Ошанин Л.И.
Легенда о защитниках Бреста
1 Была война. Прошла война. Над полем боя тишина. Но по стране, по тишине Идут легенды о войне. Одна легенда есть. Она Над старым Бугом рождена, Где верным стражем здешних мест Глядит на запад крепость Брест. Ты видишь, друг? Ты слышишь, друг? Пойдем туда, где плещет Буг, Застанем шорох тишины За полминуты до войны. 2 Где хмурится Буг в непогоду, Чтоб вражьи шаги стерегла, Когда-то в старинные годы Заложена крепость была. Ее укрепляли на славу Веками стену за стеной. Деревья и дикие травы Закрыли бетон крепостной. Ни ветер, ни зверь и ни птица Ее миновать не могли. Стояла она на границе Великой советской земли. Кто первый тогда на рассвете В июньское небо взглянул И понял, что слышит не ветер, А мчащейся нечисти гул? Склонялись под росами травы, Когда, как уставы велят, Девятую поднял заставу Ночной пограничный наряд. И встала к бойницам застава, И смять не сумел ее враг Ни «юнкерсов» воем гнусавым, Ни ревом железных атак. Но, всюду рождая тревогу, Катилась лавина врага По всем пограничным дорогам На наши поля и луга. Запахло золой и полынью, И к тучам пожары взвились, Уже бронебойные клинья На Минск обреченный рвались. Громада огня и металла Неслась, грохоча, по стране. Но Брестская крепость стояла, Стояла, как остров в огне. Короткой июньскою ночью Десятками тайных путей Сходились сюда одиночки — Солдаты из разных частей. Не всем удавалось прорваться Сквозь кольца дозоров ночных. Всего собралось их сто двадцать Защитников стен крепостных. Не чести, не славы просили, Не жизни спасать они шли, — Для них уместилась Россия На этом кусочке земли. И то ли начальник заставы, А может, майор из стрелков Уже командиром по праву Был признан среди смельчаков. А кроме стрелков и майора, Вошел в этот братский союз Родившийся в крепости сторож, Столетний старик белорус. Сухой, вроде дуба сухого, В замшелых клочках седины — Как будто из века былого Он вышел для этой войны. Другие, безусые люди, Кусая до боли губу, Нет-нет да мечтали о чуде — Пробиться, осилить судьбу. А он, заправляя им кашу, Считал не спеша котелки. От старости был он бесстрашен И смерть поджидал без тоски. Орудья прямою наводкой Громили бетон крепостной, Была тишина здесь короткой, И та не была тишиной. Но так уж устроены люди Простой и великой души: Ни слова о смерти, что будет, Ты жив — так стреляй и дыши! 3 Крепость Брестская! Кругом тебя ни зги. С четырех сторон палят тебя враги. Но недаром ты на совесть сложена, С четырех сторон водой окружена. Грозен недруг лютый, да не вдруг Перейдет он за широкий Буг. И пока в руках бойцов свинец, Враг не переступит Муховец. …Солнце глянет краешком сквозь тьму — Лист березы промелькнет в дыму. Зеленью вся крепость заросла, Здесь каштанам старым нет числа. Пожелай сирень — найдешь сирень, Пожелай сосну — стоит сосна. Только это не сосна, а пень, А сирень огнем обожжена. Командир в пропахший дымом дот Крепостного сторожа зовет: — Слушай, старый! Ты здесь прожил век. В городе есть верный человек. Хочешь — ночью, старый, хочешь — днем, Доберись, скажи, что мы живем. Слово это светлое про нас Пусть в Москву товарищ передаст. Медлит старый, гладит седину, Крикнул командир суровый: — Ну? — Указал па город вдалеке. Налился кровавой полосой Шрам у командира на щеке. И когда закат к земле приник, Выбрался из крепости старик. А бойцам уже стоять невмочь Ночь прошла, и снова день и ночь. В Минске враг, кругом паучий крест, Но стоит, как прежде, крепость Брест. Снова день темнее тьмы ночной, Снова ночь, и снова день настал. Воющий, гремящий, разрывной, С воздуха летит на них металл. Трое суток все гудит окрест, Трое суток стонет крепость Брест. А когда сровняли все с землей, Завалили щебнем и золой, Через Буг и через Муховец Смертоносный полетел свинец. Поглядев в трубу из-за реки, На последний штурм пошли враги. Но лишь стали к Бресту подступать — Камни Бреста ожили опять. Буг заполнен трупами врагов, Вышел Муховец из берегов. И завыли заново в ночи Черные фашистские сычи. Десять дней гудело все окрест, Десять дней стонала крепость Брест. Вновь пошли враги, и лишь тогда Молча пропустила их вода. Там, на пепле выжженной земли Только трупы недруги нашли. …Плещет Буг, спокоен Муховец, Только здесь рассказу не конец. Походили немцы по золе, — Что им проку на пустой земле! И среди безлюдной тишины, Весь в замшелых клочьях седины, Встал старик у крепостной стены. Он приказ исполнил в грозный час, Где же тот, кто отдавал приказ? Восемь дней и столько же ночей Ползал старый по земле своей. Раскидал он камни дотов-скал От одной и до другой реки, Семьдесят убитых отыскал. Восемь тел, разорванных в куски, Где же он, не в Буге ли реке, Командир со шрамом на щеке? Сорок два ни мертвых, ни живых, — Где они и кто отыщет их? 4 Где хмурится Буг в непогоду, — Чтоб вражьи шаги стерегла, — Когда-то в далекие годы Заложена крепость была. Ее укрепляли на славу Веками стену за стеной. Деревья и дикие травы Закрыли бетон крепостной. Отсюда, сквозь буйную зелень, Под руслом бегущей воды, Старинных пещер-подземелий За город уводят ходы. Идут они в глуби земные, Неведомый след свой тая, Там будто бы есть кладовые Оружья, еды и питья. Никто в них столетьями не был, И, как старики говорят, Кто скроется в землю от неба, Тот к небу не выйдет назад. Но время легенды меняет, И ходят рассказы теперь, Что смелому толща земная Открыла заветную дверь. Что будто в гранитной постели Друзей схоронивший старик В заброшенный мрак подземелий Июльскою ночью проник. Два года ни слуха, ни вести Никто нам о нем не давал, А недруг хозяйничал в Бресте, Над бабьей судьбой лютовал. Но дрогнули руки тирана, Когда в сорок третьем году Из брестских лесов партизаны Явились ему на беду. То в тюрьмах замки открывали, То рвали кругом провода, То прямо на брестском вокзале Сжигали его поезда. Их многие видели в Бресте: Друзьям помогая в беде, Как вестники гнева и мести, Они появлялись везде. Напрасно искали их жадно, Их след пропадал вдалеке. Их вел командир беспощадный Со шрамом на левой щеке. Он вел их по тропам и кручам, По гребням холодной волны. С ним рядом старик был могучий В замшелых клочках седины. Свинец их обоих не трогал, Огонь обходил стороной. Недаром два года дорогу Искали они под землей. А старый сержант мне поведал Что видел обоих во мгле За десять минут до победы На вражьей горящей земле. 5 Была война, прошла война, Над полем боя тишина. И по стране, по тишине Идут легенды о войне. И мирным стражем древних мест Глядит на запад крепость Брест, Летящим птицам счет ведет И буйной зеленью цветет.
1945
Ошанин Л. Избранное - М.: Государственное издательство художественной литературы, 1963 г.
Добавил Антон Ивакин 11.10.2016