Здесь находятся различные выборки из массива книг в этом разделе.
?Подробнее
?Подробнее
Войны — книги отсортированы по войнам, сперва идут войны с участием России, затем остальные.

Войны — книги раздела сортируются по войнам, а войны — по столетиям. Выборки по войнам из всех книг сайта тут: Войны.

Войска — рода и виды войск, отдельные воинские специальности даются в секциях Небо, Суша, Море. В секции Иное находится всё, не вошедшее в предыдущие три. Выборки из всех книг сайта тут: Войска.

Темы — книги сгруппированы по некторым темам. Темы для всех книг сайта тут: Темы.

 
Белова Зоя Андреевна
Военная медицина

Военные переводчики

Разведка и контрразведка

Род. 09.09.1923 — г. Шуя Ивановской области
Родилась я в небольшом провинциальном городке Шуе Ивановской области 9 сентября 1923 года в православной русской рабочей семье. В апреле 1943 г. по приказу райкома комсомола добровольно была призвана в ряды Красной армии и после месячной стажировки в одной из московских школ была направлена в Кубинку на формирование 30-го (ныне 10) Уральского добровольческого танкового корпуса,была зачислена в военную цензуру 23960 литер А.

Родилась я в небольшом провинциальном городке Шуе Ивановской области 9 сентября 1923 года в православной русской рабочей семье. В 1930 году с родителями приехала в Москву, обосновались на окраине города в районе Измайлово. Мой отец Белов Андрей Васильевич вместе с рабочими Электрозавода по вечерам отстраивали поселок. Это были стандартные двухэтажные дома, состоящие из восьми трехкомнатных квартир, и это было самое прекрасное время. Наша квартира была интернациональной (евреи, татары и русские). Каждая из семей отмечала свои национальные праздники, и в них принимали участие все национальности. Все взрослые работали на одном заводе, а их дети дружно ходили в школу. Именно ходили, так как никакого транспорта не было, а школы только еще строились, и их приходилось постоянно менять.

Наконец в 1938 году была построена новая четырехэтажная каменная школа, которой был присвоен номер 441, директором этой школы была Герой Социалистического Труда Мария Васильевна Гоголева.

Красивая молодая женщина, которой мы, девочки, старались во всем подражать.

В школе была налажена военно-патриотическая работа, действовали различные кружки; посещали тир, работали с противогазами в газовых камерах, мальчики учились прыгать с парашютной вышки, были уроки воздушной тревоги, мы — школьники — чувствовали приближение войны, и нас готовили к ней. [21]

14 июня 1941 г. я окончила 10-й класс, а Великая Отечественная война началась в памятное воскресное утро, когда после выпускного бала еще звучал последний школьный вальс, счастливые напутствия учителей и однокашников, а там, на западе, уже гремели орудийные выстрелы, разрывая тишину раннего летнего утра, которое несло несчастье людям.

В полдень все выпускники были в школе, строгие, суровые, подтянутые, готовые к защите своей Родины.

Мы, бывшие школьники, повзрослели сразу, у нас не было юности. Война украла ее у нас. Никто не мог себе представить, что для некоторых из нас это была последняя встреча.

В военкомате, отстояв огромную очередь, мы услышали: «Надо учиться». В школе был организован госпиталь, где, обучаясь на курсах медицинских сестер, девочки проходили одновременно практику, куда привозили с фронта раненых и обмороженных бойцов. Фронт бым рядом, на 41-м километре у станции Крюково. И после одной из неудачных попыток, когда я и две мои подруги, Маша Копралова и Анна Егорова, пытались перейти линию фронта, я очутилась в комендатуре г. Москвы.

Узнав о том, что я владею немецким языком, меня направили, естественно после тщательной проверки, на службу в органы госбезопасности, где я проработала 18 месяцев (с 10.10.1941 по 31.03.1943).

К сожалению, Маша погибла при переправе через Днепр, а Анна попала в плен и вернулась совершенно больной.

В апреле 1943 г. по приказу райкома комсомола я добровольно была призвана в ряды Красной армии и после месячной стажировки в одной из московских школ была направлена в Кубинку на формирование 30-го (ныне 10) Уральского добровольческого танкового корпуса, который родился на Урале и состоял из добровольцев заводов Урала, Нижнего Тагила. Все оружие, танки производились тружениками Урала. В Свердловске, перед отправкой добровольцев на фронт, с наказом выступил 1-й секретарь Челябинского обкома партии Н.С. Патоличев, под руководством которого я после войны поработала до выхода на пенсию все 40 лет.

