Ижевское восстание в период с 8 августа по 20 октября 1918 года
//
Гражданская война в России: Борьба за Поволжье. — М.: ACT: Транзиткнига; СПб.: Terra Fantastica, 2005.
Федичкин Дмитрий Иванович (1885–1966). Участник русско-японской и Первой Мировой войн, капитан, кавалер пяти орденов, в том числе трех Георгиевских крестов. Весной 1918 г. участвовал в повстанческой организации в Казани, после ее разгрома приехал в Ижевск в начале августа 1918 г. В августе-октябре 1918 г. командующий Ижевской Народной армией и Прикамской Народной армией, включавшей Ижевскую, Воткинскую армии и несколько рабочих и крестьянских отрядов повстанцев Вятской губернии. 20 октября 1918 г. вследствие стратегических разногласий с руководителями Прикамского Комуча оставил командование и уехал в Уфу, где в ноябре 1918 г. вступил в Сибирскую белую армию. В мае 1919 г., после освобождения Ижевска вернувшимися в составе белых армий рабочими повстанцами, назначен помощником командира Ижевской стрелковой дивизии, созданной из сохранившихся бойцов Ижевской Народной армии. Затем в эмиграции в Китае и в США.

Ижевские заводы

Ижевские заводы — оружейный и сталелитейный — находились в Сарапульском уезде Вятской губернии. Они построены предками современных ижевских рабочих [194] в 1760 году, в 45 верстах от судоходной реки Камы, притока Волги, среди обширнейших государственных лесов, на большом, 12 верст длиною, пруду, сделанном запрудою на р. Иже.

Заводы состоят в ведении Главного Артиллерийского Управления, владеют огромным богатым имуществом, хозяйством и, имея ряд собственных подъездных железнодорожных путей, связаны с общей сетью российских железных дорог магистралью Казань — Пермь.

Ижевский Сталелитейный завод делает высшего качества сталь, которая идет на выделку винтовок в Ижевском Оружейном заводе и еще в двух других российских государственных оружейных заводах — Тульском и Сестрорецком, куда сталь посылается в виде недоделанных частей винтовок и пулеметов.

Кроме того, сталь Ижевского сталеделательного завода идет во все технические учреждения военного ведомства в России.

Деятельности ижевских заводов российская армия обязана своим перевооружением нынешней трехлинейной винтовкой образца 1891 года.

В период Первой Мировой войны ижевские заводы выделывали ежедневно для вооружения действующей армии по 2000 винтовок.

В то время на заводах работало в три восьмичасовых смены 27 000 рабочих специалистов-мастеров и до 15 000 человек крестьян ближайших к заводам сел. Крестьяне работали вне заводов: они подготовляли, грузили или подвозили на собственных лошадях все необходимые заводам материалы.

Ижевск

По обеим сторонам пруда, на котором стоят заводы, располагается город Ижевск с населением 70 000 жителей, преимущественно рабочих и служащих на заводах. Ижевские рабочие почти все люди семейные, имеют собственные дома, имущество, сады, огороды, покосы, домашний скот и птицу. Они прочно живут на своих местах в Ижевске и крепко держатся за постоянную и хорошо оплачиваемую государственной казной работу. [195]

Причины восстания

С первых же дней революции в Ижевске образовался Совет рабочих депутатов, числом в 250 членов, избранных ижевскими рабочими. С захватом в России государственной власти большевиками в Ижевске начали происходить резкие трения между рабочими и представителями Советской власти, большевиками, на почве этого Совета.

Выборы в Ижевский Совет рабочих депутатов всегда давали состав депутатов, нежелательный большевикам.

Большевики всячески добивались однородного большевистского состава Совета рабочих депутатов и этим вызвали в ижевских рабочих к себе большую ненависть.

Перевыборы Совета рабочих депутатов в Ижевске большевиками производились часто, и каждый раз большевиков, выбранных в Совет, оказывалось меньшинство.

Последние перевыборы Совета рабочих депутатов в Ижевске большевиками были произведены в июне 1918 года и дали в результате выборов большинство депутатов беспартийных.

Тогда большевики вызвали из города Казани в Ижевск специальный отряд Красной армии, который, прибыв в Ижевск, разогнал Ижевский Совет рабочих депутатов, главным деятелям которого пришлось скрыться, и объявил прежний Ижевский Исполнительный комитет, состоявший только из одних большевиков, полномочною властью в Ижевске.

После целого ряда бесчинств, произведенных большевиками в Ижевске, началось объединение вокруг создавшихся из фронтовиков, то есть офицеров, военных чиновников и солдат, бывших на войне, умеренных партий рабочих для противодействия большевистскому террору. Эта организация получила наименование «Союз фронтовиков». Главной причиной спайки этой организации послужили слухи о предстоящей мобилизации фронтовиков в ряды Красной армии.

В целом ряде конспиративных собраний наиболее деятельных членов Союза фронтовиков было решено: подчиниться [196] мобилизации лишь в том случае, если мобилизованным тут же выдадут вооружение и обмундирование, для того чтобы вслед за этим немедленно произвести вооруженное восстание против большевиков.

