Здесь находятся различные выборки из массива книг в этом разделе.
?Подробнее
?Подробнее
Войны — книги отсортированы по войнам, сперва идут войны с участием России, затем остальные.

Войны — книги раздела сортируются по войнам, а войны — по столетиям. Выборки по войнам из всех книг сайта тут: Войны.

Войска — рода и виды войск, отдельные воинские специальности даются в секциях Небо, Суша, Море. В секции Иное находится всё, не вошедшее в предыдущие три. Выборки из всех книг сайта тут: Войска.

Темы — книги сгруппированы по некторым темам. Темы для всех книг сайта тут: Темы.

 
Леонтьева Елена Михайловна
Военная медицина
Род. 1922
Родилась в 1922 году. Пошла в армию добровольцем 26 июня 1941 г. Была санинструктором 236-го гаубичного артиллерийского полка. В мае 1944 г. направлена санинструктором отдельной роты ПТР 17-й мехбригады 6-го гв. механизированного корпуса.

Я, Леонтьева Елена Михайловна (до 1947 г. Костина), 1922 года рождения, пошла в армию добровольцем 26 июня 1941 г. из Орловского педагогического института, где два года проучилась на факультете естеств ознания.

Меня направили в один из сформированных госпиталей. Мой военный путь протянулся от Брянщины до Воронежа, затем до Сталинграда, к Курской дуге, через Польшу и Германию до Берлина и Праги.

На этих дорогах войны я болела сыпным тифом, была потом трижды ранена и получила контузию. Убегала из госпиталей, не долечившись и не получив на руки документов, лишь бы поскорее догнать своих однополчан и с ними вместе идти в новые бои. Получив инвалидность, я имела право вернуться домой, но я даже мысли такой не допускала.

О войне помнишь почти все, но что-то памятно особенно. Так, я вспоминаю бои на белорусской земле, на Жлобинском направлении.

В ноябре 1943 г. я была санинструктором 236-го гаубичного артиллерийского полка. Были трудные бои при форсировании рек Березина и Сож. Воевать в болотах нелегко! 14 декабря частям на нашей линии обороны было дано задание начать наступление в направлении Жлобина. Началось оно с артподготовки. Я находилась на наблюдательном пункте, где командир дивизиона корректировал огонь, где рядом были связисты, разведчики и автоматчики. [199] Первая попытка наступления под огнем захлебнулась, вторая -тоже была безуспешной. Заговорили о том, что офицеров в составе пехоты не осталось — все убиты или ранены. На наш НП пришел замполит командира дивизиона капитан Тимашурин и сказал: «Я пойду в пехоту, попробую поднять солдат на выполнение приказа». Я слезно напросилась идти с ним. Пришли, он начал беседовать с солдатами, а я — оказывать помощь раненым. Потом политрук подошел ко мне и говорит, что здесь находятся штрафники, что их очень трудно поднять в атаку, что это, видимо, смогу сделать только я, девчонка.

Напомнил мне, что я комсомолка и надо выполнить свой долг. Я его поняла сразу. Но как трудно было преодолеть себя! О смерти я не думала. Но почему-то мое тело стало ватным и свинцово тяжелым, всю меня била противная дрожь, лязгали зубы. С каким трудом, упираясь в стенки траншеи, я вытащила свое, такое непослушное, тяжелое тело на бруствер, с каким трудом оторвала себя от земли и, поднявшись, крикнула как можно громче: «За Родину, за Сталина!» — и побежала в направлении немецких траншей. Я перестала воспринимать окружающее, в голове лишь одна мысль: только бы хватило дыхания, только бы не упасть. И тут вижу рядом капитана с пистолетом в руке и — о, радость! — слышу солдатское «ура!»

Вот и немецкая траншея. Я оказываю помощь нашим раненым, ищу, где можно их укрыть на время боя. Идет рукопашная. Я натолкнулась на блиндаж. А в нем по земле катаются наш солдат и немец в смертельной схватке. У немца в руке кинжал, он пытается убить нашего солдата. Я изо всех сил закричала: «Фриц, брось, что ты делаешь!» На мой крик вбежал наш солдат, и с немцем было покончено.

