Здесь находятся различные выборки из массива книг в этом разделе.
?Подробнее
?Подробнее
Войны — книги отсортированы по войнам, сперва идут войны с участием России, затем остальные.

Войны — книги раздела сортируются по войнам, а войны — по столетиям. Выборки по войнам из всех книг сайта тут: Войны.

Войска — рода и виды войск, отдельные воинские специальности даются в секциях Небо, Суша, Море. В секции Иное находится всё, не вошедшее в предыдущие три. Выборки из всех книг сайта тут: Войска.

Темы — книги сгруппированы по некторым темам. Темы для всех книг сайта тут: Темы.

 
Пархоменко Владимир Иванович
Артиллерия

Штаб

Род. 19.12.1924 — с. Верхняя Сыроватка Краснопольского района Сумской области
Родился 19 декабря 1924 г. в селе Верхняя Сыроватка Краснопольского района Сумской области Украины. Начал войну в ополчении при обороне Харькова в июле 1941г. Далее назначение на Западный фронт командиром взвода 3 гв. МСД 5 армии. Артиллерийский корректировщик. Войну закончил начальником штаба полка.

Я, генерал-майор в отставке, Пархоменко Владимир Иванович, родился 19 декабря 1924 г. в селе Верхняя Сыроватка Краснопольского района Сумской области Украины.

Отец — Иван Павлович — полковой разведчик во время Первой мировой войны, участник знаменитого Брусиловского прорыва, награждён Георгиевским крестом. Знал польский и немецкий языки, активный участник Гражданской войны.

Мать — Александра Григорьевна Сенченко, служащая — телефонистка из города Сумы, красивая и одарённая женщина.

У меня было два брата и сестра. В семье царил культ музыки, песен и рисования. Отец руководил сельским хором. Мы сами писали и ставили пьесы, выступали с концертами на праздниках. У нас был единственный на селе граммофон с набором пластинок.

В 1931 г. семья переехала в город Харьков. Отец и мать работали на Харьковском тракторном заводе - ХТЗ. Лето мы обычно проводили в пионерском лагере Малиновка близ Чугуева на берегу реки Северский Донец. Это удивительно красивые места: река, крутые песчаные берега, могучие, как у Шишкина, сосновые рощи, большие цветочные поляны и густые смешанные леса. Мы знали всё в округе: дороги, тропы, болота, броды, укрытия, и это помогло нам в октябре 1941 г. выйти из окружения.

В 1939 г. моя картина «На берегу Северского Донца» на городской школьной выставке получила первую премию: 80 рублей, детский костюм и талоны на бесплатные обеды на целый месяц. [243]

Цыганка нагадала

Близ посёлка ХТЗ часто останавливались цыгане. Мы ходили слушать их песни и сами пели им свои. В одном из таборов нас пригласили в шатёр, и старая цыганка предложила нам погадать, все смеялись и отказывались, а она, указывая на меня , сказала: «А ты останься». К удивлению, она всё правильно рассказала о нашей семье, а затем, глядя на карты, задумчиво произнесла: «Бог дал тебе голос, но твоя судьба быть солдатом и генералом». Все снова засмеялись. Я тоже не придал этому значение. Только ребята с тех пор называли меня по-дружески генералом. Мне запомнились её слова: «И ждёт тебя вагон и золотой погон, любовь и кровь, знай, милый мальчик, только всегда с собой носи заветный чемоданчик».

Через много лет я написал песню «Мой чемоданчик», которая прилагается.

В 1939 г. успешно закончил 7 классов. По решению семейного совета поступил в Одесское художественное училище на улице 15-летия комсомола (в Харькове такого училища не было).

Одессу нельзя не любить: море, солнце, одесситы, их неповторимый говор, улицы, здания, памятники. Мы днями, без устали, имея в кармане бутылку кефира и батон хлеба, рисовали памятники, бульвары, театры, море, порт и скверы.