Восстание

7 августа 1918 года в Ижевск пришло известие по телеграфу о взятии чехословаками и белой армией города Казани. Казань богата большими складами военного вооружения и обмундирования, пороховыми заводами и пороховыми погребами, в которых хранится громадное количество пироксилина и прочих взрывчатых веществ, употребляющихся в военном ведомстве. Казань находится в 340 верстах от Ижевска и соединена с ним водным путем по судоходной реке Каме и линией железной дороги.

Большевики в этот же день не в урочный час (в 3 часа утра) сильным тревожным заводским паровым гудком созвали ижевских рабочих на митинг на Михайловской площади.

Здесь большевики объявили приказ народных комиссаров о мобилизации всех, прибывших с фронта Первой Мировой войны, в ряды Красной армии для действия против белогвардейцев в г. Казани.

Фронтовики, согласно заранее принятому ими решению, заявили большевикам, что они, «фронтовики», без оружия и без обмундирования из Ижевска никуда ни на шаг не пойдут.

Большевики за такой ответ стали арестовывать фронтовиков и тут же писать им приговоры о смертной казни.

Митинг рассеялся.

На следующий день, 8 августа, фронтовики сами дали тревожный сигнал заводского парового гудка для сбора на митинг во дворе заводов.

Фронтовики собирались на митинг, но большевики разгоняли их и грозили им поголовным расстрелом, если не разойдутся.

Такая свирепая угроза большевиков возмутила фронтовиков, и они рванулись всей толпой в двери проверочной мастерской, [197] где тогда имелось 7000 готовых винтовок, и там вооружились.

Затем, выйдя вооруженными во двор заводов, окружили большевиков и потребовали от них категорическим тоном освобождения из-под ареста арестованных вчера фронтовиков.

В этот момент с нагорной части Ижевска, где квартировали красноармейцы, раздалось несколько резких ружейных выстрелов. Вот эти выстрелы и послужили ижевцам сигналом к окончательному вооруженному восстанию против большевиков. Готовясь к восстанию, ижевские рабочие заблаговременно запаслись винтовками и хранили их у себя по домам. И вот теперь, с началом стрельбы большевиков с нагорной части города, рабочие поднялись с оружием в руках и 12 часов ловили и расстреливали большевиков в Ижевске.

Таким образом совершился факт восстания ижевских рабочих в Ижевске против большевиков.

По окончании расстрелов в Ижевске водворилась тишина.

Гражданская власть в городе, бывшая до сих пор в руках большевиков, теперь перешла было в руки Ижевского Совета рабочих депутатов, разогнанного большевиками; но через два дня ижевцы воочию убедились, что такой громоздкий, в 250 человек, орган власти абсолютно неспособен к быстрым решениям и распоряжениям, которые до крайности необходимы в период восстания. Поэтому гражданская власть на третий день восстания была передана Прикамскому Комитету, состоявшему из четырех членов Всероссийского Учредительного Собрания, собравшихся в Ижевске после разгона Учредительного Собрания большевиками.

Командовать всеми вооруженными силами, действовавшими против большевиков, было предложено организатору восстания капитану Цыганову, но он вследствие утерянного на войне своего здоровья отказался от этой чести, и тогда Прикамский Комитет членов Всероссийского Учредительного Собрания назначил старшего из строевых офицеров, участника двух войн — русско-японской и Первой Мировой — и кавалера ордена Св. Георгия, полковника Д. Федичкина, [198] Главнокомандующим прикамской Народной армии под флагом за Всероссийское Учредительное Собрание.

* * *

С переменой власти переменился и образ правления, как в Ижевске, так и на заводах.

Все закрытые большевиками в городе общественные и государственные учреждения и заведения начали действовать по-прежнему, как было до большевиков.

Все уволенные с заводов за антипатию к большевикам рабочие и служащие заводов снова были приняты на свои прежние места. Разрешена воспрещенная большевиками торговля хлебом.

В городе было снято осадное положение и введен порядок мирного времени.

Фронтовики, ненавидевшие Красную армию, радовались, что отделались от мобилизации в нее.

Все населенное пространство Вятской, Уфимской и Пермской губерний, в центре которого восстал Ижевск, было переполнено сильно вооруженными продовольственными красноармейскими отрядами, имеющими своими заданиями красного правительства отбирать от крестьян их хлеб и скот на потребности Красной армии.

Таким образом, восставший против большевиков Ижевск с двумя богатейшими государственными заводами оказался в центре враждебно действовавших красноармейских хорошо вооруженных сил и, следовательно, был отрезан и изолирован ими от всех тех, кто в то же время, но в других местах великой России с оружием в руках действовал против большевиков.

Большевистское правительство, обыкновенно охотно и очень громко оповещавшее весь мир — «Всем! Всем! Всем!» — о победах Красной армии в борьбе с контрреволюцией, не нашло для себя полезным известить мир о восстании ижевских рабочих против рабоче-крестьянского правительства; поэтому о восстании в Ижевске, кроме ижевцев, жителей его окрестностей и большевиков, окружавших его со всех сторон, до самой ликвидации этого восстания никто ничего не знал.

Средства, с которыми Ижевск продолжал работать на заводах на три восьмичасовых смены в сутки и выделывать по [199] 2500 винтовок ежедневно, а кроме того, начал воевать против большевиков, нападавших на Ижевск со всех сторон, были таковы:

В Ижевском отделении Государственного банка:

25 000 000 рублей (Временного правительства),

2 500 000 ружейных патронов,

7000 винтовок,

1 радиостанция (приемник).

