Чернобай Юрий Павлович
Военная разведка

Мотострелковые войска

Род. 19.08.1963 — п. Старая Полтавка Волгоградской области
Был призван 8 ноября 1981 года. 23 апреля 1982 года направлен в 66-ю омс бригаду. 30 октября 1983 демобилизован.

Я родился 19 августа 1963 года в поселке Старая Полтавка Волгоградской области. В 1980 году окончил Старополтавскую среднюю школу. Некоторое представление об Афганской войне у меня имелось, так как мой двоюродный брат Райко Алексей Владимирович попал в Афганистан первым набором в начале 1980 года, службу проходил в Кундузе.

Я был призван 8 ноября 1981 года. Путь в разведроту 66-й ОМС бригады был следующим.

Первоначально предполагалось, что я буду служить где-то в Европе, так как номер команды, в которую я был определён, это определяло однозначно.

Но, прибыв 9 ноября 1981 года в расположение Красных казарм г. Волгограда, каким-то образом я был перераспределен в команду, которая привела меня по маршруту Волгоград-Астрахань-Орджоникидзе в г. Минеральные Воды, откуда самолетом мы были доставлены на пересыльный пункт, который назывался «кадушкой», в г. Ашхабад.

Нужно отметить, что уже находясь в г. Орджоникидзе, мы понимали что через 4–5 месяцев мы практически все будем в [394] Афганистане. Это говорили в Орджоникидзе все — от рядовых до офицеров.

Таким образом, в г. Ашхабад я попал на 6-е сутки. Двое суток провели в «кадушке» — это пересылка в пустыне под Ашхабадом, очень мрачное место. Потом первый учебный городок в Ашхабаде, где я попал в учебную роту, в которой готовили сержантский состав по специальности командир разведотделения.

Подготовка проходила очень интенсивно. Помню первый марш бросок, который был организован за три дня до нового года. Проходил он таким образом: нас вывезли рано утром за 60 км от города, высадили в пустыне, при этом объяснили, что скоро должны подвести палатки с прочей амуницией для организации лагеря. Прождали мы около двух суток, естественно никакой обоз не подошел, напряжение в рядах было очень накалено, к концу вторых суток прибыла походная столовая и ротный на «Урале».

Нас очень скромно накормили, после чего ротный сообщил, что мы выдвигаемся в расположение зимних квартир. И вся рота, а это порядка ста человек двинулась за «Уралом», в котором сидел ротный. В Ашхабад мы входили со стороны военного полигона, прошли мимо госпиталя. При упоминании слова «госпиталь» около десятка курсантов рухнули, их тут же и занесли в госпиталь. Вышли на улицу Худайбердыева, зрелище было не для слабонервных, до расположения военного городка оставалось не более километра. Следующие трое суток, включая Новый год, нас вообще не трогали, дали отдохнуть.

Позже, находясь в составе разведроты 66-й бригады, я понял, для чего нас подвергли такому истязанию: просто дали очень высокую планку нагрузки, чтобы мы могли хотя бы немного представить те нагрузки, которые предстоит в скором будущем нам всем испытать.

Потом два месяца учебного горного лагеря «Кейлята», которые сопровождались топографической подготовкой, горной подготовкой, ну и конечно интенсивными учебными стрельбами (автомат, гранатомет, пистолет, орудие и пулемет БМП-1), четыре дневных и одна ночная (каждую неделю, в течение двух месяцев). [395] Время прошло на удивление быстро, и 21 апреля 1982 года от нашей учебной роты пять человек отправили в 66-ю омс бригаду, куда я и прибыл 23 апреля 1982 года. При этом, успел побывать в Кандагаре, правда не долго около двух часов на аэродроме, так как Кабул не принимал. Соответственно, в Кабуле на аэродроме я стал более ясно понимать, куда я попал.

В бригаду я попал, как уже говорил, 23 апреля 1982 года. Джелалабад встретил убивающим зноем — жара уже была за тридцать в тени, пальмы ну и т.д.

Перед тем как попасть в расположение роты, с нами, молодыми, пообщался начальник политотдела бригады полковник Шкварко. Рассказал историю бригады, её зону ответственности, ну и соответственно, что мы здесь делаем. После чего нас определили в разведроту и передали прапорщику Батуеву Николаю, который нас и привел в расположение роты.

В течение часа нам было выписано и выдано штатное оружие, после чего мы уехали на 2-й блок-пост, который находился на пересечении трассы Джелалабад-Кабул и дороги на г. Михтерлам (административный центр провинции Лагман), которая входила в зону ответственности 66-й бригады.

На 2-м посту мы пробыли до 16 мая 1982 года, не считая коротких отъездов в бригаду. Здесь мы прошли дополнительную подготовку, которая заключалось в стрельбе и наставлениях старших товарищей. Там же нам сказали, что бригада готовится к армейской операции, которая будет проходить с середины мая по июнь включительно в Панджшере. За полторы недели до начала этой операции начались интенсивные учения, которые включали в себя отработку высадки с вертолетов, а также тактические занятия.

Вспоминать и рассказывать об Афганской войне можно очень много и долго. У каждого парня, который прошел через Афган есть первая операция или события, которые в памяти фиксируются очень чётко в силу первого наиболее сильного впечатления от происходящего. Самое главное, осознаешь, что ты непосредственный участник этих событий, и эти события называются — война.

