Шпанов Н.Н.
Первый удар. Повесть о будущей войне
Шпанов Н.Н. Первый удар. Повесть о будущей войне. М., 1939
Об издании Знаменитая книга Шпанова хорошо передаёт настроения времени. Написана и выпущена она до пакта 1939 года. После подписания пакта была изъята из продажи. Вот несколько цитат: "Процент поражения был вполне удовлетворительным, несмотря на хорошую работу ПВО противника. Свыше пятидесяти процентов его новеньких двухпушечных истребителей были уничтожены на земле, прежде чем успели подняться в воздух". Не правда ли, похоже на то, что случилось 22 июня 1941 года, только нападали не те. А эта цитата — всё, как и было, если слово "советские" заменить на "немецкие": "Летный состав вражеских частей, подвергшихся атаке, проявил упорство. Офицеры бросались к машинам, невзирая на разрывы бомб и пулеметный огонь штурмовиков. Они вытаскивали самолеты из горящих ангаров. Истребители совершали разбег по изрытому воронками полю навстречу непроглядной стене дымовой завесы и непрерывным блескам разрывов. Многие тут же опрокидывались в воронках, другие подлетали, вскинутые разрывом бомб, и падали грудой горящих обломков. Сквозь муть дымовой завесы там и сям были видны пылающие истребители, пораженные зажигательными пулями. И все-таки некоторым офицерам удалось взлететь. С мужеством слепого отчаяния и злобы, не соблюдая уже никакого плана, вне строя, они вступали в одиночный бой с советскими самолетами. Но эта храбрость послужила лишь во вред их собственной обороне. Их разрозненные усилия не могли быть серьезным препятствием работе советских самолетов и только заставили прекратить огонь их же собственную зенитную артиллерию и пулеметы". Ещё можно отметить, что если сравнить стиль Шпанова и стиль ранних Стругацких, обнаружится большое сходство. Даже, скорее, не стиль, а атмосфера — содружество молодых коммунистов, объединённых идеологией; гуманизм и рыцарское отношение к противнику; непогрешимость руководства. В книге "Гиперборейская чума", написанной в соавторстве Андреем Лазарчуком и Михаилом Успенским, есть вставная история о двух путешественниках во времени из 20-х годов. Не знаю, кто именно писал, но стиль — один в один a la Шпанов. "Мы победим, — сказал Козлов, романтик". Некоторые слова в книге, например "съэкономить" и другие, в авторской редакции, оставлены как есть.