Так как количество денег в распоряжении Ижевской волости было ограничено, а срок пребывания Ижевска в изолированном состоянии был неопределенный, неизвестный, то Прикамский Комитет членов Всероссийского Учредительного Собрания, представлявший из себя в то время высшую власть в Прикамском крае, постановил:

«Всем работающим на заводах, всем действовавшим против большевиков с оружием в руках и всем городским и заводским служащим без различия должностей и старшинства — платить всем одинаковое жалованье: 420 рублей в месяц».

Недоразумений по этому поводу никаких не было.

Бои под Ижевском

На другой день после восстания фронтовикам, собравшимся к зданию только что сформированного штаба Ижевской Народной армии, пришедшим узнать новости о намерениях большевиков, была прочитана телеграмма, посланная одним из начальников железнодорожных станций на линии Казань — Ижевск. Он предупреждал ижевцев о движении в поезде на Ижевск отряда Красной армии для усмирения ижевских рабочих.

По прочтении этой телеграммы фронтовикам полковник Федичкин сформировал отряд из 300 человек и тотчас же выступил с ними пешком по линии железной дороги навстречу противнику. Пройдя по линии железной дороги пять верст от Ижевска, ижевцы увидели впереди себя едущий навстречу им поезд красных. [200]

Они моментально рассыпались в цепь и быстрым движением своих флангов охватили поезд с красными с обеих сторон. Затем залегли в высокой и зеленой траве. Большевики пытались было высаживаться из вагонов, но падали убитыми у дверей вагонов. Ижевцы, не желая напрасно расстреливать их в вагонах, предложили красным сдаться. Красные охотно согласились и сдались ижевцам. Их было всего 360. Двадцать были молодые ижевцы, по глупости попавшие в ряды Красной армии. Теперь они радовались, что попали к себе домой в плен.

14 августа отряд Красной армии силой в 2500 человек пехоты наступал по той же Казанской железной дороге на Ижевск, в поездах.

Полковник Федичкин считал, что 300 ижевских, опытных в боях и дисциплинированных фронтовиков в десять раз лучше и сильнее в боях такого же числа необученных и разнузданных свободами красных. Поэтому он взял с собою тех же 300 фронтовиков и повел их навстречу красным поездам.

В 6 верстах от Ижевска на линии железной дороги ижевцы остановились и здесь испортили часть железнодорожного пути, чтобы поезда красных дальше этого места к Ижевску ехать не могли. Затем засели в растущие здесь по обеим сторонам густые зеленые кусты и стали поджидать подхода поездов противника. Недолго ждали ижевцы. Появились впереди поезда противника. Машинист с переднего паровоза первый заметил разрушенный путь и, на счастье ижевцев, остановил поезд как раз там, где они его ожидали. На этот раз ижевцы не бросились на поезд с криком «ура!», потому что красных было слишком много, но, продолжая скрываться от взоров противника за кустами, метко стреляли по дверям и окнам вагонов с обеих сторон поездов, не давая никакой возможности большевикам из вагонов выгрузиться.

Большевики, поняв, что ижевцы избрали лучший способ перестрелять их всех в вагонах до единого, вывесили из окон белые тряпки. Ижевцы прекратили стрельбу. В этот момент 40 большевиков, желая воспользоваться остановкой стрельбы, чтобы убежать из вагонов в лес, выпрыгнули и пустились бежать, но все были ижевцами пойманы и обезоружены. Но когда ижевцы разглядели их, то узнали в них своих прежних врагов, ярых большевиков, бывших представителей Советской [201] власти в Ижевске, которые своим зверским отношением к ижевским рабочим довели их до вооруженного восстания. Этих 40 молодцов ижевцы связали крепко по рукам и ногам веревками и с особым почетом и в их же поезде, но отдельно от прочих пленных красноармейцев отправили на расправу рабочим в Ижевск.

В тот же день, 14 августа, большевики силою в 200 человек пехоты, 50 человек кавалерии, с 4 пулеметами, наступали от пристани Гольяны (на Каме) по Гольянскому шоссе на Ижевск.

В это время на Гольянском шоссе ижевских войск не было. Но служащие Гольянской железной дороги сообщили по телеграфу о наступлении по этой дороге отряда противника на Ижевск.

Тогда ижевский штаб послал туда маленький отряд артиллерийских чиновников под командой штабс-капитана Куракина, который прогнал отряд красных обратно на пристань Гольяны.

* * *

17 августа 1918 года отряд Красной армии силою в две тысячи человек пехоты, 200 человек кавалерии, с 8 пушками наступал опять по той же железной дороге со стороны города Казань.

Вследствие часто повторявшихся наступлений Красной армии все по той же линии железной дороги и каждый раз в поездах ижевцы построили в 12 верстах от Ижевска на линии этой дороги, на возвышенной местности укрепленную позицию с линией окопов полного профиля, на протяжении шести верст по фронту, с ходами сообщения и наблюдательными пунктами. Все расстояния до видимых предметов впереди позиции были измерены и в окопах на дощечках переписаны.

