Здесь находятся различные выборки из массива книг в этом разделе.
?Подробнее
?Подробнее
Войны — книги отсортированы по войнам, сперва идут войны с участием России, затем остальные.

Войны — книги раздела сортируются по войнам, а войны — по столетиям. Выборки по войнам из всех книг сайта тут: Войны.

Войска — рода и виды войск, отдельные воинские специальности даются в секциях Небо, Суша, Море. В секции Иное находится всё, не вошедшее в предыдущие три. Выборки из всех книг сайта тут: Войска.

Темы — книги сгруппированы по некторым темам. Темы для всех книг сайта тут: Темы.

 
Безденежных Николай Дмитриевич
Мотострелковые войска

Танковые войска

Род. 18.02.1923 — с. Савиново Свердловской области
В армию призван 21 сентября 1941 года. В составе 531-й стрелковой дивизии окончил дивизионную мотострелковую школу в звании сержанта. В должности командира отделения огнеметчиков 531-го стрелкового полка Центрального фронта защищал Москву, в июле-августе 1942 года участвовал в Ржевско-Сычевской операции. После ранения, в 1943 г. закончил Челябинское танковое училище, в звании лейтенанта был направлен старшим механиком-водителем в 28-й гвардейский танковый полк 3-го Украинского фронта, а затем в 70-й гвардейский тяжелый танковый полк Белорусского фронта. Войну закончил в Берлине.

Я родился 18 февраля 1923 г. в селе Савиново Свердловской области в дружной, трудолюбивой, многочисленной крестьянской семье. Будучи старшим ребенком в семье, уже в 10 лет стал помощником отца, выполняя по мере своих детских сил и возможностей все сельскохозяйственные работы: от пахоты и сева до прополки и уборки урожая. В 14 лет был назначен, с утверждением на общем колхозном собрании, учетчиком — должность по тем временам весьма ответственная, от которой зависели точный учет и отчетность в полном объеме выполненных фактических сельскохозяйственных работ в колхозе.

Моя мирная жизнь прервалась 22 июня. В армию я был призван 21 сентября 1941 года. Мне предложили пройти подготовку в школе фельдшеров в Свердловской области. Но, взвесив все за и против, я решил попасть на передовую часть фронта в составе 531-й стрелковой дивизии, в качестве огнеметчика-пулеметчика. При формировании дивизии на Урале в Ачитском районе окончил дивизионную мотострелковую школу в звании сержанта. И началась моя боевая биография.

Я участвовал в боях за Москву, на дальних и ближних подступах, и дошел до Берлина. В должности командира [26] отделения огнеметчиков 531-го стрелкового полка Центрального фронта защищал столицу от рвавшегося к ней смертельного врага, изматывая и уничтожая живую силу и боевую технику противника, доты и дзоты. Гитлеровцы имели численное превосходство в силах и вооружении. Несмотря на героическое сопротивление наших войск, противник подошел почти вплотную к Москве.

Мы открыли по ним огонь. В жестокой неравной схватке были уничтожены вражеские доты и дзоты. Остальные вместе с автоматчиками отступили. И мы понесли потери. На оставшихся в живых двинулись еще 30 вражеских танков. И опять никто не дрогнул. Это был тяжелый кровавый бой. После четырехчасового боя враг отступил, потеряв 18 танков и много солдат. Отважно сражаясь, мы закрыли на этом участке фашистам путь на Москву.

Особенно сильные оборонительные и контрнаступательные бои развернулись в июле-августе 1942 года, при проведении Ржевско-Сычевской операции. На Ржевской земле шли ожесточенные бои. Долгие месяцы продолжалась битва у стен города. В результате Ржевско-Сычевской операции мы прорвали оборону противника, но, встретив ожесточенное сопротивление врага, подтянувшего резервы, перешли к обороне. Начавшееся новое наступление вынудило немецко-фашистское командование отступить.

Прорвав оборону противника у села Карамзино, мы вышли к реке Вазузе. Мое отделение уничтожило до десятка дотов и дзотов противника, но в этом бою я был тяжело ранен и в течение двух месяцев проходил лечение в госпитале города Спас-Клепики.