Профессор A.B. Мечников просмотрел мои первые работы и твёрдо сказал: «У тебя получится».

И вдруг в сентябре 1939 г. получаю телеграмму от отца. Срочно приехать домой. Оказалось, у нас гостил брат отца — работник Министерства иностранных дел. Он серьёзно и доверительно рассказал, что мы на пороге войны, война неизбежна. Враг сильный и опасный. Надо быть готовыми. Живопись подождёт.

Так, нежданно я оказался в 14 специальной артиллерийской школе на пл. Фейербаха, рядом со штабом округа. Надел армейскую шинель, и полвека прошёл с ней в строю.

Мы носили красивую военную форму, быстро привыкали к воинскому порядку. Кроме общих дисциплин, изучали военное дело, а также немецкий язык, музыку, танцы, манеры хорошего тона.

В городе нас называли спецами и завидовали.

Программа была сложной, но мы изучали её с особым упорством потому, что знали, что нас ждёт. Нас было пятеро неразлучных друзей: Саша Дроздов, Коля Берёзкин, Сергей Шапка, Федя Гора и я.

Изучая курс стрельбы, нам хотелось что-то самим открыть. Мы долго готовились и внесли два предложения: резко сократить время [244] на подготовку данных (с 2—4 минут до 30—40 секунд) и отказаться от пристрелки цели с помощью вилок (приближение цели с помощью перелёта и недолёта).

Нас ругали, отговаривали, упрекали в мальчишестве, но мы стояли на своём. На миниатюр-полигоне и на практических стрельбах в Малиновке доказали свою правоту. Данные для стрельбы готовили устно, без записи, за 30—40 секунд. Стрельбу вели сразу по цели без вилок; если были отклонения, корректировали тоже по цели.

Но преподаватели нас не поддерживали, так как им надо было переучиваться. Положительный отзыв мы получили от округа, но этим все и ограничилось. Наш спор прервала война.

В мае 1941 г. я был назначен старшиной 2-ой батареи (второго курса). Мы проходили стажировку в районе Чугуева в стрелковой дивизии, которая завершала отмобилизование. Я исполнял обязанности начальника вычислительной команды артполка.

22 июня 1941 г. в воскресенье был с друзьями в увольнении в Харькове. Дома, перед обедом, в 12:00 узнали о начале войны. Сразу небо, солнце, воздух, земля, город и люди стали другими. В городе и области ввели военное положение. Мы считали себя мобилизованными и ответственными за оборону города.

В середине июля школа вернулась в Харьков. Началась горячая пора. На сон отводилось несколько часов. Мы работали на военных заводах по производству оружия и боеприпасов, участвовали в оборудовании противотанковых рвов, траншей, командных пунктов. Начались бомбёжки, были случаи грабежей и беспорядков. Когда стало известно о случаях преднамеренного отравления в столовых, где питались горожане на строительстве заграждений, мы взяли под контроль и охрану 3— километровый участок. В августе мы принимали участие в организации непосредственной обороны города. По плану создавалась оборона на подступах и в самом городе: баррикады, заграждения, огневые точки, места танков, орудий, минометов, пунктов разведки и управления, готовилась система траншей, узлов связи, складов, укрытий для населения. Город готовился к обороне.