В окопы был поставлен постоянный гарнизон в 800 человек, а сзади, в двух верстах от передовой позиции, — резерв, также в окопах. Командовать вооруженными силами на этой позиции был назначен коренной ижевец, знающий всю местность вокруг Ижевска, поручик Зебзиев.

Так как артиллерии у ижевцев не было, а противник на своих бронированных поездах, вооруженных артиллерией и [202] пулеметами, мог бы близко подъезжать по линии железной дороги к ижевской позиции и безнаказанно обстреливать ее артиллерией и пулеметами, то ижевцы впереди себя в шести верстах разрушили часть железнодорожного пути, так что противнику, желающему прокатиться по этой дороге, починка взяла бы много времени.

И вот 17 августа поезда противника появились в шести верстах от Ижевской позиции и заметили, что линия железной дороги разрушена и дальше к Ижевску по ней ехать нельзя. Рядом идет большая проселочная дорога. Отряд высадился из вагонов и выгрузил свои пушки и пулеметы. Пять конных разведчиков, прыгнув на лошадей, поскакали вперед на разведку.

Командир большевистской батареи забрался на верх высокого дерева и оттуда в бинокль стал разглядывать впереди лежащую местность.

Ижевцы, скрываясь в своих окопах, вырытых между кустами, растущими здесь на позиции в большом количестве, зорко следили за каждым шагом противника и ничем не обнаруживали своего присутствия на этой позиции.

Объехав кусты, растущие на ижевской позиции, конные разведчики большевиков поднялись на высшую точку местности и оттуда стали любоваться открывшимся им красивым видом на окруженные девственными лесами и озаренные яркими утренними лучами солнца Ижевские заводы с их гигантской трубой и Ижевск, разделенный прудом на две половины.

Делясь между собой впечатлениями виденного, разведчики возвратились к своему отряду и сообщили начальнику, что дорога до самого Ижевска совершенно свободна и на местности впереди их никого нет.

Тогда начальник построил свой отряд в походную колонну и повел его по большой дороге на Ижевск, забыв выслать дозоры вперед и в стороны от колонны.

Ижевцы же придвинули свой единственный, но бронированный ижевской сталью (отцом поручика Зебзиева) пулемет ближе к дороге, по которой идет противник.

Когда колонна большевиков подошла к окопам ижевцев, ижевцы дали залп из ружей и резко затрещал бронированный [203] пулеметов. Несколько десятков красных пали мертвыми в колонне. Лошади артиллеристов, кавалеристов и самого начальника отряда, как только что реквизированные от мирных крестьян, не приучавших своих лошадей не бояться выстрелов, сбросили своих седоков на землю и ускакали от них в лес.

Большевики, не ожидавшие ничего подобного от ижевских рабочих, легли было на землю и начали стрелять во все стороны. Ижевцы своим огнем не допустили большевиков зарядить орудия и пулеметы. Тогда большевики решили спасти от ижевцев хотя бы свои пушки и пулеметы. Они начали отступать и шесть верст отбивались от преследовавших их ижевцев, оставляя им своих убитых и раненых.

17 августа часть 2-й Красной армии, штаб которой стоял в городе Сарапуле на Каме, в 60 верстах от Ижевска, в количестве 6000 боевых, самых ярых и злых большевиков — латышей и мадьяр — с 8 пушками и 32 пулеметами высадилась с пароходов на пристани Гольяны и повела наступление на Ижевск по Гольянскому шоссе.

Отряд этот шел под командой знаменитого большевика Антонова, имевшего строжайший приказ от Ленина и Троцкого: «Взять Ижевские заводы во что бы то ни стало».

Ижевский маленький отряд из артиллерийских чиновников под командованием энергичного штабс-капитана Куракина, охранявший Гольянское шоссе, невзирая на громадное превосходство сил противника, ввязался с ним в огневой бой. Антонов со своим отрядом пытался окружить куракинский отряд и уничтожить его, но этого он не мог сделать, так как ижевцы убежали от них в таинственный лес.

Наступила ночь. Впереди антоновского отряда, на его пути, стоял огромный мрачный лес, в который, как в пропасть, утопала на 18 верст просека, а в ней шоссе.

Глядя на наступающую ночь, Антонов не решился вступить в этот страшный лес, а отошел в сторону и на открытой местности, вблизи села Завьялов, в 18 верстах от Ижевска, остановил свой отряд на ночлег.

Куракинский отряд не дремал в эту ночь. Он побывал в Ижевске, разыскал там и взял с собою большое количество взрывчатых веществ; затем вернулся в лес и в шести верстах [204] от Ижевска, в просеке под шоссе, по которому намерен был двигаться противник, закопал громадный фугас, оставив здесь для взрыва двух подрывников.

В Ижевске, опасаясь победы большевиков в предстоявшем бою, после которого Антонов войдет в город праздновать свою победу и тут, во время своего торжества, кровью ижевцев и их семейств зальет все улицы города, ижевцы решили дать необыкновенно громкий тревожный сигнал могущественным заводским паровым гудком, как это сделали в свое время их предки при нападении на Ижевские заводы отрядов Пугачева. Этот тревожный сигнал даст понять об опасности каждому ижевцу и заставит всех могущих взять оружие выступить в бой против приближающегося к Ижевску противника.

