Отраженный налет
Болтин Е. А. // Техника — молодежи. 1935. № 1.
Министр авиации государства «синих» подошел к стене и откинул занавеску, скрывавшую большую схему. Члены Тайного совета повернули головы к схеме.

«Двухсоткилометровая полоса территории «зеленых» от границы до р. Эст может быть занята нашей механизированной армией в 5-6 дней, — говорил министр. — На этот срок важнейшие железнодорожные узлы и мосты противника должны быть выведены из строя. Воздушное нападение — вот единственный способ выполнения подобной задачи.

Наша экспедиционная воздушная армия имеет более 700 самолетов. Зеленые тоже располагают мощной авиацией и значительными средствами противовоздушной обороны. Главное внимание они обращают на оборону ж.-д. узла Гранвиль и расположенных близ него мостов через реку Эст, так как разрушение этих объектов снижает на 70% пропускную способность жел. дорог всей Западной области.

План операции, предлагаемый генеральным штабом и отображенный на этой схеме, в основных чертах сводится к следующему. Наша воздушная армия наносит два удара. Демонстративный удар по г. Галль, попутно разрушая Галльский ж.-д. узел, мост № 3 и ближайшие аэродромы зеленых. Главный же удар мы направляем на Гранвиль, на его ж.-д. узел и мосты.

Первый удар наносит группа А, состав которой показан на схеме. Она должна ввести зеленых в заблуждение, заставить всю их истребительную авиацию подняться в воздух и, завязав воздушное сражение, отвлечь врага возможно дальше к югу от Гранвиля. Вот почему в эту группу мы включаем почти все наши истребители. Но в то время, когда авиация зеленых будет связана боем с нашей группой А, группа Б нанесет главный удар по Гранвилю. Ее легкие самолеты должны предварительно уничтожить средства противовоздушной обороны зеленых и разрушить их аэродромы. Вслед за этим 160 тяжелых самолетов бросят на объекты Гранвиля 480 т фугасных и химических бомб. Я позволю себе напомнить, что за весь 1918 г. немцы сбросили на Париж всего пУг т бомб...

План этот может быть приведен в исполнение в ночь с 12 на 13 августа под покровом предстоящих маневров...».

Старинный особняк, расположенный на окраине города Гранвиля, ничем не привлекал внимания редких прохожих. Но если бы обыватель мог проникнуть за бронированную дверь, ведущую из отдаленной комнаты особняка в железобетонную потерну, уходившую глубоко под землю, — его глазам представилась бы неожиданная картина.

В подковообразном зале, задрапированном заглушающей шум мягкой материей, вокруг большого стола с картой, разрисованной квадратами, кружками и цветными линиями, сидело трое военных. Сильный, но мягко отраженный свет ровно освещал комнату. Одну из стен ее занимал матовый экран, по бокам которого поблескивали какие-то циферблаты, указатели и номерники. Вдоль стен, на возвышении, образующем полукольцо вокруг большого стола с картой, были расположены несколько столиков, напоминающих собой пульты управления электрической станции. Рычажки, кнопки, циферблаты, цветные лампочки, телефонные трубки и радиомикрофоны симметрично располагались на покатых поверхностях этих столов.

В этом подземном зале помещался оперативный пункт штаба Западного сектора противовоздушной обороны (ПВО) «зеленых». Сложная аппаратура позволяла автоматически управлять отсюда действиями средств ПВО обширной области государства зеленых, расположенной на запад от реки Эст. Толстый слой железобетона и крепкая броня надежно защищали штаб ПВО от самых крупных калибров неприятельских аэробомб.

Прямо против матового экрана в стену было врезано большое зеркальное стекло, сквозь которое угадывались очертания продолговатой комнаты, уставленной многочисленными приборами, похожими на буквопечатающие телеграфные аппараты. Здесь находился Центральный пост службы воздушного контроля и разведки «зеленых». Донесения этой службы, принимавшиеся автоматическими аппаратами, быстро расшифровывались и обрабатывались Центральным постом и передавались в виде условных изображений, цветных сигналов и цифр на экран, который мы описали выше. Благодаря такому оборудованию личный состав штаба мог непрерывно следить за воздушной обстановкой и ходом событий, графически изображенным на экране.