В августе наша спецшкола срочно выехала в Сталинград. Я со своими друзьями был в это время в разведке в районе Валки — в 50 км от Харькова. Обстановка была сложной. Среди населения царило беспокойство и страх. Не все население знало, что делать. Дороги были забиты сплошными колоннами машин, людьми, повозками, тележками, которые тянулись в Харьков. Войск мы не встречали. По возвращении узнали, что школа выехала, а наши документы в штабе обороны. [245] Мы решили добровольно вступить во 2-ой батальон ополчения, который действовал в районе поселка ХТЗ. В сентябре батальон отрабатывал действия по различным вариантам в обороне в зависимости от обстановки. С 20 сентября начались непрерывные бои за город, 5 суток днем и ночью под непрерывными бомбежками, обстрелом артиллерии и минометов продолжались ожесточенные бои за каждую позицию, опорный пункт, улицу и дом. Противник в 5—6 раз превосходил наши силы. Город был окутан дымом от пожаров и огня. Воздух содрогался от постоянных ударов авиации, взрывов мин и снарядов, оружейно-пулеметного огня. Лишь когда роты батальона понесли тяжелые потери и в них осталось по 5—6 человек, в том числе раненых, противнику удалось ворваться на территорию ХТЗ. Наш батальон уничтожил 9 танков, 12 бронемашин, 10 орудий, много автомашин и несколько сот вражеских солдат.

После того как противнику удалось захватить северную и южную окраины города и прорваться в центр, был отдан приказ отойти на тыловой рубеж. 25 октября наши войска оставили город.

Коля, Сережа и Федя были ранены и эвакуированы в тыл. Я получил легкое ранение в руку, Саша перенес контузию. С остатками батальона мы прорвались в Чугуев, но и там попали в окружение и выбирались четыре дня.

10 ноября добрались до ст. Купянск, оттуда попали в Сталинград. Там нам чудом повезло найти в госпитале наших друзей и всей пятеркой пробиться в Саратов, где узнали, что наша 14 спецшкола в Актюбинске. Лишь в середине декабря мы положили на стол начальнику школы свои рапорта, письма благодарности и представления к наградам от Штаба обороны Харькова. Нам принесли кастрюлю пшенной каши, несколько кусочков мяса, буханку хлеба и горячий чай. А ночью, сдвинув кровати и укрывшись общим одеялом, мы тихо пели нашу любимую песню спецов.

«Помнишь городок провинциальный,
Тихий, захолустный и печальный,
Церковь и базар, городской бульвар,
Ласковый рассвет, утренний туман
Мой мимолетный роман.....

Таня, Танюша, подружка моя,
Помнишь ты знойное лето — это,
Разве мы можем с тобой позабыть,
Все, что пришлось пережить?..»

Почему-то вспомнилась моя одноклассница Валя Дубровина, соперница по учебе, партнерша по танцам, песням и спектаклям в школе. [246] Тогда я еще не знал, что она погибла в Харькове. Госпиталь окружили враги, она отстреливалась до конца, последнюю пулю оставила себе....

Уснули сразу, а за окном ревел и волком выл разгульный ветер, да ночь была темнее всех ночей.

Таким было для нас начало Великой войны.

На Западном фронте

Не прошло и года, когда 10 лейтенантов, выпускников 1-го Ленинградского артучилища, в том числе и наша пятерка, мчались в поезде Оренбург — Москва. Назначение получили на Западный фронт командирами взводов 3 гв. МСД 5 армии. Но в дивизию сразу не попали, три месяца исполняли многочисленные обязанности офицеров оперативного отдела армии. Опыт работы в штабе армии в последующем нам очень пригодился.

3 гв. МСД имела боевой опыт на Халхин-Голе и в Московской битве. Оборона дивизии была построена по всем правилам огневого и инженерного искусства. Но обстановка постоянно менялась, и требовалось непрерывно совершенствовать систему огня.

Командир батареи, куда я был направлен, находился в краткосрочном отпуске после ранения, и мне удалось пристрелять реперы (пристрелянные точки) на трех рубежах в зоне ответственности и на флангах. Для быстрого ориентирования, целеуказания и постановки задач подготовил панораму местности, схему огня, схему ориентиров, сигналы взаимодействия и вызова огня. Такие же документы подготовил для командиров стрелковых рот и батальона. На этой базе стали возможными успешная борьба с батареями противника, отражение разведгрупп и контратак противника, обнаружение и поражение отдельных целей, воспрещение сосредоточения танков и пехоты и их маневр.