18 августа в 2 часа дня противник приблизился к лесу по шоссе на 6 верст к Ижевску и нашел на фугас. Подрывники взорвали фугас и тем произвели в колонне противника большое смятение и потери. Но подрывники, геройски выполнившие свою задачу, были тотчас же большевиками пойманы и расстреляны.

Противник стал громить город пушками. Снаряды летели в город и разрывались на улицах.

Раздался необыкновенно громкий сигнал могущественного заводского парового гудка, который, говорят, бывает слышен в тихую погоду за 40 верст от заводов. Этот гудок действительно дал понять всем о надвигающейся опасности и заставил их, взяв в руки оружие, идти в лес туда, откуда по Ижевску стреляет артиллерия противника.

Полковник Федичкин, выйдя из штаба армии со своим личным адъютантом поручиком Попковым, собрав на улице 600 первых попавшихся им навстречу ижевцев и взяв единственную имевшуюся в оружейном заводе пушку с самодельными снарядами, вошли в лес, в просеку, и здесь в продолжении целого часа удерживали продвижение колонны Антонова к Ижевску одним только ружейным огнем, так как пушка после шести выстрелов заклинилась от несовершенства выделки гильзы и в этот важный момент боя была отправлена на завод для починки. [205]

К этому времени вооруженное население Ижевска, формируемое фронтовиками в роты, отправлялось под командой офицеров в лес на Гольянское шоссе.

При входе в лес, в просеку, полковник Федичкин объяснял ижевцам боевую задачу: «Окружить противника в лесу и уничтожить его». Дал капитану Цыганову задачу колонной идти по лесу, обходя противника с левого фланга, штабс-капитану Перевалу — колонной обойти противнику правый фланг, зайти ему в тыл и отрезать путь отступления, и штабс-капитану Терентьеву — бить своей колонной в лоб противнику.

Все остальные подходившие из города роты были направляемы в лес по следам ушедших колонн. Таким образом получился в лесу длинный мешок, в котором очутился противник благодаря тому, что лес вполне скрывал продвижение обходных ижевских колонн на фланги и тыл противника.

Не имея ни дозоров, ни разведки в лесу, Антонов все же почувствовал вокруг себя огромную враждебную силу и развил из 6000 ружей, 32 пулеметов и 8 орудий такой жестокий огонь, что ижевцам в лесу пришлось закопаться в землю или лезть на вершины деревьев, откуда было видно, куда надо стрелять.

К рассвету 19 августа противник расстрелял все патроны и снаряды, и стрельба затихла. Ижевцы бросились на обессиленных красных с громким криком «ура» и добили насмерть всех раненых большевиков.

Ижевцы в этом бою разбогатели пушкой, пулеметами, награбленным большевиками золотом и массой коммунистической литературы, которую тут же в лесу сожгли дотла. По окончании этого боя семьи ижевских защитников встретили их с церковным колокольным звоном, с крестным ходом, с большим хором соборных певчих, певших благодарственные молитвы Богу со слезами радости на заплаканных глазах.

* * *

После этого боя отряд артиллерийских чиновников под командой энергичного штабс-капитана Куракина взял пристань Гольяны на р. Каме и тем отрезал сообщение между штабом 2-й Красной армии в Сарапуле и штабом 3-й армии, стоявшим в г. Перми. [206]

Чтобы держать реку Каму в своих руках, ижевцы должны были иметь свои гарнизоны войск на обоих ее берегах. Для этого были поставлены небольшие войсковые части по 100, по 200 человек из местных крестьян в деревнях Еловке, Степанове, Сойчатке, Ершовке, Комбарском заводе. Для сообщения с Уфимской армией потом было послано 5 отрядов, общей численностью в 500 человек. Они должны были наблюдать за действиями противника на левом берегу реки Камы и охранять путь Сарапул — Бирск.

По установлении связи с Уфой эти части образовали из себя этапы на пути к городу Уфе.

Выяснилось из данных контрразведки, что в г. Сарапуле произошла стычка между городским советом и штабом 2-й Красной армии из-за 24 000 000 рублей золотом купеческих денег, хранившихся в сарапульских отделениях банков. Эти деньги штаб 2-й армии забрал себе и удрал с ними в Вятские Поляны, оставив в Сарапуле лишь незначительный отряд красных.

Отряд штабс-капитана Куракина из артиллерийских чиновников после нескольких незначительных стычек в городе с отрядом красных взял Сарапуль и объявил там мобилизацию. Мобилизованных получилось 800 пешехоновских рабочих кожевенного завода, полубольшевиков. Они потребовали зачисления на все виды довольствия, а воевать с большевиками не пошли.

Крестьянские отряды

Одновременно с наступлением со стороны города Казани большевики еще вели наступление на Ижевск с запада от г. Вятки и г. Малмыжа и с севера от г. Глазова и станции Северной железной дороги Чепцы, стараясь взять восставший против большевиков Прикамский край.

Крестьян Вятской губернии разоряли до сих пор сильно вооруженные красноармейские отряды, имевшие назначение отбирать даром от крестьян их собственный хлеб и скот и отправлять на довольствие частей все увеличивающейся с каждым днем Красной армии. [207]

Когда же восстали ижевцы, большевики обязали крестьян кормить все отряды Красной армии, направленные против ижевцев, и, кроме того, возить их на своих лошадях чуть не до самого Ижевска.