В этом бою политрук погиб, я была тяжело ранена в голову взрывом снаряда и без сознания отправлена в медсанбат. В сознание пришла лишь через пять суток, но выключилась память. На все вопросы отвечала: «236-й артполк». Затем память восстановилась, а слух я наполовину потеряла. Пять месяцев госпитальной койки, инвалидность, но я предпочла вернуться в строй. За этот бой меня наградили первым орденом Красной Звезды.

Май 1944 г. Я направлена санинструктором отдельной роты ПТР 17-й мехбригады 6-го гв. механизированного корпуса. Звание мое было — старший сержант. Командовал ротой капитан Михаил Яковлевич Небратенко. Вскоре его перевели в 126-й танковый полк, а мы пошли в бой под командованием старшего лейтенанта Петра Ивановича Костырина.

Солдаты роты после изнурительных боев в весеннюю распутицу болели фурункулезом, десны у них кровоточили. Я принялась лечить их народными способами. В весеннем лесу было много черемши, сосны [200] пустили молодые побеги. Я обильно посыпала черемшой пищу солдат, а молодую хвою сосны заваривала в чай. Солдаты бранили меня, но пили и вскоре избавились от своих недугов.

Майор Спиренков, начальник санчасти бригады, вызвал меня и потребовал отчета, почему не посылаю солдат на лечение от фурункулеза и цинги. А когда я сказала, что у нас в роте больных нет — сам пришел и осмотрел солдат. Был удивлен, как мне удалось справиться без помощи врачей и аптечных витаминов. Похвалил на одном из инструктивных совещаний медработников. В роте я быстро завоевала авторитет, меня избрали комсоргом роты. Нас, нескольких молодых людей: меня, Павлика Липина, Глеба Зинченко, Сережу Жердина, Колю Ла-гунина, в бригаде уважительно звали «студентами», так как. мы любили книги, организовывали их обсуждение в роте. Сережа Жердин прекрасно рисовал, оформлял боевые листки, наглядную агитацию.

Летом, после отдыха и формировки в Копычинцах, наша бригада в составе 6-го корпуса начала наступление в направлении Львова. Мне особенно запомнились прорыв в районе Колтув и бои за г. Золочев. Там, под деревней Княже, мне пришлось вынести с поля боя тяжело раненного майора. А в 1975 г. на встрече ветеранов в Москве он сам напомнил мне об этом эпизоде. Это был майор Степанов, командир 51-го мотоциклетного батальона корпуса.

Тяжелые бои с немецкими частями, пытавшимися прорваться на помощь своим во Львове, вела наша 17-я гв. механизированная мех. бригада 6-го гв. механизированного корпуса у г. Перемышляны.

Получилось так, что из медработников в Перемышлянах я была одна (санинструктора танкового полка убили в первом бою за город). И мне пришлось быть одной в разных лицах: оказывать помощь на поле боя, организовывать доставку раненых в укрытие. Для этого я облюбовала бывший немецкий госпиталь, его полуподвал.

Там, на втором этаже, лежали три немецких солдата в гипсе, в спешке отступления брошенные немцами. В этот дом я собирала раненых, оказывала всю помощь, которую могла, организовала их питание. У меня не хватало перевязочного материала, и тогда я стала собирать простыни в брошенных домах и рвать их на бинты.

Была я в Перемышлянах «начальником» госпиталя, фельдшером, санитаркой, поваром, снабженцем. И в роту бегала посмотреть, как там мои комсомольцы. Здесь в боях были ранены Сережа Жердин, Павлик Суворов. И сколько было радости, когда через пять дней приехал на санитарной машине Коля Баженов из медсанбата и стал забирать моих раненых. Как часто выручал он меня, приводя свою машину к самой передовой, чтобы забрать у меня раненых! За бои в Перемышлянах меня наградили вторым орденом Красной Звезды. [201] После почти недельных боев за Перемышляны мы, догнав свой корпус, очутились во Львове. Потом были бои за Самбор, форсирование реки Сан, освобождение г. Санок и стремительное наступление к Сан-домиру.