Обширная Западная область «зеленых» была хорошо подготовлена к защите от воздушного нападения.

Основу системы ПВО составляла отлично развитая сеть «службы воздушного контроля и разведки». Вся область была разбита на воображаемые квадраты, размером в 225 км2. Каждый квадрат имел соответствующий номер и обслуживался одним контрольным постом.

Донесения контрольных постов при помощи специальных радиостанций передавались на центральный пост, описанный выше.

Контрольные посты были оснащены новыми совершенными приборами, устройство которых держалось в величайшей тайне. Эти приборы определяли наличие в их «зоне подслушивания» неприятельских самолетов. Даже самолеты с бесшумными моторами, независимо от высоты полета, безошибочно отмечались прибором, перерабатывавшим неуловимые для человеческого уха звуки в электромагнитные колебания. Отбирая из всей массы звуков только производимые авиационными моторами, прибор автоматически посылал условные сигналы на центральный пост.

Получая ряд таких последовательных сигналов, приемный аппарат центрального поста определял местонахождение, курс, скорость и высоту полета противника.

Построенная таким образом служба воздушного контроля действовала безотказно и почти мгновенно, причем функционировала одинаково хорошо как днем, так и ночью.

Основной боевой силой западного сектора ПВО «зеленых» была мощная истребительная авиация. Зеленые располагали шестью истребительными полками (по 6о машин в каждом). Четыре из них образовали «передовой район истребления». Эти полки имели одноместные самолеты С- 124, каждый из которых был вооружен либо четырьмя пулеметами, либо, одной 35-мм скорострельной пушкой, посылавшей в минуту 200 небольших, но обладавших огромной разрушительной силой снарядов. Кроме того, истребители имели легкие (5 кг) дистанционные бомбы, которые они могли сбрасывать на вражеские самолеты. Высокоманевренные истребители подымались на высоту 5 км за 7 мин. и развивали скорость до 400 км в час.

Каждый полк «передовой зоны истребления» мог выбрасывать свои эскадры на сеть хорошо замаскированных боевых аэродромов, расположенных в 40-50 км от границы. Расположение аэродромов было таково, что при любом варианте полета противника истребители могли «перехватить» и атаковать его в 100-км полосе от границы. Наведение истребителей на противника достигалось благодаря непрерывной и точной информации, получаемой от «службы воздушного контроля». Штаб сектора ПВО управлял истребителями по радио. На самолетах командиров звеньев, отрядов и эскадр были установлены приборы, принимавшие радиосигналы штаба. Летчик непрерывно мог читать на циферблате номер своего прибора, номер квадрата и точку, в которой находится противник, курс, высоту и скорость его полета. Зная свое местоположение и скорость своих самолетов, он при помощи того же прибора определял точку встречи с противником и отыскивал его в воздухе.

На случай повреждения описанных приборов управления истребителям помогали «самолеты разведки», располагавшиеся на посадочных площадках близ границы и взлетавшие вслед за противником.

Не вступая в бой, разведчики должны были следовать за врагом, непрерывно донося по радио о его составе, местонахождении и действиях.

Командование «зеленых» с полным основанием считало, что при такой организации своей истребительной обороны любое соединение вражеских воздушных сил, стремясь проникнуть в глубь страны, должно будет принять воздушный бой с истребителями-перехватчиками.

Непосредственная оборона подступов к важным объектам «зеленых», лежащим за 100-км полосой «передового района истребления», выполнялась зенитной артиллерией, аэростатами заграждения и пулеметами.

Вся зенитная артиллерия Западного сектора ПВО, насчитывавшая 30 дивизионов трехбатарейного состава, была моторизована и обладала средствами радиосвязи. Благодаря этому зенитная артиллерия «зеленых» могла периодически и быстро менять все расположение, и противник встречался зенитным огнем всегда неожиданно.