После выздоровления в ноябре 1942 года я был направлен на учебу в Челябинское танковое училище, где в сжатые сроки овладел военной наукой. Через год, получив первое офицерское звание лейтенанта, был направлен старшим механиком-водителем в 28-й гвардейский танковый полк 3-го Украинского фронта, а затем в 70-й гвардейский тяжелый танковый полк Белорусского фронта.

В начале января 1945 года, после ожесточенного сопротивления врага, мы вышли к слиянию рек Вислы и Нарев в район польского города Модлин, где проходила долговременная и глубоко эшелонированная оборона [27] противника, расположенная в 50 километрах северо-западнее Варшавы. У небольшого местечка Легионово бой продолжался несколько часов с раннего утра 16 января. Под моим командованием тяжелый танк ИС-2 умело маневрировал на поле боя. Выбирая удобные позиции, мощным пулеметно-орудийным огнем мы поражали одну цель за другой.

Среди гула мощного мотора, скрежета гусениц и взрывов вражеских снарядов я с трудом улавливал отрывистые радиоприказы командования полка, тут же передавал их старшему механику-водителю и стрелку-наводчику. Наш дружный экипаж действовал смело и решительно. Я вел боевую машину с таким расчетом, чтобы не попасть под огонь прямой наводкой немецкой артиллерии, стрелок тем временем уничтожал противника. На предельной скорости экипаж с ходу преодолел вставшую на пути траншею и в клубах дыма под перекрестным артогнем выскочил на пригорок, поросший кустарником. Справа и слева танка рвались вражеские снаряды.

Принимая участие в боях под Берлином, стал свидетелем и участником легендарного подвига. Оказавшись в тылу врага, нашей задачей было отстоять аэродром под Берлином, как важный стратегический объект. В ходе этой операции наш танк был подбит, немцы окружали, тогда взяв все боеприпасы с собой, мы решили прорываться к городу. Фашистский заслон был ликвидирован следующим образом. Рассредоточив бойцов по боевым позициям, я взял командование на себя, пересев в уцелевший танк. И в ходе данной операции лично мной уничтожено около 20 фашистов.

«Коля! — кричал мне командир. — Выходи из зоны огня к лощине, лево сорок пять! Обойди эту проклятую батарею фрицев!» «Есть обойти!» — ответил я. Резко нажал на тормоза, коротким движением потянул на себя рычаг, машина развернулась и, рванувшись вперед, помчалась к лощине, чтобы обмануть противника, который перевел огонь на другие танки, следовавшие рассредоточено прежним курсом.

В спешке или азарте боя орудийные расчеты неприятельской артбатареи, очевидно, и не предполагали, что танк, ведомый мною, всего лишь сделал видимость, обманный маневр — будто повернул вспять. В действительности же наш разворот и вход в полузаросшую мелкими деревцами лощину [28] оказался роковым для вражеских артиллеристов. Через несколько минут мы выскочили с обратной стороны вражеской батареи, зашли к ней с тыла.

«За-аряжай осколочным! — прокричал я башенному стрелку. — Прицел... Ого-онь!» Выстрелы с ближней дистанции следовали с предельной скорострельностью, пока все вражеские орудия крупного калибра не были уничтожены. В этот день к вечеру наши танковые части прорвали укрепленную оборону противника северо-западнее Варшавы, и вышли на оперативный простор…

