Здесь находятся различные выборки из массива книг в этом разделе.
?Подробнее
?Подробнее
Войны — книги отсортированы по войнам, сперва идут войны с участием России, затем остальные.

Войны — книги раздела сортируются по войнам, а войны — по столетиям. Выборки по войнам из всех книг сайта тут: Войны.

Войска — рода и виды войск, отдельные воинские специальности даются в секциях Небо, Суша, Море. В секции Иное находится всё, не вошедшее в предыдущие три. Выборки из всех книг сайта тут: Войска.

Темы — книги сгруппированы по некторым темам. Темы для всех книг сайта тут: Темы.


Иванов Михаил Константинович
Танковые войска
Род. 13.11.1921 — Псковская область
В 1940 г. призван в РККА, служил в 34-й танковой дивизии Киевского военного округа, сержант, командир танка, замполитрука роты. После ранения в 1942 г. в войсках ПВО, в нач. 1943 снова в танковых войсках, в 31-м Гомельском танковом полку (комсорг полка). После курсов в бронетанковой акадеии в 1944 г. направлен в 5 механизированный гвардейский корпус на должность помощника начальника политотдела 12 гвардейской механизированной бригады по комсомолу.

Нас подняли по тревоге не 22, а 21 июня

Родился 13 ноября 1921 года в Псковской области. В 1939 году окончил Дновскую школу №35. По окончании школы имел желание поступить в авиационное училище, но по состоянию здоровья медицинская комиссия в авиацию не пропустила, а предложила другие училища, от которых я отказался. В сентябре этого года поступил на учебу в школу мастеров железнодорожного транспорта. В первый же день поступления в эту школу состоялось комсомольское собрание на котором меня избрали секретарем комсомольской организации школы. Через некоторое время отправили в Ленинград на месячные курсы секретарей комсомольских и партийных организаций железнодорожного транспорта. По возвращении с учебы на конференции ВЛКСМ района был избран членом районного комитета комсомола.

В марте 1940 года меня призвали в ряды Красной Армии. Вместе с другими товарищами прибыл служить в 34-ю танковую дивизию Киевского военного округа, которая располагалась на освобожденной территории западной Украины, в город Грудек, недалеко от Львова. Из дивизии был направлен в учебную часть, где учился до сентября на должность командира танка. Одновременно состоял в боевом экипаже. После окончания училища мне было присвоено звание «сержант», и я был назначен командиром танка в котором состоял во время учебы. В ноябре 1940 года мне было присвоено воинское звание [158] «заместитель политрука». Я продолжал служить командиром танка и исполнять обязанности заместителя политрука роты.

Хочется сказать несколько замечаний о начальном периоде войны. Много говорят о том, что война началась внезапно, что никто к ней не готовился. Вспоминая Красноармейскую службу я могу сказать, что это не так. Вот три примера отложившиеся в моей памяти: во первых, приезжая с вождения, стрельб и других занятий иногда мы ночи проводили у танка для того, чтобы привести его в порядок. Существовал строгий приказ о том, что каждый танк в парке постоянно должен находиться в полной боеготовности. Нам не разрешали ставить танк в парк, если он не был исправен.

Во вторых, за месяц или полтора до начала войны нам из политического управления прислали экономические карты Германии довольно большого размера и специальную книжку, суть которой сводилась к описанию военно-экономического потенциала Германии. Плановые темы политзанятий были отменены. До начала войны мы внимательно изучали возможности и экономические ресурсы Германии. Я, как заместитель политрука роты, проводил занятия с рядовым составом по этим материалам.

В третьих, нас подняли по тревоге не 22, а вечером 21 июня, во время просмотра кинофильма где-то в 10–11 часов. Нам объявили тревогу и мы поспешили в гаражи. В гаражах последовала команда «заводи», и мы со своих зимних квартир выехали уже до 23 часов в запасный район, который располагался примерно в 15–20 километрах от основных квартир. В запасном районе сосредоточились и замаскировались. Тут же поступила команда полностью снарядить танки снарядами и горючем. В это время война еще не была объявлена. Ночью о войне мы частично узнали по радио. Только утром нас собрал командир батальона и объявил, что началась война.

22 числа мы не проводили никаких боевых действий, а готовили машины. На второй день поступил приказ совершить марш в определенный район, но после суточного марша поступила команда, что противник в назначенном районе задержан. Нас развернули в обратную сторону по направлению к Львову, который мы проходили уже в последних числах июня.

Первый бой, в котором мы участвовали, был где-то под Бродами. Несколько дней мы удерживали противника, каждый день теряя по несколько танков. На третий день боев бронетанковый снаряд прошиб мой танк. Танк загорелся. Механик и радист погибли в машине. Мы с «заряжающим» через люки смогли выскочить, но он был [159] застрелен автоматчиками. В горящем комбинезоне я оказался на земле. Хорошо, что она была вспаханной. Вращаясь, я погасил огонь и потихоньку, перебежками, стал продвигаться к кустарнику. К ночи мне удалось добраться до командного пункта.