Батареи зенитной артиллерии имели по три орудия новейших систем. Они стреляли по высоте на 10 км и по горизонту — на 15 км. Эти пушки давали до 30 выстрелов в минуту и управлялись автоматическим прибором-директором, имевшимся в каждой батарее. Прибор этот высчитывал все данные для наводки орудий и автоматически устанавливал пушки при помощи электрической передачи. Таким образом, пушки как бы сами непрерывно следили за целью. Орудийной прислуге оставалось только заряжать их и производить выстрел. Помимо этого, «зеленые» располагали мощной системой аэростатов заграждений. Каждое звено их состояло из трех аэростатов, последовательно прикрепленных друг к другу тонким стальным тросом, совершенно незаметным в воздухе. Части аэростатов заграждения были также моторизованы и могли быстро менять свои позиции. Усовершенствованные лебедки позволяли подымать такое звено на высоту до 7 км в течение 20 мин. Звенья устанавливались в 200-300 м одно от другого и могли, кроме того, соединяться поперечными тросами и свешивающимися концами. Таким образом, дивизион аэростатов, состоящий из 20 звеньев, мог «загородить» в воздухе пространство шириной до 6 км. А «зеленые» обладали пятью такими дивизионами.

Защита важных объектов от низколетящих самолетов осуществлялась многочисленными зенитными пулеметами. Преимущественно использовались крупнокалиберные (15 мм) четырехствольные пулеметные установки, которые могли вести огонь на высоту до 2,6 км. Чтобы представить себе мощь этого огня, достаточно сказать, что пулеметная батарея, состоящая из четырех таких установок, выпускала в воздух 8 000 пуль в 1 мин.

Против бронированных самолетов-штурмовиков употреблялись бронебойные пули, пробивавшие на расстоянии 1000 м стальную броню толщиной до 5 мм.

Помимо перечисленных средств ПВО, непосредственная оборона важнейших объектов «зеленых» осуществлялась еще двумя полками истребителей, составлявших так называемый «тыловой район истребления». В отличие от истребителей «передового района истребления» эти полки обладали двухместными машинами СД-2. Они были менее скороподъемными, скорость их не превышала 340 км в час, но зато они были лучше вооружены для воздушного боя.

Пушки и пулеметы этих самолетов могли вести огонь не только вперед (как у одноместных истребителей), но и во все стороны.

Экипажи этих истребительных полков были отлично натренированы в совместной боевой работе с зенитной артиллерией и аэростатами заграждения. Получая приказания по радио от специальных постов управления, расположенных на земле и наблюдающих картину боя, двухместные истребители должны были атаковать врага, уже расстроенного зенитным огнем или столкновением с воздушным заграждением.

Ночью вся зона действия зенитных средств и двухместных истребителей обслуживалась зенитно-прожекторными частями, также моторизованными. Они могли создавать те или иные освещенные зоны в зависимости от того, как группировались все средства ПВО. Мощные прожекторные станции были снабжены усовершенствованными звукоулавливателями, точно засекавшими звук авиационного мотора на расстоянии до 15 км. Прожектор, синхронно соединенный с звукоулавливателем, автоматически принимал диктуемое последним положение самолета и открывал свой луч внезапно для врага, сразу ловя его ослепительной полосой света.

Итак, мы видим, что система ПВО «зеленых» включала в себя как бы три основных звена. Противник, перелетевший границу, подвергался атакам истребителей-перехватчиков еще за 75-100 км от важных объектов обороны. Затем на подступах к этим объектам он попадал под зенитный огонь или наталкивался на воздушные заграждения. И, наконец, выйдя из огня и заграждений, расстроенный и ослабленный, он вторично атаковывался двухместными истребителями. Не забудем, что возвращение было неизбежно связано с прохождением тех же боевых испытаний, только в обратном порядке.

12 августа, за час до восхода солнца, особый авиаотряд «синих» вылетел на разведку. Он должен был установить расположение средств ПВО «зеленых» к западу от города

Гранвиля. Полоса разведки была точно указана. Съемка местности выполнялась при помощи телефотографирования с высоты 5 км. Самолеты этого отряда были снабжены бесшумными моторами. Окраска особым составом делала самолеты почти незаметными на фоне неба...