Самыми ожесточенными и изматывающими были последние дуэльные бои в конце апреля — начале мая за Берлин в стесненных уличных условиях разрушенного города. Прямой наводкой экипаж тяжелого танка ИС-2, ведомый мной, уничтожал огневые точки противника в домах и подвалах. Но и по нам упорно сопротивляющийся враг вел прицельный огонь с близких дистанций и разных направлений. Вокруг стоял оглушительный беспрерывный сливающийся рев от взрывающихся мин, снарядов и бомб. Над городом висела непроницаемая пелена из пепла, дыма и известковой пыли. В самый разгар боев за центр Берлина у начала улицы Унтер-ден-Линден 2 мая 1945 года, во второй половине дня, в нас попал вражеский снаряд. Я был тяжело ранен осколком в левую височную часть головы. До сих пор оставшийся глубокий шрам от того ранения напоминает тот последний бой, да к непогоде боль возникает в нем и пропадает острота слуха. В бессознательном состоянии, с обширными ожогами я был доставлен для оказания медицинской помощи и выяснения личности на командный пункт 70-го гвардейского танкового полка. И здесь, когда я пришел в сознание, в присутствии командира полка полковника Шаргородского заместитель командующего 47-й армией генерал-майор Кретов объявил мне благодарность за мужество и героизм в многодневной битве за Берлин и в последнем бою, а также сообщил и тепло поздравил с представлением документов о присвоении звания Героя Советского Союза, которые уже отправлены в штаб 1-го Белорусского фронта. Но ожидание исполнения этого события растянулось на пять с половиной десятков лет. И вот, совсем недавно, был сделан запрос в Центральный архив Министерства обороны с просьбой [29] посмотреть в архивных документах, было ли такое представление. К сожалению, пока поиск сотрудников архива не увенчался успехом. Что ж, в жизни нашей всякое бывает... А за тот свой последний бой в поверженном Берлине получил второй орден Красного Знамени.

Всего за время Великой Отечественной войны я трижды был ранен и дважды горел в танках. На меня два раза приходили родным на Урал извещения из действующей армии о гибели в боях с немецко-фашистскими оккупантами за честь, свободу и независимость Советской Родины. Но и была безмерной радость от встречи с родными и односельчанами в разгар сенокосной июньской поры первого послевоенного лета, когда я в первый раз после призыва в армию приехал на побывку в родные края.

В послевоенные годы судьба и военная служба бросали меня для выполнения ответственных заданий по укреплению обороноспособности Родины и оказания интернациональной помощи нашим союзникам во многие отдаленные и окраинные уголки страны и в зарубежные государства. Восточная Германия (1945–1952, командир взвода), Дальний Восток (1956–1959, заместитель командира танкового батальона), Московский военный округ (1959–1962, командир батальона), Узбекистан (1962–1981, командир полка, заместитель командира дивизии), Афганистан (1981–1983, военный советник).

За умение воевать, фронтовую смекалку, героизм и отвагу, боевую взаимовыручку и безупречную 42-летнюю воинскую службу я награжден двумя орденами Красного Знамени (1945), орденами Отечественной войны I и II степени (1944, 1945), Красной Звезды, «За службу Родине в Вооруженных Силах» III степени (1982), многими медалями. Деятельность в мирное время отмечена орденами Трудового Красного Знамени (1983) и «Знак Почета» (1980).

Уйдя на заслуженный отдых в звании генерал-майора в январе 1984 года, я сразу же активно включился в работу ветеранских организаций, укрепляя единство ветеранского движения. Боевая фронтовая закалка, большая жизненная школа, честность и порядочность советского офицера помогают десятый год подряд успешно, по отзывам моих коллег и боевых товарищей, исполнять многотрудные и [30] разнообразные обязанности Председателя Совета ветеранов войны, труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов Южного административного округа города Москвы. Нелегкое это дело на общественных началах быть руководителем свыше 340 тысяч ветеранов округа, организовывать социальную их защиту, помогать участникам войны и бойцам трудового фронта в решении острых житейских проблем и в преодолении многих превратностей нашего смутного времени.

Июнь 2009 г.
Пагинация проставлена по изданию. В подготовке текста воспоминаний оказала помощь студентка факультета машиноведения и управления качеством Московского государственного текстильного университета имени А.Н. Косыгина — Папенкова Екатерина Владимировна.
Источник: От солдата до генерала. Воспоминания о войне. Том 14. — М.: Академия исторических наук, 2011.
Для этого раздела список файлов пока доступен только на militera.lib.ru

Вскоре файлы станут выводиться тут, об этом будет сообщено в блоге сайта.

Сайт «Милитера» («Военная литература»)
Cделан в марте 2001. Переделан 5.II.2002. Доделан 5.X.2002. Обновлен 3.I.2004. militera.org 1.IV.2009. Улучшен 12.I.2012. Расширен 7.XI.2013. Дополнен 20.1.2014. Перестроен 1.VII.2019.

2001 © Олег Рубецкий