Здесь находятся различные выборки из массива книг в этом разделе.
?Подробнее
?Подробнее
Войны — книги отсортированы по войнам, сперва идут войны с участием России, затем остальные.

Войны — книги раздела сортируются по войнам, а войны — по столетиям. Выборки по войнам из всех книг сайта тут: Войны.

Войска — рода и виды войск, отдельные воинские специальности даются в секциях Небо, Суша, Море. В секции Иное находится всё, не вошедшее в предыдущие три. Выборки из всех книг сайта тут: Войска.

Темы — книги сгруппированы по некторым темам. Темы для всех книг сайта тут: Темы.


Рунов Борис Александрович
Инженерные войска (саперы)
Род. 24.05.1925 — п. Жуковка г. Ногинска Московской области.
Родился 24 мая 1925 года в поселке Жуковка г. Ногинска Московской области. Боевое крещение, как командир саперного взвода, получил в 1944 году на Сандомирском плацдарме. После ранения командир саперного взвода в 3-ей инженерной бригаде.

Родился 24 мая 1925 года в поселке Жуковка г. Ногинска Московской области. Когда началась война, в нашей семье, как и в многих других, жизнь изменилась. Я с детства был приучен к работе. Моя мать не могла меня видеть без дела — сразу находила мне работу по дому. А ее хватало — это и огород, уход за животными и курами, заготовка дров, поход за грибами, заготовка на зиму различных солений. В ранние годы научился у деда сапожному ремеслу. Отец работал до войны в Ногинске в горфинотделе. Накануне Великой Отечественной войны его выбрали председателем отстающего колхоза в соседней деревне.

Когда началась война, отец отказался от брони, добровольцем ушел на фронт. У матери нас осталось четверо, и я был старший. Ремонтировал обувь не только для семьи, но и для жителей поселка, зарабатывая на хлеб. 16-летним пошел работать на военный завод. Вдвоем с напарником таскали 100-килограммовые ящики со снарядами. Целый год работал по 12 часов в день, затем устроился в «Мосэнерго» монтером на воздушных линиях. Приходилось много лазить по столбам, научился не бояться высоты, что впоследствии пригодилось. Военно-инженерное училище в г. Болшево, которое я окончил после призыва в армию в 1943 г.; научило меня многому. Усвоил главную заповедь: сапер ошибается только один раз в жизни. [282]

Потом, в бою не раз я попадал в такие условия, когда жизнь висела на волоске, и всегда выручали отличная выучка, точный расчет и выдержка, умение до мельчайших тонкостей разбираться не только в наших минах, но и в немецких.

Воевать пришлось сравнительно недолго. Боевое крещение, как командир саперного взвода, получил в 1944 году на Сандомирском плацдарме. В конце войны наши войска непрерывно наступали, поэтому саперам приходилось обезвреживать мины, проделывать проходы для атакующей пехоты и танков, давать возможность передовым группам, разведчикам преодолевать минные и проволочные заграждения.

После месячного пребывания на фронте меня тяжело ранило. Выпущенный из немецкого танка снаряд разорвался поблизости, осколок разбил бедренную кость правой ноги. Около трех месяцев лечился в госпитале в Киеве.

Из госпиталя вернулся на фронт. Прибыл на 1-й Украинский фронт, в 3-ю инженерную бригаду на должность командира саперного взвода. Бригада обеспечивала продвижение 4-й танковой армии на запад. Наступать приходилось по заминированным дорогам. Серьезной преградой служили реки, а в Польше и Германии их много. Работы саперам хватало. Шли с танками через Польшу, вступили на землю Германии, часто под огнем противника строили мосты через реки Одер, Нейсе, Бобер, Шпрее, Эльбу. Реки широкие, полноводные, и форсировали некоторые из них накануне или во время паводка весной 1945 года.

Темпы наступления 4-й танковой армии были столь высоки, что строить мост приходилось быстро и с нуля. Саперы одновременно вели инженерную разведку подходов к реке. Все делали скрытно: измеряли глубину водной преграды, определяли скорость течения и другие показатели реки, чтобы не ошибиться, все учесть при строительстве моста. Для сокращения времени стройматериалы заготавливали заранее и затем готовые прогоны доставляли к берегу.