Перед самой войной из батальона отправили на другую работу секретаря ВЛКСМ батальона. На его место, как члена бюро и заместителя секретаря, избрали меня. Когда я прибыл на командный пункт, после потери танка, комиссар батальона сказал: «Все, занимайся комсомолом, это твоя обязанность». Каждый день батальон терял людей и танки. Я занимался учетом комсомольцев, коммунистов и всего личного состава батальона. Через несколько дней меня вызвал начальник штаба и сказал: «Видишь впереди батарея минометчиков противника мешает передвижению пехоты, садись на мой танк, продвигайся по лощине, километра полтора проедешь и уничтожь эту батарею». Я не знаю почему, но он для выполнения задания посадил меня за свой танк, хотя там уже был командир. Приказ есть приказ. Не зная экипажа, было трудно с ним разговаривать, мы стали понемножку продвигаться, достигли определенного расстояния, я открыл огонь. Батарею эту мы подавили. Никакой активности со стороны противника больше не было.

Радист сказал мне, что начальник штаба приказал возвращаться назад. Не проехав и километра радист вновь передал, что начальник штаба просит обратить внимание на дорогу — там идет вражеская колонна автомобилей. Открыв люк, я увидел, что по дороге слева от нас движется колонна автомобилей в составе семи машин. Поступила команда уничтожить противника. Убедившись, что это была действительно колонна противника, я развернул пушку и ударил по первой машине. Колонна остановилась. Я начал стрелять по следующей. Все время кричал заряжающему, чтобы он заряжал не бронебойные, а осколочные. Но он меня не понимал. Лишь потом механик-водитель подсказал, что осколочные снаряды находятся в кассетах под ногами. В итоге мы разбили эту колонну в дребезги. После поступила команда возвратится на место с которого ушли.

По возвращению я заметил замаскированную машину — Т-34. Я подошел к командному пункту, чтобы доложить о выполнении задания. Командир показал на незнакомого мне ранее мужчину и сказал, что докладывать нужно ему. Так как я не знал кто был этот человек, я просто сказал: «Товарищ командир, задание выполнено». Он ответил: «Видел сынок как ты разделался с фашистами, молодец!» Он подозвал командира батальона и сказал чтобы меня представили к ордену [160] Красного Знамени. Я получил награду за этот бой, но не орден Красного Знамени, а медаль «»За отвагу», которой был награжден командующим юго-западным фронтом. Это была моя первая награда в августе 1941 году.

После этих боев начались мучительные отступления в тыл от одного до другого пункта. По пути представители комендатур отсеивали из наших рядов часть людей оставляя только командиров танков, механиков-водителей, офицеров и летчиков. По прибытии в начальный пункт сосредоточения начали формировать подразделения и экипажи. Постепенно всех механиков-водителей отправили, как нам сказали, на заводы. Вскоре прибыли новые командиры и вместе с ними группа солдат, которые объявили, что из остатков формируется мотоциклетный полк. Обещали прислать мотоциклы на которых мы должны были воевать. Мотоциклов мы так и не получили. Полк вооружили винтовками. Три дня совершали марш к фронту и в первые два дня боев мы потеряли около половины всех танкистов. На второй день и я был тяжело ранен.

Перемещаясь из различных медпунктов был доставлен в эвакопоезд, который доставил меня в госпиталь Сталинграда. В то время Сталинград был глубоким тылом. Здесь я лечился до ноября 1941 года. После, вместе с остальными тяжелоранеными был направлен начальником клуба в 10-й отдельный батальон воздушного наблюдения оповещения и связи на должность начальника клуба. Через 2 месяца меня перевели в город Камышин в аналогичный 103 батальон, но уже на должность секретаря комсомольской организации батальона. В марте 1941 года мне присвоили звание «младший политрук». Таким образом, весь 1942 год я пробыл в войсках ПВО. С сентября 1942 года солдат стали заменять девушками-фронтовичками. К декабрю весь батальон стал женский. В декабре меня перевели в Саратов на должность заместителя командира зенитной батареи по политической части.

В 1942 году и последующее время я не однократно обращался к руководителям, писал письма о том, чтобы меня перевели в танковые войска. Но положительного ответа я не получал. Когда я приходил в управление кадров, мне говорили: «Вы коммунист? Коммунист. Куда послали, там и надо служить». Работая заместителем командира батареи в феврале 1943 года я написал письмо в окружную газету Прибалтийского военного округа с просьбой оказать содействие по направлению меня в танковые войска. Через несколько дней по этому поводу меня вызвали в политуправление округа. Там, в этот же день, был решен вопрос о назначении меня комсоргом танкового полка. [161] Вечером я уже был в эшелоне, направляющемся на фронт. Там в качестве комсорга 231 танкового полка готовил экипажи и солдат с точки зрения морально — политической подготовкой. В этой должности я был около года.

