить на вражеский берег и, развернув машину вдоль берега, ударить по огневым средствам противника. Это должно было послужить сигналом к фронтальной атаке. Неожиданная для врага атака позволила нашим воинам прорваться на правый берег, опрокинуть вражеские заслоны и навалиться на гарнизон Печенеги.

После ожесточенных уличных боев селение было полностью освобождено.

В боях на подступах к городу Чугуеву Александра Алексеевича опять ранило. На этот раз его эвакуировали с поля боя в санитарный батальон. Но как только его перевязали и остановили кровотечение, Головачев покинул санбат.

По цепи пронеслась радостная весть: «Батя вернулся!»

Чем дальше шли воины по родной земле, тем более страшные картины открывались перед ними. Люди без крова, сожженные дотла города и села, трупы женщин и детей.

Большое горе постигло и самого Головачева: он потерял сына Юру.

В марте 1943 года для бригады наступили черные дни. Она попала в окружение. Вражеское кольцо вокруг бригады сжималось все плотнее. Противник бросил против воинов бригады отборные, свежие силы. Гитлеровское командование поставило задачу: уничтожить бригаду. Надо было выходить из окружения.

Воины были обессилены в прошлых боях. Выход из окружения одной компактной группой не сулил успеха. Решили пробиваться к своим отдельными мелкими группами. Головачев [272] дал напутственные указания, наметил маршруты следования, место сбора и категорически приказал: при выходе из окружения ни одного солдата не оставлять.

— Комбату Белову и начальнику штаба Агафонову выходить предпоследними, — приказал комбриг. — Я буду выходить последним. Бригадное знамя понесу сам...

Выход из окружения был очень тяжелым. Группы шли по 8 — 10 суток, днем и ночью. Многие обморозились, но ни один солдат не остался у фашистов.

Сам Головачев пробивался из окружения 12 суток.

Безграничной была радость бойцов при встрече со своим командиром. Слезы появились на их лицах, когда «батя» вытащил из-под кожаной куртки и развернул спасенное им Красное знамя бригады. Бригада как бы заново родилась под своим прославленным знаменем.

Летнюю кампанию 1943 года гитлеровское командование, как известно, намеревалось начать ликвидацией Курского выступа, разгромом советской группировки войск и развитием наступления в глубь нашей Родины. Фашисты намечали нанести два удара крупными танковыми группировками из районов Орла и Белгорода в общем направлении на Курск. Советским воинам предстояло встретиться здесь с мощными вражескими танками «тигр» и самоходными орудиями «фердинанд».

23-я мотострелковая бригада была укомплектована и отправлена в бой. В жаркие июньские дни сорок третьего года она прорвалась через немецкие траншеи в районе Соскова и захватила восемь немецких «тигров».

В боевых дневниках этой бригады отмечены форсирование Днепра с ходу, жестокие бои на плацдарме, захват фашистского аэродрома под городом Васильковом, 'тяжелые бои у села Медведевки, на Житомирщине. И всюду воины бригады вместе со своим командиром являли образцы смелости и воинского мастерства.

Неувядаемой воинской славой покрыла себя бригада при форсировании реки Вислы в период Львовско-Сандомирской операции. Мотострелковые подразделения вместе с передовыми частями армии форсированными ночными маршами вышли на восточный берег Вислы в районе Баранува. Переправа началась с ходу. Наши воины, используя рыбачьи лодки, наспех сколоченные плоты и другие средства, ринулись вперед. С противоположного берега их встретили пулеметные очереди, разрывы мин и артиллерийских снарядов. Головачев, как всегда, находился впереди. Вот уже первые подразделения бригады на том [273] берегу. Мощное «ура» разнеслось над рекой. Один за другим мотобатальоны переправились на другой берег реки и сразу же вступили в бой.

Враг отошел, бросив оружие и боеприпасы.

Преследуя противника, бригада расширила отвоеванный плацдарм. Она шла за наступавшими танковыми соединениями корпуса и завязала ожесточенные бои южнее местечка Шидлув и западнее Опатува. Сломив сопротивление врага, бригада совершила ночной бросок в 50 километров и вышла в район Стодол, где разгромила стоявшую во втором эшелоне немецкую танковую дивизию.

За эти бои многие воины награждены орденами и медалями. Высшей правительственной награды — звания Героя Советского Союза — был удостоен командир соединения Александр Алексеевич Головачев.

В последний период войны бригада не выходила из тяжелых многодневных боев. За 10 дней она прошла на запад более 400 километров.

Воины мотострелковых батальонов одними из первых форсировали реку Одер и захватили плацдарм на ее левом берегу.

В ходе боев за немецкий город Бунцлау командующий армией П. С. Рыбалко запросил по радио полковника Головачева:

— Какая вам нужна помощь?

Головачев ответил:

— Очищаю город от противника. В помощи не нуждаюсь. А через четыре часа он доложил о взятии города.

— Не устали, орлы? — спросил комбриг бойцов и офицеров на коротком привале.

— В Берлине отдохнем, товарищ полковник! — дружно ответили воины.

Боевые дела бригады высоко оценены Советским правительством. Ей присвоено наименование Васильковской, вручено гвардейское знамя. На его древке — орден Ленина, два ордена Красного Знамени и орден Суворова II степени. В бригаде 14 Героев Советского Союза, 2742 человека награждены орденами и медалями.

Александр Алексеевич часто говорил товарищам: «Каждый из нас, прошедший путь от начала до конца войны, с гордостью скажет: я был в Берлине».

Но сам Александр Алексеевич не смог этого сказать. 6 марта 1945 года на рассвете в районе немецкой деревни Логау осколок вражеского снаряда оборвал его жизнь. [274]

Извещая о геройской гибели А. А. Головачева, ветераны бригады гвардии старшины Михайлов и Быченков от имени всей бригады писали его жене:

«...Личный состав соединения глубоко переживает утрату своего любимого командира, отца и воспитателя... Имя героя навсегда останется в памяти бойцов и офицеров бригады и всего советского народа. Желаем Вам бодрости духа и сил для борьбы с переживаниями. Воспитывайте сына Владимира на славных традициях героя отца. На жизненном и боевом пути полковника Головачева есть чему поучиться».

В апреле 1945 года Президиум Верховного Совета СССР посмертно наградил гвардии полковника Александра Алексеевича Головачева второй медалью «Золотая Звезда».

В бою погиб командир бригады — тяжелая утрата для воинов. Но десятки, сотни воспитанных им офицеров, сержантов и солдат продолжали дело, за которое бился насмерть с врагом коммунист офицер Александр Головачев. Они донесли победное знамя бригады до стен Берлина. Затихли залпы войны, но в повседневном ратном труде советских людей, в их трудовых подвигах живет комбриг Головачев, один из тех, кто вошел в Бессмертие.