Здесь находятся различные выборки из массива книг в этом разделе.
?Подробнее
?Подробнее
Войны — книги отсортированы по войнам, сперва идут войны с участием России, затем остальные.

Войны — книги раздела сортируются по войнам, а войны — по столетиям. Выборки по войнам из всех книг сайта тут: Войны.

Войска — рода и виды войск, отдельные воинские специальности даются в секциях Небо, Суша, Море. В секции Иное находится всё, не вошедшее в предыдущие три. Выборки из всех книг сайта тут: Войска.

Темы — книги сгруппированы по некторым темам. Темы для всех книг сайта тут: Темы.

 
Платов Виктор Григорьевич
ПВО / ЗРВ
Род. 1925 — Москва
Призван в армию в июле 1942 года и направлен во Владимирское пехотное училище, по окончании которого в звании младшего лейтенанта направлен в формировавшуюся в то время 4-ю танковую армию. Командир зенитно-пулеметного взвода 62-й гвардейской танковой бригады 10-го гвардейского танкового Уральско-Львовского Краснознаменного, орденов Суворова и Кутузова добровольческого корпуса, входившего в состав 4-й гвардейской танковой армии.

Беда, обрушившаяся на нас 22 июня 1941 г., сплотила людей, вызвала высокую волну патриотизма. Миллионы людей по зову сердца поднялись на защиту своего отечества.

Меня, шестнадцатилетнего мальчишку, только что окончившего девять классов средней школы, как и многих моих сверстников, начало Великой Отечественной войны в одночасье сделало взрослым и ответственным за судьбу Родины. Именно поэтому мы вместе с моим школьным товарищем, одногодком, дважды обращались в Свердловский райвоенкомат г. Москвы с просьбой призвать нас в армию.

Нам, к сожалению, отказали: «Подрастете — позовем».

Желание быть полезным своей стране в трудный для нее час привело меня в комсомольско-молодежный полк при управлении пожарной охраны города, созданный для борьбы с пожарами от зажигательных бомб, которые немецко-фашистская авиация сбрасывала на столицу.

Призвали меня в армию в июле 1942 года и направили во Владимирское пехотное училище, по окончании которого в звании младшего лейтенанта направили в формировавшуюся в то время 4-ю танковую армию.

Каждый из ветеранов Великой Отечественной войны прошел свой путь в этой тяжелейшей для нашего народа, кровопролитнейшей войне. Я прошел этот путь в качестве командира зенитно-пулеметного взвода 62-й гвардейской танковой бригады 10-го гвардейского танкового [255] Уральско-Львовского Краснознаменного, орденов Суворова и Кутузова добровольческого корпуса, входившего в состав 4-й гвардейской танковой армии.

Воевать в составе этого корпуса было почетно, этим гордились. Корпус был единственным в Красной армии воинским соединением, созданным по инициативе трудящихся Свердловской, Пермской и Челябинской областей, все вооружение которого (танки, самоходные артиллерийские установки, пушки, минометы, стрелковое вооружение, боеприпасы и др.) было изготовлено на предприятиях этих областей, сверх установленного государственного задания, главным образом за счет средств, собранных трудящимися.

И личный состав корпуса был укомплектован в основном работниками тех же заводов, которые изготовляли эту технику и вооружение. Конкурс на право служить в корпусе составлял двенадцать человек на место. Отбирали лучших. И я гордился тем, что в конечном счете оказался среди воинов-добровольцев.

Я хорошо помню первый бой, в котором участвовал. Это был трудный бой на Орловско-Курском направлении в июле 1943 года.

Немецко-фашистская армия еще имела в ту пору превосходство в количестве современной бронетехники и располагала преимуществом в воздухе.

Гитлеровцы атаковали боевые позиции нашей бригады мотопехотой, танками, самоходными артиллерийскими установками, шестиствольными минометами (мы их называли «ишаками»), обрушивали шквал огня артиллерии. Их авиация непрерывно группами по 6—8 самолетов бомбила позиции бригады.