Мне часто приходилось оказывать помощь солдатам 13-й армии, рядом с которыми мы воевали в это время, и направлять в наш медсан-взвод. Не раз меня ругал наш начсанбриг майор Спиренков: «До каких пор ты будешь таскать к нам чужих солдат?» На что я отвечала: «Мне некогда выяснять на поле боя, чей это солдат, я направляю вам наших, советских солдат». Конечно, случалось иногда и немцам оказывать помощь, но это было исключением.

Здесь, в боях за удержание Сандомирского плацдарма, меня приняли кандидатом в члены КПСС (конец августа 1944 г.).

В январе 1945 г. были тяжелые бои на территории Германии. В памяти остались р. Черная Нида, г. Кельце, г.Петркув. Конечно же, не забыть форсирования р. Одер. Двигались мы лесными дорогами как-то очень быстро, спокойно. Немцы наверняка даже не подозревали об этом. Расположились недалеко от берега, в лесу. Не разрешались шум, движение, костры. Стали переправляться разведчики. Под обстрелом из восьми лодок западного берега достигла одна, солдаты оказались в ледяной воде, среди плавающих льдин. Затем была налажена понтонная переправа. Немцы бомбили и обстреливали переправу. И все спешили на западный берег, в г. Кёбен. Город смрадно горел.

И тут из уст в уста полетела весть, что Борис Костяков из своего полевого орудия сбил немецкий самолет. А мы двигались все дальше и дальше на запад, расширяя плацдарм и гордясь тем, что наша бригада первая из всех войск и фронтов Красной Армии форсировала Одер. Здесь, на Одерском плацдарме, меня приняли в члены КПСС и тут же начальник политотдела назначил меня парторгом роты.

После Кёбена марши бригады были стремительны. С боями форсировали реку Бобер, затем Нейсе. В боях за Нейсе погиб командир роты старший лейтенант П.И. Костырин, а вскоре — сменивший его лейтенант Н. Ямщиков.

Март 1945 г. Мы быстро наступали в направлении Берлина. Возникали жестокие схватки. В одном из таких боев под Штефансдорфом был тяжело ранен наш комбриг Герой Советского Союза подполковник Леонид Дмитриевич Чурилов. Я оказала ему помощь на поле боя. А произошло это так.

Мы ворвались в какое-то село. Часть бригады осталась оборонять его, а часть пошла дальше в наступление. Я шла с отделением бойцов из нашей роты ПТР сержанта Жердина Сергея Григорьевича. Пришлось пробираться ползком, так как дорога простреливалась снайперами [202] и автоматчиками. Мне надоело ползти. Сколько можно «кланяться» немцам? Встала и побежала.

Вдруг мне показалось, что меня ударили по голове, и в это же время кто-то сильно дернул за ноги. Это сержант Жердин сбил меня с ног, спасая от обстрела: «Ты что, погибнуть захотела? Снайпер бьет!» Моя шапка отлетела метра на полтора и была вся разорвана. Голова чудом не была задета снайперской пулей.

В лесу мы стали окапываться. Метрах в 200 от нашего окопа я увидела, что кто-то шевелится. «Вроде наш раненый», подумала я и побежала в том направлении. Это действительно был раненый майор, у него ранение в живот. Перевязала, втащила на свою плащпалатку и потянула к своим. Он стал меня просить: «Девушка, не надрывайся, брось меня!» Я спрашиваю: «Товарищ майор, сколько вам лет?» Отвечает -24 года. Я говорю: «Ваша любимая когда-нибудь спасибо мне скажет, что я вас спасла». А он в ответ: «Не успел любимую завести». Притащила его в батальон майора Титова и отдала старшине, чтобы отправить в тыл.