Поэтому вятские крестьяне секретно, в глухих лесах, в глубоких оврагах сделали сходы и порешили послать к ижевцам делегатов с просьбой о выдаче крестьянам оружия для защиты собственной жизни и имущества от грабежа большевистских продовольственных отрядов.

Крестьянские делегаты были приняты в Ижевске, и просьба их была удовлетворена.

У крестьян были настоящие солдаты и офицеры с большим боевым цензом в период Первой Мировой войны, чего у Ижевской армии недоставало. Поэтому полковник Федичкин, с согласия Комитета членов Всероссийского Учредительного Собрания, приказал начальнику штаба, коренному ижевцу, который знал в лицо всех ижевцев, формировать из крестьянских солдат и офицеров боевые отряды, вооружать их и давать им боевые задания.

За эту помощь крестьяне обязались привозить в Ижевск хлеб и съестные припасы в необходимом количестве для рабочих заводов.

Крестьяне быстро сформировали из рот большие отряды и начали с жаром уничтожать на своей территории все большевистские продовольственные отряды и драться против отрядов Красной армии, которых не пропускали к Ижевску. Благодаря богатству телефонных и телеграфных линий в Вятской губернии связь крестьянских отрядов со штабом Ижевской Народной армии поддерживалась непрерывно.

Таким образом, в уездах Вятской губернии Малмыжском и Уржумском было сформировано 8 отрядов по 10 000 солдат-крестьян в каждом, и эти отряды образовали собою фронт в 130 верст длиною и в продолжение трех месяцев не пропускали в эти два уезда ни продовольственных отрядов, посылаемых для грабежа, ни карательных отрядов, посылаемых против ижевцев.

По Северной железной дороге, между городом Глазовым и станцией Чепцы, был образован северный фронт на протяжении 150 верст, который в течение трех месяцев совершенно [208] очистил Глазовский и Сарапульский уезды от красноармейских отрядов. На северном фронте дралось 10 отрядов по 10 000 крестьян-солдат в каждом под общей командой ижевца капитана Зуева с начальником штаба фронта капитаном Мироновым.

В начале октября большевиками были стянуты резервы из городов Вятки и Перми, количеством в 15 000 человек, с большим количеством артиллерии, и посланы на северный фронтов. После целого ряда упорных боев ижевский северный фронт должен был отступить на 30 верст и оставался здесь, снова укрепившись на позиции, до ликвидации восстания.

Ижевская армия, в виде боевых крестьянских отрядов находящаяся между Глазовым и станцией Северной железной дороги Чепцы, являлась сильной угрозой 3-й армии Красной армии, действовавшей в Пермской губернии, штаб которой находился в городе Перми на р. Каме, имея возможность отрезать ее от базы занятием линии Северной железной дороги на участке Глазов — Чепцы.

В середине сентября высшим большевистским командованием было выслано из города Вологды по Северной железной дороге через город Вятку 5 советских полков пехоты и один полк кавалерии при двух батареях с громадным количеством снарядов.

Два полка пехоты и 400 человек кавалерии и одна полевая батарея спустились на пароходах по реке Вятке и заняли город Нолинск 18 сентября и город Уржум 20 сентября; оттуда походным порядком, вернее, на крестьянских подводах двинулись к Ижевску.

Остальные три советских полка с кавалерией и артиллерией прибыли на станцию Северной железной дороги Чепцы и остановились в деревнях по линии этой дороги, как в исходных пунктах для наступления на Ижевск.

Все эти полки, пришедшие из России, привезли с собой заразные средства для населения и частей Ижевской народной армии. Сообщая населению о преувеличенных победах красных и о могуществе Красной армии и ее несокрушимости, они угрожали жестокой расправой сопротивляющимся вплоть до поголовного уничтожения населения. [209]

Они все же мало имели успеха, так как жители еще до восстания испытали на себе в полной мере добродетели советских комиссаров.

На выбранных позициях с хорошим обстрелом были построены руками крестьян на громадном протяжении глубокие окопы полного профиля и убежища от огня артиллерии.

Для связи пользовались существовавшими здесь телеграфными и телефонными линиями, а там, где их не было, проводили новые.

В качестве конной связи широко пользовались местными крестьянами.

Сведения о большевиках в этой местности давались беженцами из городов Вятки и Глазова, которые кроме сообщений о численности и намерениях противника давали еще знать населению о всех зверствах большевиков на линии Северной железной дороги, а также поддерживали таким образом в населении страх и ненависть к большевикам.

3-я армия красных, стоявшая в Пермской губерний и действовавшая против Сибирской армии в районе Екатеринбурга, имея полные сведения о находящейся у нее в тылу Ижевской Народной армии, не могла равнодушно относиться к ней, боясь быть отрезанной от города Вятки.

С самого начала ижевского восстания она выделила из своего состава кадр и сформировала из местных мобилизованных, настроенных против большевиков крестьян 6 полков и еще просила из центра войск для охраны Северной железной дороги со стороны Ижевска.

Но так как в то время высшее командование Красной армии было занято задачей вернуть занятые белыми города Казань, Самару, Оренбург и не дать белым сформироваться, большая часть советских формирований была брошена туда.