В инженерной бригаде оказался мой земляк — Юрий Дорофеев. Мы учились с ним в одной школе, поступили и окончили одно военно-инженерное училище в Болшеве. Вначале наши фронтовые дороги разошлись, а когда я после госпиталя прибыл в 3-ю инженерную бригаду, здесь оказался и лейтенант Дорофеев. Мы стали командовать взводами в одной роте, и между нами возникло негласное соревнование: чей взвод быстрей выполнит задание...

Глядя на командиров, подружились и солдаты взводов. Саперы выручали друг друга, приходили на помощь — все делали во имя успеха своей танковой армии, которую нужно было как можно быстрей [283] пропустить вперед, обеспечить переправу танков. Противник яростно оборонялся, делал все, чтоб не допустить или сорвать строительство мостов для наших войск. Налеты вражеской авиации, артиллерийский и минометный огонь не останавливали саперов. Шли на хитрость: начав строительство моста в одном месте, делали что-то похожее — устраивали ложную переправу в другом. Использовали различные средства маскировки: ночь, туман, дымовые завесы. Командиры ценили каждого бойца, шли на все, чтоб избежать людских потерь.

Саперной роте и моему взводу порой приходилось с риском для жизни отстаивать построенный нами же мост. Так было при форсировании реки Нейсе весной 1945 года, накануне паводка. Саперы соорудили мост быстро и без больших потерь. Длина моста до 100 метров, грузоподъемность — 60 тонн. Построили мост надежно, а для гарантии, чтобы механики-водители первых танков не сомневались в прочности моста, саперы сами вставали под него.

Первый танк прошел, за ним второй, третий, техника двигалась, и в это время пришла беда... ,но не от противника. Начался ледоход! Вражеские снаряды разбили лед, и он тронулся, течение понесло льдины на сваи моста. Ударяя по сваям, ледяные глыбы стали раскачивать мост. Закачались и идущие по нему танки. Надо было спасать мост. Выход один - бросать на льдины толовые шашки и взрывать. При этом надо было точно рассчитать время взрыва, чтобы он не произошел под мостом.

Быстро приготовили шашки, нарезали бикфордов шнур, рассчитали его длину: 5 сантиметров — столько секунд саперы оставили на горение бикфордова шнура от поджога до взрыва. И начали отстаивать мост, пока не прошла головная колонна танков. Одного бойца все же потеряли: он не заметил начала горения шнура и погиб от взрыва. Но мост сохранили и обеспечили успешное выполнение боевой задачи танковой армии, дали возможность пройти на другой берег основной массе техники и войскам.

В конце апреля 1945 года я участвовал со своим саперным взводом на строительстве моста через Эльбу в районе немецкого города Торгау, где встретились с нами первые американцы. Радость встречи с союзниками вылилась в большой, незабываемый праздник. А несколько дней спустя мне довелось испить горькую чашу жестоких испытаний, прикоснуться к смерти...

Это произошло 1 мая. Саперы были в приподнятом настроении по случаю первомайского праздника и ожидания скорой Победы. Бои шли уже в Берлине. И тут мой взвод подняли по тревоге, придали два танка и бросили навстречу вырвавшимся из окружения фашистам. Оставил оба [284] танка у крайних домов поселка, развернул взвод в цепь и повел навстречу немцам.

Выходя на опушку я заметил, что с противоположной стороны на нас двигалась масса немцев. С оружием, во главе с офицерами они выходили из леса, шли напролом. Я дал команду не стрелять и быстрее отходить к своим танкам, которые остались за первыми домами поселка. Так получилось, что сам я отходил последним и конные немцы меня отрезали, я остался один среди немцев. А их с подошедшими оказалось очень много — несколько сот. До наших танков через лес и поле было более 300 м, но танки не были видны из-за деревьев.