Вдруг там, откуда я только что вытащила раненого, появилась немецкая «пантера». Батальон начал отходить, пыталась остановить, ничего не вышло. Я разыскала комбата Титова и сказала, что солдаты отступают. Он вскочил и побежал к солдатам, а ко мне подбежал ординарец комбрига и сообщил, что тот ранен. Я бегом к нему. Перевязала его, увидела, что ранение тяжелое, и попросила разрешения отправить в медсанбат на бронетранспортере. Комбриг не разрешил снимать с обороны боевую машину и приказал мне находиться поблизости.

Я проверила, есть ли еще раненые, кому-то еще оказала помощь. Раненых собирали в одно из спокойных мест. В это время к комбригу пришел командующий корпусом полковник Василий Федорович Орлов — Герой Советского Союза, и прилег на землю рядом.

Я просила разрешения укрыть их в убежище, вырытое под рядом стоящим танком, но они отказались. Закурили. А в это время в верхушках деревьев разорвался снаряд. Командир танка был убит, множество осколков обрушилось на Орлова. Ему разбило тазовые кости, в ране все перемешалось с обрывками меховой одежды. С трудом перевязала его, и вместе с солдатами и офицерами мы погрузили обоих — Орлова и Чурилова — на зенитный бронетранспортер и отправили в тыл. Их сопровождал капитан Орлов, брат комкора. Ранение, полученное В.Ф. Орловым, было очень тяжелым, и он умер от ран в госпитале.

А я осталась в этом лесочке, продолжая оказывать помощь раненым. И опять из медиков я была одна — Марию, санитарку из батальона, убило накануне. В лесу мы сражались трое суток. На поле боя в этом [203] же лесу начальник политотдела корпуса полковник Григорий Иванович Потапов вручил мне орден Отечественной Войны II степени за спасение жизни командиров.

Война продолжалась. В боях за Лукенвальде я была ранена в лицо. В госпитале мне наложили швы, перелили кровь, и я сбежала в свою роту.

Догнала их уже в Потсдаме. Потом было падение Берлина. И второго мая мои боевые товарищи обсыпали меня цветами сирени и тюльпанами, а я стояла среди цветочного дождя с обезображенным лицом, с которого только что сняли швы, и улыбалась весне, победе, солнцу.

Но война еще не закончилась. Нашу армию направили на помощь Праге. С брони танков, на которых мы двигались к Чехословакии, я видела развалины знаменитой Дрезденской галереи. Помню наш поход через Рудные горы, бой за первый чешский город Мост, ночной марш к Праге, чехов, которые освещали нам путь, чем только могли: фонарями, свечами, лампами. Море цветов... 8 мая я получила свое последнее ранение в ногу, и дальнейший путь совершала, сидя на машине, которая везла ящики с патронами для противотанковых ружей.

Боевые действия бригады завершились 14 мая. В дальнейшем бригаду перебросили в Австрию, а уже оттуда в сентябре я вернулась домой.

Таков боевой путь гвардии старшего сержанта — санинструктора роты ПТР 17-й гвардейской механизированной бригады 6-го гв. механизированного корпуса.

Награждена:

— орденами Отечественной войны I и II степени,

— двумя орденами Красной Звезды,

— медалью «За отвагу»,

— медалью «За боевые заслуги»,

— медалями «За оборону Сталинграда», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги» и другими.

Февраль 2003 года.
Пагинация проставлена по изданию. В подготовке настоящих воспоминаний оказала помощь Леонтьева Ирина Владимировна, дочь Елены Михайловны.
Источник: От солдата до генерала: Воспоминания о войне. Том 1. — М.: Изд-во МАИ, 2003.
Для этого раздела список файлов пока доступен только на militera.lib.ru

Вскоре файлы станут выводиться тут, об этом будет сообщено в блоге сайта.

Сайт «Милитера» («Военная литература»)
Cделан в марте 2001. Переделан 5.II.2002. Доделан 5.X.2002. Обновлен 3.I.2004. militera.org 1.IV.2009. Улучшен 12.I.2012. Расширен 7.XI.2013. Дополнен 20.1.2014. Перестроен 1.VII.2019.

2001 © Олег Рубецкий