В начале марта на рассвете проверил посты и, только вошёл в блиндаж, как раздался окрик часового. Вошла группа офицеров во главе с командармом 5 армии генерал-лейтенантом Л. А. Говоровым. Вышли на наблюдательный пункт, Говоров потребовал показать на местности заградительный огонь для отражения внезапной атаки противника перед нашим передним краем. Я показал НЗО «Акация» — последовала команда «огонь». Команда пошла на огневые позиции. Стояла полная тишина. Сердце замерло. Подумал, не забыл ли на ОП внести поправки на ночные метеоусловия. Прошло 40 секунд, прозвучал залп батареи, над нами прошуршали снаряды — четыре больших [247] разрыва четко и точно обозначили рубеж НЗО. Все облегченно вздохнули. Командарм также вызвал неплановый огонь по НП противника на высоте «круглая». Огонь был точным. Командарм потребовал завести такой же порядок на всех наблюдательных и командных пунктах. Командир полка доложил командарму, что три дня назад лейтенант Пархоменко в составе разведгруппы полка умело корректировал огонь при захвате пленных в тылу противника и возвращении группы назад. Группа потерь не имела. Стрелок он хороший, грамотный и дисциплинированный офицер. Имеет вашу благодарность за работу в штабе армии.

Командарм тут же вручил мне медаль «За отвагу», заметив: «Это хорошее начало, лейтенант!».

Командарма любили и подражали ему. Его решения и указания отличались чёткостью, обоснованностью и краткостью. Он был строг, требователен и справедлив.

Скажу наперёд, что эта медаль спасла мне жизнь в январе 1945 при отражении контратак противника на Одерском плацдарме.

Во время рукопашной схватки в окопах пуля пробила телогрейку и попала в медаль. Медаль стала похожа на воронку, но я остался невредим, лишь долго-долго болела грудь.

Следующая встреча с Маршалом Советского Союза Л. А. Говоровым произошла в 1952 г. Я прибыл к нему с пакетом от штаба артиллерии CA. Маршал узнал меня и вспомнил ту встречу в обороне на Западном Фронте. Он снова подчеркнул огромную роль артиллерии в войне. «Наша артиллерия добилась полного превосходства над артиллерией врага», - сказал он, прощаясь.

На Брянском и 1-м Украинском фронтах

В воспоминаниях о войне Курская битва занимает особое место. Это гигантское танковое сражение. Наши враги ставили целью взять реванш за поражения под Москвой и Сталинградом и, захватив стратегическую инициативу, повернуть ход войны в свою пользу.

К этому времени на базе 3 гв. МСД был сформирован 6 гв. механизированный корпус, который вошел в состав 4 танковой армии. Армия перешла в наступление 26 июля 1943 г. и вела боевые действия непрерывно в течение 26 суток. С первых и до последних дней бои носили исключительно напряженный, ожесточенный и яростный характер. Сильно пересеченная местность, глубоко эшелонированная оборона противника, многочисленные реки и ручьи, открытая местность, ливневые дожди и грунтовые дороги усложняли ведение боевых действий. [248]

Непрерывно гремела артиллерийская канонада и удары авиации. Как только пехота пробивала брешь в обороне противника, туда устремлялись танковые и механизированные соединения, противник выдвигал свои танковые и моторизованные дивизии, чтобы остановить наше наступление. Завязывались огневые, дуэльные бои танков и самоходные артиллерийских установок с двух сторон. На эти рубежи быстро выдвигалась и развертывалась наша артиллерия для стрельбы прямой наводкой. В этом случае наши танки и САУ получали возможность наносить удары по флангам и тылу противника , а также развивать наступление в глубину.

На каждом новом рубеже боевые действия повторялись в различных вариантах. Но танковая армия непрерывно наращивала удары и успешно выполнила задачу разгрома противника. Разведка, управление, взаимодействие всех сил и средств и широкий маневр решили судьбу боев и сражений.