Для меня таким событием была Панджшерская операция. 16 мая нас перебросили с Джелалабада на авиабазу в Баграм, [396] откуда на вертолетах высаживали в Панджшер. Славная операция. Очень хорошее место этот Панджшер. В составе разведроты я провел в Панджшере с 16 мая до 22 июня, когда мы на своей броне вышли из Панджшера в районе перевала Суруби на дорогу Кабул-Джелалабад и ушли на зимние квартиры.

Один из ярких эпизодов этой операции связан с выносом раненых товарищей. Разведчик Ряхин Сергей был ранен в ногу и два бойца из минометного взвода (отделение было придано к нашей роте, к сожалению их имен бойцов я не помню). Под обстрел мы попали при переходе по небольшому мостку, который был перекинут через горную реку (неширокая, но очень быстрая, и со сложным береговым рельефом). Сергей и минометчик были ранены одной пулей, при этом у минометчика было очень серьезное ранение в голеностопный сустав, у второго минометчика при сходе камней были повреждены шейные позвонки (он все время находился на пирамидоле).

Раненым требовалась срочная медицинская помощь, поэтому было принято решение раненых товарищей доставить до основной брони бригады, которая находилась в долине, а это примерно 25–30 км. Была сформирована группа из пяти человек — это Кочкин Анатолий, Паксяев Сергей, Маматьев Сергей, Минжаев Виктор (наш санинструктор), ну и соответственно я. Определили маршрут движения и место переправы.

Передвижение было очень трудным. Пытались использовать ишаков, которых нашли в одном из встреченных по пути дувалов, но так как опыт использования данных животных отсутствовал напрочь, ничего хорошего из этого не вышло. Пришлось изготовить что-то наподобие носилок и таким образом мы и перемещались. С Сергеем было проще, он был в сознании и в принципе в некоторых местах мог передвигаться самостоятельно. К месту предполагаемой переправы через реку вышли уже под вечер.

Переправились на противоположный берег, когда поднялись примерно на 200–300 метров, попали под обстрел, который велся с противоположного берега. В результате этого наша группа бала разделена на две: в одной оказался я с [397] Сергеем, в другой остальные. Обстрел продолжался, пока не зашло солнце, при этом движение мы не прекращали.

Не знаю, откуда у Сергея брались силы, но в тот момент он перемещался, несмотря на то, что у него была прострелена нога. На вершину мы вышли уже поздно ночью. Ориентировались по звуку реки в долине, в принципе нам туда и нужно было. Через некоторое время вышли на огонь — это оказался наш бригадный пост охранения, при этом вторая группа уже была там. Спуск в долину на броню естественно решили проводить утром с восходом солнца.

После подъема сидели на вершине, пили чай, и очень бурно обсуждали все детали прошедшего мероприятия. Выяснилось, что у Анатолия Кочкина пуля прошла вскользь по левой щеке, оставив весьма заметный след, а у Сергея Паксяева пуля пробила со стороны спины разгрузочный жилет (в простонародье — «лифчик»). На что мы все дружно заявили, что это хорошая примета, долго будете жить. Анатолий Кочкин через полтора месяца погиб. При сопровождении радиотехнической разведки из Кабула в Джелалабад мы попали в засаду в районе «мертвой деревни». Машина, на которой находился Анатолий, подорвалась, в результате — он погиб. Сергей Паксяев погиб в начале января 1983 года, на тот момент он был переведен из разведки в 1-й батальон, который находился в Асадабаде, административном центре провинции Кунар. Он с взводом попал в засаду, в результате из взвода остался в живых один человек. После этого я в подобные «приметы» перестал верить.

Конечно, рассказывать можно долго, но я уже отмечал, что это было мое первое знакомство с этой войной, и оно самое яркое. Кстати за этот боевой эпизод я с ребятами был представлен к ордену Красной Звезды, но где-то в штабных инстанциях это было потеряно, но это не самое главное. То же самое произошло с нашим первым ротным Гапоненковым, очень легендарная личность, он один из первых был представлен к званию Героя Советского Союза, но, к сожалению это также где-то затерялось.

После этого было ещё восемь армейских операций и множество засад и рейдов.

Моя боевая служба закончилась 26 октября 1983 года на аэродроме в Джелалабаде, где мы днем отдыхали, а по ночам [398] ходили в засады в окрестностях аэродрома. К тому времени сильно участились обстрелы позиций аэродрома и самолетов, в основном, на взлете. Одна из таких засад 20 октября в районе Сурхруда увенчалась успехом.

Из бригады вылетели 30 октября 1983 на Кабул. В Союз прилетели 1 ноября, в Ашхабад, откуда я улетал в Афганистан. Домой добирался перекладными. Сначала поездом до Куйбышева, далее до Волгограда самолетом. Домой пришел 8 ноября 1983 года. Дома меня не было ровно два года.

Ноябрь 2008 года.
Пагинация проставлена по изданию.
Источник: От солдата до генерала. Воспоминания о войне. Том 11. —— М.: Академия исторических наук, 2008.
Сайт «Милитера» («Военная литература»)
Cделан в марте 2001. Переделан 5.II.2002. Доделан 5.X.2002. Обновлен 3.I.2004. militera.org 1.IV.2009. Улучшен 12.I.2012. Расширен 7.XI.2013. Дополнен 20.1.2014. Перестроен 1.VII.2019.

2001 © Олег Рубецкий