Наших самолетов на этом участке фронта было мало, и они редко вступали в бой. Боевые расчеты нашей отдельной зенитно-пулемет-ной роты работали с большим напряжением, прикрывая с воздуха командный пункт и позиции бригады, заставляя немецких летчиков держаться на значительной высоте и удалении. Фашистские самолеты пикировали на боевые расчеты зенитчиков.

Пытаясь избежать потерь среди личного состава, мы отрыли в полный рост окопы для зенитных пулеметов и ходы сообщения. Однако во время одного из налетов фашистских самолетов получили смертельные ранения командир нашей роты старший лейтенант Александр Дементьевич Митюков и старшина роты Петр Иванович Бочаров. Это было 31 июля 1943 года. Именно в этих боях рота открыла счет сбитым самолетам противника.

Но несмотря на упорное сопротивление немецко-фашистских войск, отбивая их контратаки, наша танковая бригада, для которой [256] бои на Орловско-Курском направлении тоже были боевым крещением, выполнила поставленную боевую задачу. Освободила многие населенные пункты, в том числе Сухачево, Кулики, Злынь, Шахово и другие, что привело к освобождению войсками Брянского фронта Орла.

В Москве 5 августа 1943 года был произведен первый артиллерийский салют в честь освобождения городов Орла и Белгорода. За отличие в этих боях наш Уральский танковый добровольческий корпус и входящие в его состав бригады стали гвардейскими.

А я получил свой первый боевой орден — Красной Звезды.

Во время войны каждый день непосредственного участия в боевых действиях — подвиг. И этот подвиг совершали солдаты, сержанты и офицеры нашей отдельной зенитно-пулеметной роты.

За время боев в ходе Великой Отечественной войны рота сбила тринадцать самолетов противника, из них семь самостоятельно и шесть совместно с другими зенитными частями. Уничтожены два десятка автомашин с боевой техникой и живой силой противника, до роты немецких солдат. Были и у нас потери. За время боев, начиная с июля 1943 года, состав нашей роты частично обновлялся дважды. Многие эпизоды боевых действий до сих пор хранит память. Об одном из них хочу рассказать подробно.

Март 1944 года. Шла третья военная весна. Распутица. Велись бои за освобождение правобережной Украины. В результате мощного удара войск 1-го Украинского фронта группа немецких армий «Юг» была рассечена на две части.

Войска 10-го гвардейского танкового корпуса первыми ворвались в город Каменец-Подольский, и при содействии других частей 4-й гвардейской танковой армии 26 марта город был освобожден. Более 20 немецких дивизий оказались в окружении в районе северо-восточнее города Каменец-Подольского. Однако, сплошного кольца окружения создать не удалось. Поэтому, часть войск немецкое командование начало отводить за реку Днестр. А другая группировка стремилась уйти на запад через города Каменец-Подольский, Оринин.

Но для этого немцам необходимо было вновь захватить город Каменец-Подольский и выбить наши части из населенных пунктов на пути отхода.

Пытаясь перекрыть немцам путь отступления, наша бригада овладевает селом Езержаны, расположенным на перекрестке шоссейных дорог. Танковые, мотострелковые батальоны, истребительно-противотанковая батарея, рота ПТР организовали оборону. [257] В селе разместился и штаб бригады. Для выяснения возможностей противника, определения количества бронетехники, расположения огневых точек командиром роты мне было приказано провести разведку.

Вечерело. Я преодолел нашу линию обороны и стал по-пластунски продвигаться в сторону противника. Его линия обороны располагалась метрах в пятистах справа и в километре по прямой поперек шоссе. Когда я преодолел половину расстояния, немцы заметили меня и открыли огонь из автоматического оружия и карабинов. К счастью, ранить меня им не удалось. Выбрав наиболее безопасное место для наблюдения, я засек огневые точки противника, количество и места расположения танков. Вернувшись в расположение части, я доложил о результатах разведки командованию. Немцы, между тем, вводя в бой все новые и новые силы, настойчиво стремились прорвать нашу оборону, выбить нас из села. Становилось ясно, что сдержать армаду танков и полчища пехоты имеющимися у нас силами с иссякшими запасами боеприпасов и горючего мы не в состоянии (у танкистов оставалось по 3—4 выстрела на танк и горючего на 15км).