Для меня это был первый опыт участия в крупной операции танковой армии. Я также приобрел опыт действий в качестве корректировщика огня артиллерии, находясь в передовом или командирском танке. Своевременный и упреждающий огонь артиллерии расчищал путь нашим танкам, обеспечивая высокий темп наступления. Не раз приходилось мне и самому вести огонь из танка. Запомнились два случая. После дождя три машины, на одной из которых ехал Г. К. Жуков, застряли по колеса в ручье. Наблюдатель на ОП батареи заметил это и доложил офицеру. Расчеты орудий подбежали к машинам и, не дав выйти из них офицерам, подняли их и поставили на сухое место. Жуков поблагодарил артиллеристов, пожелал им успешно бить врага и скорой встречи в Берлине.

В ходе наступления 6 гв. МК вышел к р. Нугра тремя бригадами, а переправу успели навести только одну. Колонны подходящих войск остановились, появились самолеты противника. В это время подъехал Г. К. Жуков. В короткий срок он помог командиру корпуса привлечь инженерные войска соседних дивизий, рассредоточить подходящие войска, навести три переправы, а также одну ложную, создать дымовые завесы на переправах и в районах сосредоточения войск. Войска подходили и организованно форсировали реку. Мы, молодые офицеры, находясь рядом с командиром корпуса, восхищались полководческим талантом Г. К. Жукова, его решительностью, твердостью, самообладанием.

При захвате ст. Хотынец я был ранен, направлен в госпиталь, а по возвращении мне вручили орден Красной звезды. Опыт 4 танковой армии в Орловской операции в полной мере был использован в последующих операциях, в том числе Берлинской и Пражской. [249] В марте 1944 года 4 танковая армия в ходе Проскуровско-Черновицкой операции совершила с севера на юг (в направлении г. Черновцы) массированный прорыв в оперативную глубину противника и в условиях весенней распутицы и бездорожья, пройдя с боями 150 км, освободила 20 городов, сотни населенных пунктов, захватила крупный узел коммуникаций, г. Каменец-Подольский и переправу через реку Днестр. Были перерезаны основные пути отхода противника на запад, рассечена на несколько частей крупная группировка врага. В течение 5 суток части и соединения 4 танковой армии отразили 16 попыток противника вновь овладеть г. Каменец-Подольским и пробиться на запад. Этот смелый, дерзкий, стремительный и решительный рейд в условиях распутицы стал классикой танковых сражений и изучается в военных академиях мира.

Нельзя забыть еще один трудный бой. В начале Львовско-Сандомирской операции в июле 1944 года обстановка требовала для развития наступления на второй день операции ввести в сражение две танковые армии — подвижную группу фронта — 3 и 4 ТА. Однако в обороне противника удалось создать лишь один узкий коридор в районе Колтув шириною 4—6 км и протяженностью 18 км. Ввод двух армий в такой узкой полосе при одновременном отражении сильных контрударов противника на флангах, когда коридор простреливался огнем артиллерии, является единственным примером в этой войне.

По предложению командира артполка командир 6 гв. МК при отражении контрударной группировки в составе более 100 танков с пехотой построил боевой порядок в виде огневого «мешка»: справа — 49 мехбригада, в центре — 51 истребительно-противотанковый полк, слева — 17 мехбригада. Первыми открыли огонь с дальних дистанций отдельные орудия артполка, чтобы завлечь танки в мешок. Как только основная масса танков вошла в мешок, одновременно открыли массированный огонь все привлекаемые средства. Противник потерял более половины танков и свыше 500 солдат. Контрудар противника был сорван. Впереди еще оставалась долгожданная Берлинская операция и непревзойденный рейд по спасению Праги. Именно в Праге, ранним утром, мы испытали несказанную радость Великой Победы.