Я была зачислена в военную цензуру 23960 литер А, в состав которой входило 20 молодых грамотных девушек от 17 до 20 лет во главе с командиром капитаном Барановым из г. Владимира. Военная цензура работала в сложных условиях фронта и тыла. Землянки, мы работали в них, а наверху пушистый лес, и никогда не поверишь, что рядом идет война, рвутся снаряды до нас долетают звуки ударов зениток [22] и снарядов, а мы сидим и при свете керосиновых ламп перечитываем измятые военные треугольники, зачеркиваем, замазываем пестрящие нецензурными словами строчки писем, следим, чтобы в письмах не просочились военные сведения, такие, как номера воинских частей, их размещение, имена военачальников, затем уверенно ставим свой персональный штамп и отправляем их по адресам.

Я без прикрас могу сказать: война меня сделала человеком, научила меня смелости, мужеству, я научилась разбираться в обстановке, в людях, понимать жизнь, держать слово, сохранять бодрость духа, помогать слабым. За письмами стояли люди, они учили меня жизни. Читая их, я пыталась определить характер человека, его состояние, отношение к родным и близким. Письма приходили веселые и грустные, смех и слезы в нашей службе были постоянными друзьями. Мы ждали ответа на их письма, а когда долго их не было, мы нарушали инструкции и писали их сами.

Боевое крещение я получила летом 1943 г. на Орловско-Курской дуге. Танкисты — смелый и мужественный народ, уходившие в бой, возвращались полусгоревшими, полуживыми, едва успев выбраться из горевших танков, подбитых фашистами. Чумазые от гари, перевязанные бинтами, показывали в сторону поля боя с криком: «Там танки друг на друга лезут!». Это было на танковом побоище в июле 1943 года. Там же наступил перелом. Здесь я впервые увидела «тигров» и «фердинандов» противника, которые совершали тараны наших танков Т-34, которых И.В. Сталин ласково называл «ласточками» за их высокую маневренность, огневую мощь, прочность брони. Гитлеровцы боялись этой машины, а наши танкисты творили на ней чудеса героизма. Однажды, будучи в окружении противника, мне и четырнадцатилетнему воспитаннику Васе Черемисову, переодетым в деревенскую одежду, пришлось с письмами пройти через фашистское окружение, к нашим. Туда мы прошли нормально, а возвращаясь, чтобы в темноте не попасть на мины, мы решили переночевать в воронке и были страшно удивлены, когда, с рассветом проснувшись, увидели рядом спавшего немца. Здесь я вспомнила знание немецкого языка, полученное в школе, и объяснла ему, что немцы находятся в деревне, и мы идем туда. Наши разведчики оказались на высоте, и мы передали его в «теплые руки». Здесь я впервые участвовала в допросе, и с тех пор мне доверяли переводить немецкие листовки и случайно попавшие к нам немецкие письма. На меня легла большая ответственность.

Еще будучи в школе, изучая немецкий язык, все московские школьники распевали: «Я немецкий не учу, потому что не хочу, я живу в [23] Стране Советской, на фига мне знать немецкий». Кто тогда знал, что «тихая» профессия станет дефицитом. Если бы мы знали, как он нам будет нужен. Но мне еще в школе повезло с подругой, у которой была бонна немка, звали ее Вильгельмина Яковлевна, она же нас учила в 3 и 4 классах и требовала от нас общения только на иностранном языке. Боже мой, какая она была умница.

Но там на фронте требовалось совсем другое, нечто большее, необходима была военная подготовка, языковая практика, специальная военная терминология, быт, нравы и прочее. Естественно, мои познания были скудными. И при допросах я с трудом понимала, вернее догадывалась, о чем говорили пленные. Хотя я и старалась, но мне было очень стыдно за скудные переводы.

Но вскоре, к моему счастью, в штаб прислали настоящего опытного переводчика, и я снова вернулась к своим пенатам, т.е. к письмам.

В освобожденных городах, где мы останавливались в полуразрушенных домах, обычно на окраинах городов, нам разрешали выходить в «свет». Надевали штатскую одежду и при случае отвечали, что мы с «торфоразработок» или «лесозаготовок». Но, к сожалению, все это скоро кончилось. В свободное время мы сами устраивали разрядку. Кто-то из бойцов принес нам трофейный патефон и пару пластинок, которые были так заиграны, что слов уже не было слышно, а музыка еще тихо, но звучала.

Однако все было небезопасно. Впоследствии я узнала о трагической судьбе девушкек из ВЦ. Это было за пределами нашей Родины. Враг, почувствовавший свою гибель, окончательно озверел ,и, когда группа девчат, оставшихся без охраны, попала в окружение, фашистские отморозки уничтожили их спящими. Им было 20, и они были добровольцами.

К июлю 1944 года войска нашей армии подошли ко Львову. Нас везли на грузовиках, когда последовала команда: «Укрыться в кюветах». Мой прыжок оказался очень неудачным, в результате — открытый перелом правого голеностопного сустава, невыносимые боли и полевой госпиталь № 3334, который с тяжелоранеными перемещался в тыл.

