Захаров Борис Петрович
Танковые войска
Род. 24.06.1921 — г. Городец Горьковской области
Родился 24 июня 1921 г. в г. Городец Горьковской области. Командир взвода в 13-м отдельном гвардейском тяжелом танковом полку.

Я родился 24 июня 1921 г. в г. Городец Горьковской области в семье военнослужащего. Русский.

В 1940 году после окончания московской средней школы вместе с тремя друзьями-одноклассниками поступил курсантом в Орловское бронетанковое училище имени М.В. Фрунзе.

О начале войны узнал из обращения по радио В.M Молотова, находясь в военных лагерях под Орлом. С приближением фронта к городу появились сообщения о выброске в районе Орла немецких разведчиков и диверсантов. В связи с этим мы почти каждую ночь назначались для патрулирования и охраны мостов и других важных объектов.

В августе 1941 г. состоялся ускоренный выпуск. Нам было присвоено воинское звание лейтенант, и наша группа в составе 300 чел. была направлена в г. Челябинск на тракторный завод, где готовились к выпуску тяжёлых танков КВ. Я был назначен командиром взвода в 30-й учебный танковый полк, который готовил экипажи для танков КВ. В 1943 году по рапорту я был переведён в 7-й запасный танковый полк для отправки на фронт.

В декабре 1943 г., получив танки ИС-1 с 85-мм пушкой, наша маршевая рота была направлена в Тесницкие танковые лагеря под Тулу, где я был назначен командиром взвода в 13-й отдельный гвардейский тяжелый танковый полк и прослужил в нём до конца войны. [152]

В составе этого полка в должностях командира взвода и командира роты тяжелых танков я участвовал в Корсунь — Шевченковской и Умань-Ботошанской операциях 2-го Украинского фронта, в боях за освобождение Прибалтики и окружение Курляндской группировки немцев в составе 10-й гвардейской армии 2-го Прибалтийского фронта, и с декабря 1944 г. в составе 4-й танковой армии 1-го Украинского фронта участвовал в боях на территории Польши, Германии и за освобождение Праги. Закончил войну в Праге 11 мая 1945 г. командиром танковой роты.

Мой брат, Захаров Михаил Петрович, 1923 года рождения был призван в армию в 1942 году, демобилизован в 1943 году по ранению и умер в 1945 г..

С 1945 по 1948 г. я проходил службу в Челябинске в должности командира танковой роты 30-го учебного танкового полка. В 1948 г. был направлен на учёбу в Военную академию БТ и MB, которую окончил в 1953 году, после чего служил в Закавказье в должности заместителя начальника оперативного отделения дивизии. После тяжёлой болезни в 1957 году был направлен на преподавательскую работу. Службу в Вооруженных Силах закончил в 1977 году начальником общевойскового цикла военной кафедры Московского института нефтехимической и газовой промышленности имени. И. М. Губкина. После увольнения в запас в звании полковника работал в том же институте начальником отдела кадров. В 1983 г. ушёл на пенсию.

Имею награды:

— орден Отечественной войны 2-й степени за боевые действия на 2-м Прибалтийском фронте в августе 1944 г.;

— орден Отечественной войны 1-й степени 3 79594 за боевые действия на 2-м Прибалтийском фронте в октябре 1944 г.;

— орден Красного Знамени 3 208244 за боевые действия в составе 4-й гвардейской танковой армии в апреле 1945 г.;

— орден Красной Звезды 33517171 за выслугу лет в апреле 1957 г.;

— орден «Знак почёта» M 1246933 Указом президиума Верховного Совета СССР от 28 мая 1980 г. за трудовые успехи;

— орден Отечественной войны 2-й степени 3061622 Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1985 г. за участие в Великой Отечественной войне;

— медаль «За боевые заслуги» б/н за выслугу лет в сентябре 1950 г. Кроме того, имею 19 юбилейных медалей. [153]

Воспоминание о войне

Наш 13-й отдельный гвардейский тяжёлый танковый полк на 2-м Прибалтийском фронте воевал в составе 10-й гвардейской армии и принимал участие в освобождении Прибалтики.

В конце августа 1944 г. после освобождения латвийского города Мадона полк, продолжая развивать наступление, двигался в походной колонне по лесной дороге, преодолевая сопротивление мелких групп пехоты противника. Особенностью боевых действий в Прибалтике была ограниченность манёвра в условиях лесисто-болотистой местности, и для сохранения темпов наступления, когда позволяла обстановка, приходилось действовать в походных колоннах, имея только головные дозоры. Вторая особенность состояла в том, что наш тяжёлый танковый полк действовал без пехоты, имея только по пять автоматчиков на броне каждого танка.