3-я армия красных, не получая из центра никаких войск против Ижевской Народной армии, ограничилась 6 сформированными из местных крестьян, ненавидевших большевиков, полками.

Эти 6 полков прекрасно работали в пользу Ижевской армии, исполняя свои задачи. Они все время наступали и, разбитые, отступали, оставляя ижевцам свои пушки, пулеметы и отнятый от крестьян хлеб и скотов. [210]

Затем эти полки снова пополнялись, вооружались, снова наступали на ижевцев, разбитые — отступали, оставляли ижевцам новые трофеи и так старались действовать для ижевцев до самой ликвидации Ижевской Народной армии.

Западный фронт

После взятия большевиками города Казани ближайшей задачей Красной армии, действовавшей на Казань, стала ликвидация ижевского восстания.

Для выполнения этой задачи Троцкий выслал из Казани три дивизии пехоты, два полка кавалерии, направив их по Казанской железной дороге на город Сарапуль.

На станции Сюгинский Завод войска выгрузились и заняли линию деревень с центром на станции железной дороги Вятские Поляны у железнодорожного моста через судоходную реку Вятку, где были сгруппированы главные силы противника.

Ижевская Народная армия в зависимости от расположения противника и его частных задач, а также по условиям местности заняла фронт также по линии деревень, с общим количеством вооруженных сил в 3000 человек при трех полевых скорострельных орудиях и 12 пулеметах, с тремя ближними и одним дальним резервами.

Задачей ижевского западного фронта было: продолжительная оборона занятой позиции, насколько хватит сил и средств у Ижевской Народной армии.

Фронт был соединен телефоном и телеграфом как по фронту, так и с резервами и тылом — Ижевском. Был устроен ряд отдельных укрепленных пунктов с окопами полного профиля и блиндажами.

Питание фронта происходило по Казанской железной дороге до станции Ганжа, затем по Постольской железной дороге до станции Верхний Постол.

Войска же, находившиеся далеко от железнодорожных станций, получали из Ижевска только артиллерийское довольствие, а прочее — от местных крестьянских обществ. [211]

Противник повел энергичную разведку кавалерийскими частями, вооруженными пулеметами Люиса и имеющими большой штат пропагандистов-агитаторов, снабженных большим количеством коммунистической литературы и денег для привлечения населения на свою сторону.

Агитаторы проникали в районы восставших против большевиков и начали разрушительную работу внутри Ижевской Народной армии.

История антибольшевистского движения в Сибири не была известна на Каме.

Из большевистских газет и радиотелеграмм мы знали только, что в Сибири работает «контрреволюционный отряд атамана Семенова», который большевики обещались в недалеком будущем разбить и таким образом «уничтожить гидру контрреволюции».

В Уфе, Самаре по большевистским газетам все было благополучно. В Оренбурге было восстание атамана Дутова, которое с большой жестокостью было подавлено Красной армией.

Вот это все, что ижевцы знали о противобольшевистском движении в России до падения Казани.

Узнав от большевиков, что Казань восстала против них, восстал и Ижевск. Естественно, что Ижевску надо было соединиться с Казанью во что бы то ни стало для большего успеха общего дела и для того, чтобы воспользоваться громадными складами вооружения, обмундирования, а главное — получить из Казанских пороховых складов и погребов порох для ружейных патронов и артиллерийских снарядов. У ижевцев был пороховой голод.

От Ижевска до Казани 340 верст расстояния, занятого большевиками. Пробиться к Казани силы ижевцев не могли, но были уверены, что Казань, как большой город, военный округ, легко может сам соединиться с Ижевском и помочь, воспользовавшись ижевскими винтовками.

Из Ижевска в Казань было послано секретным способом три лазутчика-ижевца известить казанцев о восстании в Ижевске и о готовности действовать с Казанью совместно и подчиниться казанскому командованию. Просить для Ижевской Народной армии патроны, пушки, пулеметы, снаряды, пироксилин и порох. [212]

Две недели ижевские лазутчики просили это у казанского штаба, но ему, как видно, было не до Ижевска.

Только после падения Казани часть волжской военной флотилии под командой капитана 2 ранга Феодосьева, принужденная отступать от Казани вверх по реке Каме, дошла до Сарапуля. Капитаном Феодосьевым на усиление Ижевской армии было дано: 40 000 ружейных патронов, 30 фунтов толу, 100 капсюлей к ручным гранатам, 50 кавалерийских седел и одна полуторадюймовая пушка с 50 снарядами.

Вот это все, что дала ижевцам богатая Казань.

Надежды ижевцев не оправдались. Эта флотилия спустилась вниз по Каме и остановилась в устье реки Белой, получив задачу охранять ее. Штаб Ижевской армии был связан с нею радиотелеграфом.

Полковник Федичкин несколько раз запрашивал капитана Феодосьева, будет ли его флотилия надежно охранять реку Каму и будет ли Кама закрыта для прохода по ней большевистской флотилии. Капитан Феодосьев потребовал от Ижевского штаба армии 500 человек для охраны реки Камы в устье р. Белой, где сам стоял с флотилией.

Казалось бы, что при приличном количестве артиллерии, снарядов, ружейных патронов, а также достаточном количестве подрывных средств, вывезенных из Казани для минирования реки Камы, можно было бы до наступления морозов охранять Каму.