Начал боевые действия с курского выступа, участвовал в боях на Курской дуге, в освобождении города Орел, где за мужество и отвагу был награжден орденом «Красная Звезда». Полк освобождал города Умечу, Новозыбков и ряд других городов и населенных пунктов. Тяжелые бои были при форсировании реки Сож и освобождении города Гомеля. Приказом верховного главнокомандующего за освобождение Гомеля и проявленное мужество полку было присвоено почетное наименование 231 Гомельский танковый полк. Сейчас в Гомеле на центральной площади стоит наш танк. Около него на табличке высечен приказ верховного главнокомандующего, где значиться 231 Гомельский танковый полк. После форсирования реки Березины участвовал в освобождении Речицы, Калинкович и других населенных пунктов.

В марте 44 года я был вызван в политуправление фронта и вместе с группой своих товарищей направлен на учебу на шестимесячные курсы в бронетанковую академию имени Сталина. После курсов, все были мы были направлены а резерв главного политуправления, а из резерва группами направлялись на фронты. Я был направлен на четвертый Украинский фронт в пятый механизированный гвардейский корпус на должность помощника начальника политотдела 12 гвардейской механизированной бригады по комсомолу. В это время я возвратился на те места, где начинал воевать в 1941 году. Пятый механизированный гвардейский корпус в составе которого была 12 гвардейская механизированная бригада участвовала во взятии многих городов и форсировании рек в Европе. Мы, политработники, всегда находились в боевых рядах своей бригады.

Особенно запомнились бои на подступах к Берлину. Четвертая гвардейская танковая армия устремилась на Берлин. Наш корпус прикрывал левый фланг армии. На рубеже Беелец-Трейнбритцен (25–30 км от Берлина) встретил ожесточенное сопротивление 12 немецкой армии генерала Венка. Особенно тяжелое положение сложилось на фронте моей бригады, оборонявшей город Беелец. Командный и обеспечивающий состав бригады отражал противника, по несколько раз в день переходя в атаки. 29 апреля я был тяжело ранен. За мужество и отвагу был награжден орденом «Красное Знамя». 30 апреля враг [162] выдохся и прекратил боевые действия в нашем районе. С того времени по существу наша бригада больше не воевала.

Командир четвертой гвардейской танковой армии, генерал-полковник Д. Лелюшенко в своих мемуарах писал: «Пятый механизированный гвардейский корпус несокрушимо стоял на рубеже Беелец, Трейнбритцен. Непрерывно отражая атаки армии Венка. Исключительную стойкость показали войны 12 гвардейской механизированной бригады.»

После взятия Берлина, четвертая гвардейская танковая армия, а вместе с ней и наш корпус пошли на Прагу. Был и я там, но уже с медико-санитарным батальон. Дальше я находился в госпиталях. Окончил лечение в Туле. За мужество и отвагу, успехи в мирное время награжден:

— орден «Красное Знамя»;

— орден «Отечественной войны» первой степени;

— четырьмя орденами «Красная Звезда»;

— боевыми медалями «За мужество» и «За боевые заслуги»;

— всего 25 правительственных наград.

После войны в 1956 году окончил военно-политическую академию имени В.И. Ленина. Последние 11 лет службы работал заместителем начальника факультета по политической части в военной академии имени Дзержинского. За успехи в подготовке и воспитание кадров был награжден орденом «Красная Звезда».

В месте со мной буквально через год на войну ушел отец, который воевал до 44-го года. В 44 году был тяжело ранен и возвратился домой. Братьев и сестер у меня нет.

Декабрь 2002 года.

Пагинация проставлена по изданию. В подготовке настоящих воспоминаний оказал помощь Кобышкин Игорь Сергеевич, студент Московского авиационного института
Источник: . От солдата до генерала: Воспоминания о войне. Том 1. — М.: Изд-во МАИ, 2003.
Для этого раздела список файлов пока доступен только на militera.lib.ru

Вскоре файлы станут выводиться тут, об этом будет сообщено в блоге сайта.

Сайт «Милитера» («Военная литература»)
Cделан в марте 2001. Переделан 5.II.2002. Доделан 5.X.2002. Обновлен 3.I.2004. militera.org 1.IV.2009. Улучшен 12.I.2012. Расширен 7.XI.2013. Дополнен 20.1.2014. Перестроен 1.VII.2019.

2001 © Олег Рубецкий