К 10 час. утра все десять разведчиков вернулись на свсй аэродром. Лишь один из них был обстрелян зенитной артиллерией «зеленых», и то безрезультатно.

По мнению командования «синих», это ясно свидетельствовало, что «зеленые» не ожидают нападения и что служба наблюдения за воздухом у них не на высоте.

Фотолаборатории немедленно приступили к дешифрированию привезенных разведчиками аэрофотоснимков. Результаты разведки должны были быть доложены командующему «синей» воздушной армией в 17 час.

Но «синие» ошиблись. «Зеленые» уже догадывались об их планах и готовились к отражению. Разведка была допущена ими вполне сознательно. Они запретили какие бы то ни было дневные передвижения своих войск и оставили на этот день зенитные части на старых позициях. Но вечером позиции будут переменены, авиация разлетится по запасным аэродромам. Противнику его разведка не даст ничего, кроме нанесенных на карты оставленных и ложных позиций.

В то же время «зеленые» узнали, чем больше всего интересуется противник. Маршрут разведки «синих» показал, что их интересовали два вопроса: движение по железным и шоссейным дорогам с востока на запад и расположение средств ПВО и аэродромов «зеленых» в районе Гранвиля и Галля.

Когда вечером 12 августа пришло распоряжение зарядить самолеты полным боевым комплектом, летному составу «синей» воздушной армии стало ясно, что назревают события, значительно более важные, чем маневры. Но «синие» не сомневались в своих воздушных силах: летный состав был тщательно подобран из буржуазной и аристократической молодежи патриотических союзов. Все «ненадежное» было тщательно отсеяно или оставлено в тылу. Армия была готова «честно» выполнить свой страшный долг.

В ночь с 12 на 13 августа вся Западная область «зеленых» была погружена во мрак. Население привыкло к частым поверкам ночной светомаскировки и не удивлялось темноте на улицах городов и работе на предприятиях при рассеянном голубом свете защитных ламп.

Вся система ПВО была в боевой готовности. Ночь уже приближалась к концу, когда пост воздушного контроля № к-20 донес о мощном отряде воздушного противника, перелетевшем границу и направлявшемся с юго-запада на Гранвиль. Это была знакомая нам по плану генштаба «синих» группа А, наносившая демонстративный удар.

В оперативном пункте штаба было тихо. Начальник сектора ПВО и его ближайшие помощники — по авиации и артиллерии — следили за экраном, освещенным изнутри. На экране ясно прочерчивалась черная стрелка, обозначавшая курс полета «синих», и красные стрелки шедших им наперерез истребительных отрядов «зеленых». По бокам экрана мелькали, непрерывно меняясь, цветные цифры. Их бег отмечал количество самолетов противника и число групп, в которых они летели, высоту, число километров, отделявших от важнейших объектов обороны, и т. д.

Из данных разведки, передаваемых на экран, штабу «зеленых» было ясно, что группа противника, состоящая из легких бомбардировщиков и большого числа истребителей, как бы искала воздушного боя. Принимать ли этот бой? Вызывать ли в воздух всех истребителей? Не появится ли еще новая, более мощная группа противника ?

Взвесив все данные, начальник ПВО «зеленых» пришел к выводу, что следует ждать второго удара, об этом говорило почти полное отсутствие в первой группе «синих» тяжелых бомбардировщиков. И он приказал: всем истребительным частям, кроме находившейся уже в воздухе смены в 6о самолетов, быть готовыми, но пока не подниматься ...

Черная и красная стрелки на экране непрерывно продолжали сближаться, как вдруг, достигнув дистанции Ар- кон, противник резко изменил курс и повернул почти на 90° к востоку. В то же время от общей группы отделилось несколько машин, и новые стрелки лучами поползли по экрану в разные стороны.

— Основные силы группы «синих» нацелены на Галль, остальные, по-видимому, на аэродромы и мосты, — доложил доложил начальник штаба.