Комбриг полковник С. А. Денисов принимает решение отвести танковые и мотострелковые батальоны в лес, расположенный в полукилометре от села, и организовать оборону на его северной опушке.

Отход бригады поручается прикрыть зенитно-пулеметной роте. Тем более, что мы располагали достаточным боекомплектом. Мы сняли крупнокалиберные пулеметы с машин, установили их на восточной окраине села для стрельбы по наземным целям, приготовились к отражению атаки.

Вскоре из-за гребня высоты начали появляться цепи фашистских солдат. Они двигались в полный рост, рассчитывая, видимо, на психологический эффект. Подпустив цепи поближе, мы открыли огонь из всех пулеметов. Потеряв убитыми десятки солдат, немцы откатились назад.

Вскоре немецкая пехота повторила атаку, которая была отбита с еще большими для них потерями. Перед третьей атакой на гребень высоты вышел танк и сделал несколько выстрелов осколочными снарядами по позиции роты. Снаряды ложились близко. Но ущерба нам они не нанесли. Я вовремя залег и отделался контузией. Потерь среди личного состава тоже не было. Третью атаку немецкой пехоты мы снова отбили. Тогда немцы начали нас обходить с левого фланга и вошли в село.

Поступил приказ комбрига зенитно-пулеметной роте отойти в лес и занять оборону на его опушке. Но для этого надо было проскочить поляну шириной 500—600м.

Как только машины моего взвода выехали на поляну, вновь вышел немецкий танк. С третьей попытки осколочный снаряд танка [258] угодил в ящики с боекомплектом, находившиеся в кузове машины. Я в это время вылез из кабины и, стоя на подножке, показывал водителю, как можно быстрее проехать к лесу. Сержант Алиев, находившийся в кузове у пулемета, погиб. Машина заглохла. И мы с водителем ушли в лес. Ночью, под покровом темноты, мы вынесли тело убитого сержанта и, затем, похоронили его с почестями, сняли пулемет с машины, забрали боекомплект. С рассветом оборудовали для всех пулеметов позиции на опушке леса и вели огонь по двигавшейся по дороге колонне бронетехники и автомашинам. Были подбиты более 20 машин с живой силой и техникой, уничтожено около 30 фашистских солдат. Позже, осмотрев свою автомашину, я увидел в задней стенке кабины отверстие на уровне головы, сделанное большим осколком снаряда, и понял, что, если бы я сидел в кабине, осколок попал бы мне в голову. На этот раз мне опять повезло.

Потом были бои за освобождение города Львова, на Сандомирском плацдарме, освобождение Польши, форсирование рек Одера и Нейсе, уличные бои при штурме Берлина.

Конец войны застал меня в Праге, в освобождении которой активное участие принимала наша танковая бригада.

Демобилизовался из армии я в январе 1947 года.

Вопрос о том кем быть, для меня был ясен: надо восстанавливать разрушенное войной народное хозяйство страны. Тем более, что профессия строитель — семейная традиция. После окончания Московского строительного института я стал инженером-строителем.

За заслуги в строительстве Москвы я получил звания заслуженного строителя РСФСР, почетного строителя Москвы. Награжден двумя орденами Трудового Красного Знамени и орденом Дружбы народов.

Февраль 2003 года.
Пагинация проставлена по изданию. В подготовке настоящих воспоминаний оказал помощь Шевченко Владислав Сергеевич, студент Профессионального училища №5.
Источник: От солдата до генерала: Воспоминания о войне. Том 1. — М.: Изд-во МАИ, 2003.
Для этого раздела список файлов пока доступен только на militera.lib.ru

Вскоре файлы станут выводиться тут, об этом будет сообщено в блоге сайта.

Сайт «Милитера» («Военная литература»)
Cделан в марте 2001. Переделан 5.II.2002. Доделан 5.X.2002. Обновлен 3.I.2004. militera.org 1.IV.2009. Улучшен 12.I.2012. Расширен 7.XI.2013. Дополнен 20.1.2014. Перестроен 1.VII.2019.

2001 © Олег Рубецкий