Здесь находятся различные выборки из массива книг в этом разделе.
?Подробнее
?Подробнее
Войны — книги отсортированы по войнам, сперва идут войны с участием России, затем остальные.

Войны — книги раздела сортируются по войнам, а войны — по столетиям. Выборки по войнам из всех книг сайта тут: Войны.

Войска — рода и виды войск, отдельные воинские специальности даются в секциях Небо, Суша, Море. В секции Иное находится всё, не вошедшее в предыдущие три. Выборки из всех книг сайта тут: Войска.

Темы — книги сгруппированы по некторым темам. Темы для всех книг сайта тут: Темы.

 
Корягин Дмитрий Дмитрий
Танковые войска
На фронте с 20 июля 1944. Механик-водитель танка.

От Москвы до Берлина самолёт летит всего три часа. А тогда я шёл к Берлину почти год. Но так и не дошёл — в марте сорок пятого получил тяжёлое ранение и выписался из госпиталя уже после войны.

У меня была комсомольская юность — короткая, но боевая, прошедшая суровое испытание Великой Отечественной войной. Я всего пробыл на войне девять месяцев, был ранен и контужен, не раз горел в танке, но в моём характере была заложена черта — жажда жизни и победы.

Армейскую шинель я надел в конце сорок третьего, только-только отметив своё семнадцатилетие. Сначала было Ашхабадское пехотное училище, но неожиданно из курсантов сформировали команду для учебного танкового полка. Я решил пойти в группу механиков-водителей, рассудив: как-никак, а специальность не только военная. Вернусь после войны в родной колхоз, и можно сесть на трактор.

Но в приёмной комиссии отказали. Танк — дело не шутейное, и доверить его мне, маленькому, худенькому пареньку отказались. Но я оказался настырным малым, и комиссия сдалась. В учебный взвод я попал вместе с таким же маленьким и худеньким ремесленником из Губахи Иваном Кондауровым. Мы оба сдали государственные экзамены на «пять», получили в Нижнем Тагиле боевые машины и убыли с ними на фронт. И с ходу в бой, причём машина моя была назначена в разведку.

Это было 20 июля. Ранним утром наша головная походная колонна двинулась вперёд. То, что мой танк шёл первым, переполняло меня [186] большим чувством гордости. Только — только с учебной скамьи — и сразу в бой, да ещё впереди всей бригады! Значит, на меня надеются. На броне моей машины — автоматчики и начальник корпусной разведки капитан Токаричев. «Жми, сынок, жми!» — кричит капитан, и я жму. Кажется, что машина не идёт, а летит. О смерти, о том, что могут подбить, как-то и не думается.

Впереди видится село. «Жми, сынок, жми!» — нетерпеливо подгоняет капитан. И я жму. Неожиданно на дорогу выскочила легковая машина — немецкая, штабная, с офицерами. Тут же её прихватили, офицеров с конвоем отправили в штаб бригады, а мы снова вперёд.

На полном ходу проскакиваем зелёное село и видим немецкую автоколонну. Чуть сбросил газ, командир машины лейтенант Секретарев бьёт по колонне из пушки. В открытый люк мне видно, как разлетается немецкая техника, как в разные стороны разбегаются серо-зелёные гитлеровцы. Не останавливаясь, обходим разбитую автоколонну, и снова полный вперёд. Притормозили на перекрёстке дорог.

Справа и слева от шоссе густые кустарники, за ними — поля с копнами свежеубранного хлеба. Впереди, в синей дымке, очертания большого города. Это Львов. Кажется, ещё рывок, и мы там, в городе. Где же немцы? Не могут же они вот так просто позволить нам проехать во Львов? Но ничего подозрительного мы не видим.

«Давай вперёд», — командует Секретарев, и только машина набрала скорость, как в наушниках слышу снова его голос: «Короткая!» Выжимая рычаги, скорее чувствую, чем слышу, выстрел пушки. Вижу, как среди кустов вспыхнул немецкий бронетранспортёр, и в то же самое время будто стотонной кувалдой кто-то ударил по правому борту нашего танка и он засветился ярким, ослепительным светом и вспыхнул белым огнём, обжигая лицо и тело. Горим! Рванул провод переговорного устройства, выскочил из машины и покатился по земле, стараясь потушить загоревшийся на мне комбинезон. Значит — или напоролись на засаду, или здесь проходит передний край немецкой обороны.

Так вот она какая — разведка боем! Успели ли наши передать в бригаду? Наверно. В голове гудит, ничего не слышу. Что с экипажем? Осмотрелся. Никого — ни танкистов, ни автоматчиков, только жарко горит моя машина. Чёрт! Ведь там полтора боекомплекта снарядов! На какой-то момент успел определить взрыв, бросившись на землю, за копну.

Когда поднял голову, увидел — башни на танке не было, она в стороне уткнулась в копну. Отполз дальше, приподнялся, огляделся. Никого. Еле уловил далёкую трескотню автоматных очередей — они были там, далеко, по ту сторону дороги. Покричал своих — никакого ответа. [187] В небе — немецкие самолёты. Они пикируют на село, которое мы недавно проскочили. Значит, там бригада. Пригибаясь за копнами, направился в сторону наших. Неожиданно надо мной взревел мотор самолёта, и пулемётная трасса вспорола жнивьё земляными фонтанчиками. С трудом скрылся от «мессера»...

Когда добрался до бригады — узнал, что экипаж погиб. Считали сгоревшим и меня...

В бригаде обо мне потом говорили — удачливый. Сколько машин и экипажей потерял, а сам всё живой. Помню, был у нас Генка Стрека-лов, пермский парень, мотоциклист, начальника бригады возил. Так он всё время ко мне в экипаж просился. Ты, говорит, счастливый, из боя живым выходишь... А накануне командира моего танка убило. Получил я новую машину, экипаж на скорую руку подобрали. Командир, лейтенант Никитченко, взял Генку заряжающим. Обрадовался парень, что в настоящий танковый бой пойдет.

Только оказался для него этот первый бой и последним. Погиб мой земляк, спасая жизнь командира...

В общем, на войне, как на войне. Никакой бой не обходился без потерь, иногда эти потери были слишком велики... Может, действительно, я был удачлив. Каждый раз, нажимая стартер перед атакой, понимал, что, может, именно из этого боя не вернусь. Понимал. Но страха не чувствовал.

Нет, однажды всё-таки было страшно, очень страшно. Когда во время ночного марша перед боем не увидел сигнального фонаря передней машины, врезался в неё и вывел свой танк из строя. Меня могли отдать под трибунал. Погибнуть от своих!? К счастью, разобрались, почему фонари на многих танках оказались закрытыми и что танк вслепую вёл не я один. Тут же дали команду навести порядок. Такие вот дела.

Февраль 2002 г.
Пагинация проставлена по изданию. В подготовке настоящих воспоминаний оказал помощь Абаев Сергей Олегович, студент профессионального училища №5.
Источник: От солдата до генерала: Воспоминания о войне. Том 1. — М.: Изд-во МАИ, 2003.
Для этого раздела список файлов пока доступен только на militera.lib.ru

Вскоре файлы станут выводиться тут, об этом будет сообщено в блоге сайта.

Сайт «Милитера» («Военная литература»)
Cделан в марте 2001. Переделан 5.II.2002. Доделан 5.X.2002. Обновлен 3.I.2004. militera.org 1.IV.2009. Улучшен 12.I.2012. Расширен 7.XI.2013. Дополнен 20.1.2014. Перестроен 1.VII.2019.

2001 © Олег Рубецкий