— Предупредить зенитную оборону Галля, — приказал начальник ПВО. — Истребителям атаковать и уничтожить отдельные группы противника, не вступая в бой с его главными силами, — продолжал он, обращаясь к начальнику истребительной авиации. Безупречный план воздушной операции, составленный синим генштабом, дал первую трещину,— «зеленые» не были обмануты демонстративным ударом противника и не бросили на него все силы своих истребителей.

Группу Б воздушной «синей» армии, которая должна была нанести главный удар на Гранвиль, возглавлял сам командарм — воздушный министр. Его флагманский корабль, специально приспособленный для управления авиационным соединением в воздухе, представлял собой летающую радиостанцию. Он держал непрерывно связь с самолетами командиров частей. Кроме того, особый прибор — телевизор, как перископ подводной лодки, позволял командарму видеть в полете всю группу.

Флагманский корабль шел в голове колонны ста шестидесяти многомоторных бомбардировщиков на высоте 5 км. Каждый из них нес по 3 т бомб и был вооружен 10 пулеметами и одной 75-мм пушкой.

Отряды летели в строю ромба, образуя кильватерную колонну, растянувшуюся в воздухе на 8 км. Над головой колонны, на 500 м выше ее, шла эскадрилья истребителей. Впереди и с боков виднелись крейсера — мощные быстроходные машины, отлично вооруженные. Внизу, на фоне земли, резко выделялись проходившие один за другим отряды двух штурмовых эскадрилий, предназначенных для уничтожения системы ПВО «зеленых». Они должны были как бы очистить в ней коридор с запада на восток к Гранвилю.

Разведчики «синих», высланные на 50 км вперед, держали непрерывную связь с флагманским кораблем командарма.

В этом походном порядке в 5 час. утра группа Б пересекла границу. Вслед за тем штурмовики, пользуясь большей скоростью, ушли вперед для выполнения своей задачи — уничтожить систему ПВО «зеленых». Главные же силы группы должны были лететь в общей колонне до железной дороги Корн-Галль, а оттуда уже разлететься по целям.

Командарм нагнулся над картой. Только что полученные донесения говорили, что группа А успешно бомбардировала узел Галль и другие объекты, причем «синим» истребителям удалось уничтожить группу аэростатов заграждения, прикрывавшую Галль. «Зеленые», однако, уклонились от воздушного сражения. Их истребители преследовали лишь мелкие группы легких бомбардировщиков...

Первый истребительный полк «зеленых» поднялся в 4 ч. 5 м. в полном составе в воздух и взял курс на юго-запад. Командир полка знал, что, кроме его 60 самолетов, группу Б «синих» должны атаковать части — II и III полков, еще 90 самолетов. Противник должен быть взят «в клещи» одновременной атакой с трех сторон.

По расчетам командира полка, встреча должна была произойти через несколько минут. В это время он принял радио от командира II полка: «Встретил противника высоте 500 м. Совместно третьим полком атакую его истребителей».

Почти тотчас же он увидел прямо впереди себя, как крейсера и истребители «синих» вступили в бой с зелеными перехватчиками, превосходившими их маневренностью и быстротой, а потому более сильными. Растянувшаяся на много километров колонна тяжелых бомбардировщиков «синих» тем временам спокойно уходила на восток — к Гранвилю.

I истребительный полк, развернувшись поотрядно, перешел в резкое пике, чтобы атаковать колонну бомбардировщиков снизу. Истребители «синих», отвлеченные воздушным поединком, не могли помочь своим тяжелым кораблям. I истребительный полк, свободно маневрируя, атаковал колонну «синих» бомбардировщиков в «хвост». Треск пулеметов и пушек не был слышен в гуле моторов. Истребители «зеленых» быстро атаковывали, легко уходили из зоны огня бомбардировщиков и вновь нападали на них. То там, то здесь отдельные корабли, подбитые пулями и осколками мелких снарядов, отставали от колонны и делались легкой добычей истребителей «зеленых».