Немцы окружили меня. Подошел офицер в чине майора, на ходу вытаскивает из кобуры парабеллум. Я в это время вытащил чеку из гранаты. Я плохо, но знал немецкий язык и крикнул: «Берлин пал. Сдавайтесь! Я сохраню вам жизнь. Там мои танки. Сопротивление бесполезно, вы будете уничтожены...»

Немецкий офицер не стал стрелять, понимая, что я успею взорвать гранату и тогда ему и многим солдатам будет конец. И тут среди солдат раздались крики. Это моя свежая информация дошла до их сознания. Они не знали настоящей ситуации, им о ней не сообщали. Подошли еще два майора и стали переспрашивать, что я сказал.

Первый немец пытался убедить подошедших, что меня надо расстрелять. Но многие хотели жить и для этого сдаться мне в плен. Один из подошедших офицеров сказал: «Убери парабеллум, майор. Мы не хотим умирать. А ты, лейтенант, убери гранату...» Я тогда осмелел и велел им складывать оружие и садиться. Многие стали садиться, но с оружием.

А далее получилось так, что часть немцев — около сотни — пошли вперед, к выходу в поле, на мои танки. Я знал, что стоит им только выйти из леса, как танки откроют огонь. Меня они наверняка не оставят живым. Поэтому принимаю решение — остановить их. Догнал я их уже на выходе из леса. И в этот момент наши танки открыли огонь. Недалеко разорвался снаряд, а я бросился в кювет и по нему быстро пополз к своим.

Когда до наших танков оставалось немногим больше сотни метров, я вытащил платок и стал им махать, чтобы в меня не стреляли. Меня заметили и, собрав все силы, я бросился вперед. Радость встречи трудно описать. Мои солдаты уже и не думали, что я останусь живым. Вскочив на танк, мы двинулись туда, где была основная масса немцев. Немцы, а их было около 700, сдались. А те, кто не захотел сдаваться, нашли себе смерть на опушке леса.

За успешную операцию и взятие в плен большой группы немцев, которые, выходили к штабу 4-й танковой армии, мне было присвоено [285] звание Героя Советского Союза. Тогда мне было неполных 20 лет...

Много еще было разных приключений во время войны. В 3-м издании моей книги «Вспоминая прошлое, думаю о будущем»,которая вышла в начале 2003 года, можно найти и другие описания.

Демобилизовался я в 1945 году, по ранениям получив инвалидность 3-й группы. Хотел поступить в военно-инженерную академию, но не приняли: не прошел медкомиссию. Поступить в энергетический институт также не удалось — прием уже прошел, а терять еще год не хотелось.

Кто-то из соседей по Жуковке посоветовал идти учиться в Московский институт механизации и электрификации сельского хозяйства, который я и окончил в 1950 году.

Награжден:

— орденом Ленина и медалью «Золотая Звезда»,

— орденом Трудового Красного Знамени,

— орденом Отечественной войны I степени,

— двумя орденами Красной Звезды,

— 18 медалями, в том числе «За взятие Берлина», «За освобождение Праги» и другими наградами.

Мне присвоены почетные звания «Заслуженный деятель науки и техники РФ» и «Почетный солдат Советской Армии». Имею научную степень доктора сельскохозяйственных наук и звания: профессора, академика Российской академии сельскохозяйственных наук, действительного члена Академии военно-исторических наук.

Январь 2003 года.
Пагинация проставлена по изданию.
Источник: От солдата до генерала: Воспоминания о войне. Том 1. — М.: Изд-во МАИ, 2003.
Для этого раздела список файлов пока доступен только на militera.lib.ru

Вскоре файлы станут выводиться тут, об этом будет сообщено в блоге сайта.

Сайт «Милитера» («Военная литература»)
Cделан в марте 2001. Переделан 5.II.2002. Доделан 5.X.2002. Обновлен 3.I.2004. militera.org 1.IV.2009. Улучшен 12.I.2012. Расширен 7.XI.2013. Дополнен 20.1.2014. Перестроен 1.VII.2019.

2001 © Олег Рубецкий