Мой танковый взвод в составе трёх тяжёлых танков ИС-2 двигался в голове колонны полка. Противник старался задержать продвижение наших танков, заваливал дорогу деревьями, а под некоторые из поваленных деревьях устанавливал противотанковые мины.

Времени на расчистку завалов не было, и приходилось по местам, где могли быть поставлены мины, вести огонь из танковой пушки осколочно-фугасным снарядом. Так танковая колонна подходила к перекрёстку дорог в 15 км западнее г. Мадона, где должна была повернуть на левую дорогу. За 250—300 м до перекрестка командир орудия сержант Михаил Козак доложил мне по ТПУ (танковому переговорному устройству), что заметил на углу леса у перекрёстка какое-то движение.

Внимательно наблюдая через прицел танковой пушки, Козак доложил, что видит цель, похожую на самоходку и, получив команду на уничтожение, первым же снарядом (притом, осколочно-фугасным, которым уже была заряжена пушка) поразил цель. Когда мы подошли к перекрёстку дорог, то увидели, что горит самоходно-артиллерийская установка «Артштурм» с 105-мм пушкой. Доложив по рации командиру полка о выходе взвода к перекрёстку, я получил приказ следовать дальше по левой дороге.

Пройдя всего около 100 метров, я услышал по рации доклад командира следовавшего за мной танка лейтенанта Виктора Комарова, что механик-водитель не справился с управлением и танк правой гусеницей сполз в неглубокий овраг. Пришлось доложить командиру полка и остановиться для эвакуации танка.

Свой танк я убрал с дороги и поставил в засаду на случай появления танков противника. Автоматчики заняли оборону в 50—100 метpax [154] впереди танка. Я пошел к аварийному танку, чтобы с помощью третьего нашего танка организовать эвакуацию аварийной машины. В это время я услышал выстрел пушки своего танка и, отдав необходимые распоряжения по эвакуации, побежал к своему танку.

Вдруг увидел, что навстречу мне бежит механик-водитель моего танка старшина Алексей Свиридых, который доложил, что на нашем танке случилось ЧП — по этой же дороге навстречу нам двигалась колонна немецких танков, и командир орудия сержант Козак бронебойным снарядом поразил головной танк противника. Но дальше вести огонь из пушки наш танк не мог, так как заряжающий (фамилию его не помню) решил сменить магазин спаренного с пушкой пулемета. Сняв магазин, он положил его на казенник пушки. Когда же был сделан первый выстрел по танку, при откате пушки магазин попал на штоки противооткатных устройств и наката орудия не произошло, стреляную гильзу не выбросило и второй снаряд зарядить было нельзя.

Положение спасало то, что после гибели головного танка немцы не стали двигаться дальше, а мы в течение нескольких минут с помощью ломика удалили сплющенный магазин пулемета, сделали еще два выстрела вдоль дороги, без прицеливания (т.к. дорога была покрыта шебенкой и при выстреле образовалось пыльное облако, которое затрудняло видимость). Получив донесение от командира третьего танка лейтенанта Комардина о завершении эвакуации танка Комарова, я доложил обстановку командиру полка, который приказал дальше не двигаться и оборонять перекресток до подхода наших стрелковых подразделений.

За этот бой я был награжден орденом Отечественной войны I степени. Были награждены и другие члены экипажа.

После завершения боев в Прибалтике наш полк пополнился новыми танками ИС-2 и в декабре 1944 г. был направлен на Сандомир-ский плацдарм, где вошел в состав 4-й танковой армии.

12 января 1945 г. 4-я танковая армия была введена в прорыв и начала стремительное наступление на запад, оставляя за собой разгромленные немецкие части и соединения. Решением командующего армией генерал — полковника Д.Д. Лелюшенко две танковые роты нашего полка были приданы для усиления 6-му гвардейскому механизированному корпусу и две роты — 10-му гвардейскому танковому корпусу. Моя танковая рота действовала в составе передового отряда 6-го гвардейского механизированного корпуса.

15 или 16 января 1945 г. передовой отряд подошел к реке Пилица в районе западнее г. Кельце. Мост через р. Пилица оказался разрушенным, и командир передового отряда приказал командирам подразделении [155] рассредоточить машины, укрыть их за строениями находящегося рядом фольварка, в готовности к открытию огня. Моя третья танковая рота поставила танки за каменным забором, который был высотой около 1,5 м и позволял вести огонь из танковой пушки.