Войну закончил начальником штаба полка. Отец с матерью всю войну трудились на Рубцовском танкостроительном заводе. Сестра, потеряв на войне мужа, работала на авиационном заводе в г. Балашове. Два моих брата — участники войны. Я был трижды ранен. Награжден орденом Красной Звезды, Отечественной войны 1 и 2 степени, Красного Знамени и медалями. [250]

После Великой Победы

После войны закончил две академии, в том числе Академию Генерального штаба, служил в различных округах, в Центральном аппарате и в Академии Генштаба. Как военный профессионал, ученый и педагог принимал активное участие в подготовке руководящих военных кадров оперативно-стратегического звена, в разработке фундаментальных военных трудов, в создании современной армии, испытании новых средств борьбы и достижении паритета с США.

В Москве я встретил долгожданную любовь и радость на всю жизнь. В 1943 г. во время пребывания в госпитале к нам почти ежедневно в палату приходили ученицы 8 класса и одна бабушка. Они заботились о нас, пели, танцевали, читали нам стихи. Приглянулась одна ученица, которая с бабушкой приходила чаще других. Глядя на ее красоту и молодость, хотелось жить и скорее разгромить врага. Ее звали Эллочка, она с бабушкой провожала меня на фронт. Я часто ее вспоминал и верил, что, если мне выпадет жить, я буду ее искать.

В 1946 г. сдал экзамены в Артакадемию и весь отпуск посвятил поискам. Я благодарен судьбе, что моя мечта сбылась. У нас две дочери, Светлана и Ирина, внучка Алена и внук Володя.

В 1954 г. готовилось оперативное учение на Тоцком полигоне под руководством Г. К. Жукова, и как знаток полигона я семь дней сопровождал оперативную группу маршала во всех поездках.

Выдающиеся качества маршала, его полководческий дар, любовь к солдату и армии, воля, решительность, вера в успех и теплое отношение к подчиненным произвели на меня неизгладимое впечатление. Прощаясь, маршал вручил мне на память офицерский кортик, спросив при этом: «Что говорили старые воины при вручении оружия?» Я ответил, что давали клятву на верность. «Не точно, — ответил маршал, — они говорили так: не вынимай без надобности и не вставляй без славы». Я навсегда запомнил эти слова.

В 1975 г. я был награжден орденом «За службу Родине в ВС» 3-й степени.

Снова на переднем крае

Отслужив Отечеству полвека, я вышел в отставку. Но гвардия остается верной клятве и долгу. Мы создали фронтовое братство — Совет ветеранов 4 гвардейской танковой армии. И снова на переднем рубеже большой государственной работы по воспитанию у молодежи чувства [251] патриотизма, долга и готовности служению Отечеству. Совершенствуем организационную структуру ветеранских организаций и методы их работы. Учредили вместе с учеными МАИ Московское отделение Академии военно-исторических наук. Работаем над созданием многотомной серии воспоминаний участников войны под девизом «от солдата до генерала» с участием высших учебных заведений страны. Поддерживаем непрерывные связи с соединениями и частями МВО. За заслуги в развитии ветеранского движения в 1995 г. награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» 4 степени. Готовимся достойно встретить в 2003 году 60-летие формирования 4 гвардейской танковой армии на московской земле вместе с воинами 20 гв. армии МВО - нашими правопреемниками и наследниками. Мы, те, кто принес нашему народу Победу и Мир, как верные солдаты России, меченные и крещенные войной, познавшие почем фунт военного лиха, верим, что наша страна станет сильной, богатой, процветающей и счастливой. Займет достойное место среди других дружественных государств на Земле.

Приложение

МОЙ ЧЕМОДАНЧИК

Однажды пред войной, цветущей весной,
Забрел я на цыганский балаганчик,
И там я прикупил, и там я прикупил,
И там я прикупил свой чемоданчик.

Цыганок молодых цветастых и худых
Сновало тут и там немало,
Старейшая из них ,мудрейшая из них
По картам нагадала генерала.