Но случилось иначе.

Флотилия по неизвестным причинам, не предупредив о том штаб Ижевской армии, в один прекрасный день уплыла вверх по реке Белой в город Уфу и таким образом открыла путь флотилии большевиков по направлению к Перми, вверх по Каме.

На следующий день появилось у пристани Гольяны шесть большевистских канонерок, отрезавших таким образом Ижевскую Народную армию от Уфимских войск.

Это было одной из главных причин, способствовавших падению Прикамского края.

В октябре месяце отряд артиллерийских чиновников под командой хорошо известного героя штабс-капитана Куракина [213] был послан пробиваться в города Уфу и Самару, о восстании которых ижевцы узнали от казанцев. Отряд этот достиг своей цели. Получил из Самары 60 комплектов обмундирования, 60 пудов взрывчатых веществ, 10 000 трехдюймовых артиллерийских снарядов, 15 000 000 денег для уплаты жалованья ижевским рабочим и содержания Ижевской Народной армии.

Так как пространство между Уфой и Сарапулем было занято большевистской кавалерией Блюхера, то доставка Куракиным груза в Ижевск сильно замедлилась.

Отряд Куракина, не имея возможности везти груз ни сухим путем, ни по реке Каме, должен был налегке, взяв только деньги да полевые телефонные аппараты, пробиваться к Ижевску.

К этому времени Сарапуль, стоящий на берегу реки Камы, был снова взят большевиками, и, следовательно, путь к Ижевску был отрезан.

Но отряд все же выполнил свою задачу: деньги и телефоны принес в Ижевск, а весь остальной груз оставил на пароходе на реке Белой около города Бирска.

Узнав о назначении Верховным Главнокомандующим всеми сухопутными и морскими силами России генерала Болдырева, главнокомандующий войсками Прикамского края полковник Федичкин послал ему рапорт о состоянии армии Прикамского края и ее средствах и о необходимости присылки из Сибири одного полка пехоты с артиллерией и запасом патронов.

Присылка полка из Сибири была нужна для моральной поддержки прикамских войск и для того, чтобы население Прикамского края могло убедиться в том, что не оно одно восстало против большевиков, но и Сибирь свергла советскую власть и уже имеет крепкую и боеспособную армию, которая готова поддержать в борьбе с большевиками Прикамский край.

В этом рапорте описывалась работоспособность и производительность в настоящий момент Ижевских заводов и что они выделывают по 2500 винтовок ежедневно.

Сибирской армии нужны винтовки, и, следовательно, в ее интересах держать единственный и богатейший в России Ижевский завод. [214]

Хотя войск из Сибири в Ижевск просилось немного, но все же ни одного солдата, ни одного патрона, ни одной пушки генерал Болдырев не послал в Ижевск для поддержки Прикамской армии.

Вместе с рапортом генералу Болдыреву полковником Федичкиным было послано 15 000 новых проверенных и пристрелянных винтовок, но никакого письменного или телеграфного распоряжения в Прикамскую армию Верховным Главнокомандующим генералом Болдыревым послано не было.

Прикамская Народная армия с самого своего начала и до конца действовала самостоятельно, не получая никакой помощи и никаких директив откуда-нибудь.

Итак, связь с Самарой, Казанью и Уфой была сделана, но от этого Прикамскому краю стало не легче. Помощи никакой не получили, но узнали лишь о слабости все время отступающей Белой армии, которая помощи ижевцам дать не могла.

В конце октября средства Прикамской армии пришли к концу и надежда на получение помощи извне была совершенно потеряна.

Большевики, взяв Самару и Казань, надавили со всех сторон на Прикамскую армию.

Они отрезали от Ижевска все крестьянские отряды и окружили Ижевск со всех сторон сильно вооруженными большими силами Красной армии и выслали в Ижевск делегатов с требованием выдачи большевикам главных деятелей восстания.

Полковник Федичкин 20 октября собрал вместе всю ижевскую администрацию и Комитет членов Всероссийского Учредительного Собрания и объявил о немедленной эвакуации тех, кто не может доверить своей жизни большевикам. Пока есть возможность, в течение нескольких ближайших дней эвакуировать женщин и детей и ценное имущество. Через неделю у ижевцев не будет ни одного патрона и снаряда и «мы должны будем бежать из Ижевска голыми по льду через реку Каму».

Председатель Комитета членов Всероссийского Учредительного Собрания Евсеев не согласился с полковником Федичкиным и назвал заявление его об эвакуации трусостью. [215]

Тогда полковник Федичкин потребовал от Прикамского Комитета членов Всероссийского Учредительного Собрания увольнения его в отставку вследствие расстроенного состояния здоровья и командирования в распоряжение Верховного Главнокомандующего сухопутными и морскими силами России генерала Болдырева в г. Уфу.

Получив документы от Комитета членов Всероссийского Учредительного Собрания, полковник Федичкин со своим личным адъютантом капитаном Попковым сели на верховых лошадей и в ночь поехали через расположение красных войск в г. Уфу.

Через несколько дней большевики вошли в Ижевск и расстреляли там на площади Михайловского собора 400 рабочих.

Ижевская армия с частью семейств и частью крестьянских отрядов с большим трудом и лишениями кое-как пробились в Уфу. [216]