Примерно через 1 час на дороге, по которой только что прошел наш передовой отряд, в 500 метрах от нас появились три немецких бронетранспортера. Они остановились на высотке, очевидно, для осмотра местности. День клонился к вечеру, и солнце слепило наблюдателей противника, которые были восточнее нас. Вероятно, приняли наши машины за свои, и эти бронетранспортеры, а за ними вся немецкая колонна, состоящая из танков, САУ, бронетранспортеров и автомашин, стала двигаться по дороге мимо нас к мосту через р. Пилица. Не дожидаясь команды, все наши танки открыли ураганный огонь по немецкой колонне, и в течение 1—2 минут от нее осталось около трех десятков дымных костров. Хвост немецкой колонны, не попавший под огонь наших танков, спешно развернулся и скрылся за ближайшей высоткой.

Не могу не рассказать о боевых делах экипажа танка лейтенанта Андреева A.M. на территории Польши в Висло-Одерской наступательной операции.

Действуя в составе передового отряда 6-го гвардейского механизированного корпуса, наша танковая рота стремительно продвигалась на запад. Двигались днем и ночью, сметая на своем пути выдвигающиеся резервы противника, прорывая с ходу его оборонительные рубежи. Люди испытывали огромное физическое напряжение, стремились быстрее разгромить врага. Но то, что было под силу людям, не всегда было по силам технике. И вот в районе польского города Петраков (Пиот-ракув) у танка лейтенанта Андреева вышел из строя бортовой редуктор, и отремонтировать его силами экипажа в полевых условиях было не возможно. Оставив танк у дороги, рота пошла дальше.

Бывало, что в ходе нашего наступления обстановка менялась: за нашими передовыми частями нередко следовали немецкие отступающие части.

На рассвете 17 января 1945 г. одна такая колонна, состоящая из танков, бронетранспортеров и автомашин, шла по дороге, на которой стоял танк Андреева. Подпустив колонну немцев на 400—500м, экипаж огнем из пушки начал уничтожать немецкие танки в первую очередь. Тяжелый бой продолжался несколько часов, в ходе было подбито около десятка танков и бронетранспортеров, много автомашин, но и наш танк получил пробоину и несколько вмятин; кончались снаряды. 156

Воспользовавшись паузой, Андреев принял решение оставить танк, захватив с собой пулемет, несколько магазинов и ручные гранаты Ф-1. Когда через десантный люк экипаж покидал танк, немцы открыли огонь по танку и экипажу, в результате чего был ранен в ногу лейтенант Андреев и убит заряжающий младший сержант Лядов.

Подхватив раненного Андреева, Пасько и Кулемин поползли по канаве к оврагу, по которому через несколько часов вышли к польскому хутору. Хозяин хутора спрятал наших танкистов на чердаке, помог оказать медицинскую помощь Андрееву и накормил их.

На следующий день во двор хутора въехала колонна немецких автомашин. Немцы развернули полевую кухню. Неожиданно на хутор заскочил отряд наших мотоциклистов, как потом оказалось, они были из разветбатальона 3-й гвардейской танковой армии. Завязался бой, исход которого решил огонь из пулемета и ручные гранаты, брошенные с чердака нашими танкистами.

Результаты боя экипажа с колонной танков и помощь в разгроме немцев на хуторе дали возможность представить экипаж к наградам. Командир танка лейтенант Андреев А. М., механик-водитель младший техник-лейтенант Пасько А. А., командир орудия старшина Кулемин Б. Н. и заряжающий младший сержант Лядов (посмертно) были удостоены звания Героя Советского Союза.

Февраль 2003 года.
Пагинация проставлена по изданию. В подготовке настоящих воспоминаний оказал помощь Цыганов Кирилл Валерьевич студент 2 курса профессионального училища №5.
Источник: От солдата до генерала: Воспоминания о войне. Том 1. — М.: Изд-во МАИ, 2003.
Сайт «Милитера» («Военная литература»)
Cделан в марте 2001. Переделан 5.II.2002. Доделан 5.X.2002. Обновлен 3.I.2004. militera.org 1.IV.2009. Улучшен 12.I.2012. Расширен 7.XI.2013. Дополнен 20.1.2014. Перестроен 1.VII.2019.

2001 © Олег Рубецкий