И ждет тебя вагон и золотой погон,
Любовь и кровь, знай милый мальчик,
Но береги всю жизнь, но береги всю жизнь,
Но береги всю жизнь свой чемоданчик.

И где бы ни бывал, и что бы ни видал,
Война, ученье иль авральчик,
Со мной был талисман, со мной был талисман,
Со мной был талисман — мой чемоданчик.

Полвека уж прошло, и многое ушло,
От грусти и забот налью стаканчик,
С волненьем достаю, с волненьем достаю,
С волненьем достаю свой чемоданчик.

В нем знак судьбы, в нем путь борьбы,
И жизнь моя — не одуванчик,
Вот почему храню, вот почему храню,
Вот почему храню свой чемоданчик.

Когда придут друзья, обрадуюсь им я,
И с песней мы присядем на диванчик,
И я им покажу, и я им покажу,
И я им покажу мой чемоданчик.

НЕ ЗАБЫВАЙ

Не забывай год 41-й.
Четыре года той войны
Наш клич — вперед — был самым верным,
Не знали мы, не знали мы ни в чем вины.

Не забывай год 45 -й,
Под Прагой наш последний бой,
Берлин поверженный и взятый
И день Победы, День Победы золотой!

Не забывай, мы победили,
Планету от чумы спасли,
Страну из пепла возродили,
И радость всем, и радость всем мы принесли.

Не забывай все наши встречи,
И дружбу свято береги,
Сомкнем ряды, расправим плечи,
Ведь встреча ждет, ведь встреча ждет нас впереди.

Не унывай, что мы седые,
И годы птицами летят,
Сердца и души молодые,
Еще любить, еще любить и жить хотят.

Не забывай, еще не вечер,
Весной опять приходит май,
Готовься к нашей новой встрече,
Своих друзей, своих друзей не забывай.

Настал черед поднять бокалы,
И дружно осушить до дна,
Чтобы улыбки засверкали
И громом грянуло УРА! УРА! УРА!» [253]

ВАЛЬС ВОСПОМИНАНИЙ

Вспомним военные наши годы,
Музыку ту, что любили тогда,
Медленно падает первый снежок,
В памяти слышится старый вальсок,

Старый, любимый, старый военный вальсок.
Вспомни, мой друг, весь наш пройденный путь,
Наших военных друзей не забудь,
Бой под Москвой, к Берлину бросок,

Незабываемый старый вальсок,
Майский, победный, неповторимый вальсок.
Нас в 41-ом позвала труба,
Жизнь по-походному — наша судьба,

После Берлина был Дальний Восток,
Там покорил нас маньчжурский вальсок,
Нежный, военный, русский военный вальсок.
Темные тучи нам гонят ветра,

Значит, друзьям собираться пора,
Наши следы заметает снежок,
В сердце струится наш легкий вальсок,
Легкий, походный, легкий старинный вальсок.

Нам расставаться, поверьте, нельзя
Дружба военная — наша стезя,
Пусть серебро украшает висок,
Но не забудется старый вальсок,
Всей нашей жизни, всей нашей жизни вальсок.

Декабрь 2002 года.
Пагинация проставлена по изданию. В подготовке настоящих воспоминаний оказал помощь Леневец Михаил Александрович, студент Московского авиационного института.
Источник: От солдата до генерала: Воспоминания о войне. Том 1. — М.: Изд-во МАИ, 2003.
Для этого раздела список файлов пока доступен только на militera.lib.ru

Вскоре файлы станут выводиться тут, об этом будет сообщено в блоге сайта.

Сайт «Милитера» («Военная литература»)
Cделан в марте 2001. Переделан 5.II.2002. Доделан 5.X.2002. Обновлен 3.I.2004. militera.org 1.IV.2009. Улучшен 12.I.2012. Расширен 7.XI.2013. Дополнен 20.1.2014. Перестроен 1.VII.2019.

2001 © Олег Рубецкий