Здесь пригодились мои знания, полученные на курсах медсестер запаса, которые я окончила с отличием, и практика, полученная в госпитале. Ничего нет страшнее тревоги в госпитале, где одни лежачие. Каждый умоляющими глазами смотрит на тебя и ждет от тебя помощи и спасения. Нечуткому человеку здесь работать нельзя. Целый день на ногах, вес каждого с гипсом около 100 кг, вдвоем еле поднимали [24] носилки, чтобы перенести больного в операционную. Бессонные ночи над операционным столом, ампутация ног, стирка бинтов, перевязки. И как бы ни было больно раненому в живот, он доверял мне эту сложную перевязку, и многие просили, чтобы перевязку им делала «веселая сестра», так меня величали раненые. За проявленные в госпитале старания начальник медицинской части госпиталя профессор Василий Тимофеевич Леонов, в дальнейшем главный хирург Западного фронта, научивший меня сложным операциям, связанным с ампутацией конечностей, и бывший моим учителем и наставником, перевел меня на службу в только что открывшийся в Москве Центральный научно-исследовательский клинический госпиталь Красной армии № 2901 на 4-й Сокольнической улице. Это был госпиталь для высшего комсостава.

Все оборудование и медикаменты поступали из Америки. Здесь я и больные впервые увидели пенициллин в больших ампулах и часто отказывались от этих бесценных уколов. Здесь я прослужила до конца войны, а увольнение получила в связи с поступлением в институт и получением новой специальности.

Окончание войны, как и ее начало, я встретила на Красной площади столицы. Тогда, в 41-м, было обычаем: после выпускного бала все десятиклассники собирались на лучшей площади столицы, где звучал последний школьный вальс, а в день окончания войны тысячи людей плакали от счастья под орудийные выстрелы салюта Победы.

В сентябре 1945 года я успешно поступила в институт иностранных языков им. Мориса Тореза и по распределению была направлена на работу в качестве иностранного корреспондента в Министерство внешней торговли, где министром был Н.С. Патоличев. За время работы в качестве переводчика с французского и немецкого языков с группами специалистов была во многих странах Европы и Африки (Польша, Чехословакия, Венгрия, Болгария, Бельгия, Франция, Италия, Германия, Швейцария, Испания, Лихтенштейн, Монако, Египет). За 40-летнюю работу в МВТ неоднократно поощрялась руководством. Награждена Знаком Отличия МВТ. Занесена в книгу Почета МВТ.

За время работы получила более 50 благодарностей и столько же премий.

После ухода на пенсию я продолжала работать переводчиком в Центре международной торговли при Торгово-промышленной палате СССР. Дважды выезжала с правительственными делегациями во Францию и Германию. [25] В настоящее время продолжаю выполнять общественную работу, являясь членом комиссии по работе с молодежью в Российском комитете ветеранов войны и военной службы.

Награждена:

— орденом Отечественной войны II степени;

— 10 юбилейными медалями, Почетным знаком Всероссийского Совета ветеранов, Почетным знаком PK BBBC, «Участник парада 9 мая 2000 г.», медалью 850-летия Москвы, медалью ветерана труда;

— грамотами — Российского комитета ветеранов войны, Совета ветеранов ЧГТА, 20-го гвардейского армейского корпуса г. Воронеж.

Окончила войну и военную службу в звании старшего сержанта медицинской службы. Замужем. С мужем встретилась после войны, хотя на фронте были где-то рядом.

Такова судьба...

Города, которые я помню: Калуга, Юхнов, Козельск, Орел, Брянск, Каменец-Подольский, Львов.

Фронт Западный, 1-й Украинский.

Хочу поблагодарить за совместную службу и выживание в военно-полевых условиях: Веру Тумакову, Августу Кашину, Нину Железняк, Лиду Пшеничную, Шуру Быкову и многих других, живущих в настоящее время в «ближнем зарубежье». Низкий им поклон.

Декабрь 2002 года.
Пагинация проставлена по изданию. В подготовке настоящих воспоминаний оказал помощь Попов Владимир Алексеевич, студент Московского авиационного института.
Источник: От солдата до генерала: Воспоминания о войне. Том 1. — М.: Изд-во МАИ, 2003.
Для этого раздела список файлов пока доступен только на militera.lib.ru

Вскоре файлы станут выводиться тут, об этом будет сообщено в блоге сайта.

Сайт «Милитера» («Военная литература»)
Cделан в марте 2001. Переделан 5.II.2002. Доделан 5.X.2002. Обновлен 3.I.2004. militera.org 1.IV.2009. Улучшен 12.I.2012. Расширен 7.XI.2013. Дополнен 20.1.2014. Перестроен 1.VII.2019.

2001 © Олег Рубецкий