Бой длился уже несколько минут. Истребители «синих», потерпев жестокое поражение, были рассеяны и частью уничтожены. Одиночные столкновения еще продолжались, когда основная масса машин II и III «зеленых» полков повернула тоже вслед за бомбардировщиками на помощь I полку. Быстро нагнав противника, истребители, не снижаясь, атаковали малоподвижные тяжелые корабли легкими дистанционными бомбами; при удачных попаданиях бомбы наносили корпусу воздушного корабля ужасные разрушения.

Стройная колонна «синих» дрогнула. Не менее двадцати машин было уничтожено, порядок движения нарушен. Между тем приближалась линия разлета. Разделяться под атаками истребителей — значит подвергнуться неизбежному разгрому. Идти дальше по курсу на Гранвиль всей расстроенной массой — значит в дальнейшем перестраиваться под зенитным огнем, граница которого, по-видимому, была уже близка... Но истребители «зеленых» должны вскоре выйти из боя и сесть на свои аэродромы, чтобы пополнить заряды и горючее...

Эти мысли быстро мелькнули в голове командарма «синих» и он приказал: продолжать полет всей группой, изменив курс на северо-восток и, дойдя до р. Эст, повернуть к югу на Гранвиль, разойдясь по целям.

Так план операции дал вторую ощутительную трещину...

В оперативном пункте штаба ПВО «зеленых» по-прежнему ровно поблескивал экран. Из донесений было уже известно, что «синие» штурмовики, пользуясь данными своей вчерашней разведки, обрушились преимущественно на ложные позиции зенитной артиллерии и аэродромы, накануне оставленные истребителями «зеленых».

Начальник сектора ПВО напряженно следил за ходом боя своих истребителей с группой Б противника, как вдруг черная стрелка на экране, методически приближавшаяся к

Гранвилю, почти дойдя до внешней границы зоны зенитного огня, внезапно повернула на северо-восток. Противник ясно изменил свой план. Видимо, он хочет сначала кончить бой с истребителями «зеленых» и потому уходит на север. Значит, удара на Гранвиль можно ожидать с севера.

Начальник ПВО принял быстрое решение. Ожидая, что в случае ночного налета противник нападет на Гранвиль с севера, пользуясь рекой Эст, как отличным ориентиром, он вчера вечером приказал выставить воздушное заграждение на северных подступах к городу поперек реки. На день заграждение должно было сниматься. Теперь же оно могло сыграть большую роль...

И он отдал приказание поднять заграждение на максимальную высоту.

Одновременно с этим начальник истребительной авиации поднял в воздух полки тылового района истребления, приказав им быть готовыми к атаке над Гранвилем.

Черная стрелка на экране продолжала уходить на северо-восток, приближаясь к р. Эст. Красные стрелки одна за другой поворачивали обратно, это — истребительные части «зеленых», истратив патроны и бензин, шли на свой аэродром. Колонна «синих» бомбардировщиков приближалась с огромной скоростью к Гранвилю.

Под флагманским самолетом «синих» мелькнула полоса р. Эст. Здесь должен был произойти разлет колонны главных сил по целям. Первый, наибольший, эшелон во главе с командиром должен был бомбить ж.-д. узел Гран- виля. Остальные эшелоны, бомбившие мосты, должны были лететь один за другим с промежутками в 3 мин.; на это время они задерживались над местом разлета, маневрируя в воздухе.

На кораблях командиров отрядов штурмана лихорадочно высчитывали боевые курсы для выхода на цели с севера; расчеты, произведенные накануне, пошли насмарку в связи с изменением первоначального плана налета, и точность бомбометания грозила резко понизиться.

На юге горизонт затягивался облаками.

Самолеты перестроились. Первый эшелон лег на курс. Внизу, как узкая стальная дорога, стелилась река.

Внезапно вокруг головного самолета появились белорозовые облачка, напоминавшие крупные хлопья ваты. Облачка быстро исчезали из поля зрения летчиков, оставаясь позади самолетов. Это зенитная артиллерия «зеленых» открыла огонь.

Командир 13-го зенитного дивизиона «зеленых» наблюдал с своего командного пункта за результатами огня.

Два дивизиона — 13-й и соседний 14-й — одновременно вели огонь своими шестью батареями по колонне противника.

Восемнадцать разрывов каждые 2 сек. вспыхивали в голове колонны.

Вот один самолет резко повернул в сторону, загорелся и рухнул вниз...

Колонна расстроилась, рассредоточилась поотрядно; отдельные подбитые самолеты отстали, повертывали назад, шли на посадку.

Огонь батарей разделился по разным целям, но не ослабевал.

Расстроенный противник упорно продолжал движение на юг, к Гранвилю, уходя из зоны огня 13-го и 14-го дивизионов и попадая под первые залпы стоявшего уступом за ними 15-го дивизиона. С севера на горизонте показались самолеты 2-го эшелона «синих»...

Флагманский корабль «синих» нырнул в облака. Зенитный огонь прекратился. Наконец-то!

Командарм вытер вспотевший лоб и взглянул на хронометр: до цели оставалось не более 5 мин. полета.

Вдруг резкий толчок сбросил его с ног. Самолет накренился, корпус его вибрировал. Летчик, по-видимому, делал чудовищные усилия, чтобы не допустить перехода в штопор.

Командарм бросился к окну. Глаза его в ужасе раскрылись: часть правого крыла была срезана, как ножом, крайний правый мотор наполовину оторвался и висел, охваченный пламенем...

— Заграждения! — крикнул кто-то. — Выбрасывайтесь на парашюте, или будет поздно!

Раздался оглушительный взрыв ...

Облака, скрывавшие аэростаты «зеленых», делали воздушное заграждение совершенно невидимым. Самолеты «синих», шедшие уже не узкой кильватерной колонной, а отдельными отрядами, наталкивались на тросы заграждений и гибли. Большинство из них все же прошло зону заграждений благополучно. Но это была уже не сколоченная единым управлением и мощная своей взаимной связью группа, а отдельные машины, управляемые людьми, в чьи сердца закрались страх и сомнение. Некоторые летчики самовольно повертывали назад, на запад...

В этот момент, когда вдали уже стали видны очертания Гранвиля, два «зеленых» полка истребителей «тылового района истребления» атаковали разрозненные остатки грозной «синей» воздушной армии. Судьба операции была решена.

Вечером 13 августа начальник штаба сектора ПВО «зеленых» диктовал стенографистке оперативную сводку.

«...В итоге налета противником разрушен мост № 3, повреждены 4 аэродрома, выведен из строя на одни сутки ж.-д. узел Галль и нанесены незначительные повреждения ж.-д. узлу и городу Гранвилю. Нами уничтожено 42 истребителя «синих», 19 легких бомбардировщиков, 3 крейсера и 69 тяжелых кораблей. Наши потери — 57 истребителей и две зенитные батареи, выведенные из строя штурмовиками.

Противнику нанесен крупный урон и его воздушную армию в ближайшие дни можно считать небоеспособной».

Читатель вправе спросить: что из изложенного выше просто фантазия автора и что возможная реальность?

Как воздушный флот, так и средства борьбы с ним развиваются гигантскими шагами. Автор описывал средства борьбы, в огромном большинстве реально существующие в той или иной стране, но давал им произвольные технические характеристики. Таковы ли будут эти средства в предстоящей войне, будут ли слабее или сильнее, — трудно ответить на этот вопрос.

Во всяком случае, теперь воздушный флот, сам став грозной силой, будет вынужден считаться с возросшей мощью противовоздушной обороны там, где последней уделяется достаточное внимание.

И кто знает, не разобьется ли воздушная агрессия какого-либо из империалистических хищников о мощь своего соседа и его уменье обороняться?

Но мы показали всего лишь один маленький эпизод предстоящей жестокой борьбы. В нашем рассказе нет одного важнейшего элемента: в нем не приведены в движение массы. А успех любой современной войны в конечном счете ведь будет решать не только военная техника, а прежде всего — классовая борьба пролетариата.

Танк смерти: Советская оборонная фантастика 1928-1940 / Сост. М. Фоменко. — Б. м.: Salamandra P.V.V., 2015. — 223 c., илл. — (Polaris: Путешествия, приключения, фантастика. Вып. XC).
^