Бехтеев С. С.
Офицер
Его вели убийцы на расстрел. Толпа безгласная пугливо расступалась, Но на нее спокойно он смотрел, И сердце гордое его не волновалось. Привык он смерть с отвагою встречать На гибельных полях неумолимой битвы, Когда уста торопятся шептать Последние слова напутственной молитвы. Никто не смел приблизится к нему, Все от него, как от чумы, бежали, И даже взглядами трусливыми ему Сочувствия в беде не выражали. Всех устрашал его господский вид, Его фигура в одеянье сером, И каждый знал, что власть его казнит За то, что был он царским офицером, За то, что Родину он грудью защищал, Что за паек скупой не торговался, Что он часов рабочих не считал, С врагами Родины постыдно не братался. За то, что был он русским до конца, Безропотно неся лишенья и кручину, За то, что не сменил он честного лица На красную разбойничью личину.

Бехтеев Сергей Сергеевич
Поэт
* 07.04.1879 г. Елец
04.05.1954

Принадлежал к дворянскому роду, известному по документам с 1571. Отец поэта Сергей Сергеевич (1844–1911) прошел путь от мирового судьи до члена Государственного совета в чине действительного тайного советника; много сделал для благоустройства населения Орловской губ., где находилось его имение Липовка.

Окончив Императорский Александровский лицей, Бехтеев издает в 1903 свою первую книгу — сборник лирических стихов с посвящением Императрице Марии Фёдоровне. Средства от продажи его Бехтеев передал Царскосельскому ремесленному приюту, состоявшему под покровительством Марии Федоровны. Проработав некоторое время в земстве родного Ельца, Бехтеев поступает служить в подшефный Ее Императорскому Величеству Кавалергардский полк.

С начала войны 1914 Бехтеев — офицер действующей армии. Раненный в голову, он попадает в дворцовый лазарет, где его посещают работавшие там сестрами милосердия императрица Александра Федоровна и ее старшие дочери. Воспоминания об этом отобразятся в его позднейших стихах. По выздоровлении Бехтеев снова на фронте, ранен в грудь. После лазарета и небольшого отдыха на родине Бехтеев служит на Кавказе. Здесь его застало известие о вынужденном отречении императора Николая II. В Кисловодске Бехтеев пишет ряд обличительных стихотворений. («Царским орлам», «Свободное слово», «Русь горит!..» и др.), уезжает в Орел, где продолжает с болью и негодованием отзываться в стихах на вопиющие факты революционного разбоя и святотатства, оплакивая гибнущую Россию, клеймя предательство по отношению к Государю. «Слепой народ, обманутый лжецами» сравнивается Бехтеевым с предавшими Христа, и поэт пророчествует о том, что последует за этой изменой: «Предатели, рожденные рабами, / Свобода лживая не даст покоя вам / Зальете вы страну кровавыми ручьями, / И пламя пробежит по вашим городам» («Николай II»).

Вернувшись в родной Елец, на пепелище отчего дома Бехтеев пишет стихотворение «Молитва» («Пошли нам, Господи, терпенье...»), «Святая ночь», «Боже, Царя сохрани», «Россия», «Верноподданным». Поэту удается через графиню А. В. Гендрикову переслать их в Тобольск находящемуся в заключении Николаю II, от которого Бехтеев получает выражение благодарности. Первоначально авторство «Молитвы», найденной в бумагах Царственных мучеников, приписывали одной из великих княжон. Строки этого стих., одного из самых сильных и пронзительных в лирике Бехтеева, были широко известны в среде эмиграции и обрели второе звучание в России 1990-х «Владыка мира, Бог вселенной! <...> И, у преддверия могилы / Вдохни в уста твоих рабов / Нечеловеческие силы / Молиться кротко за врагов!»

Поэт уезжает в Добровольческую армию, в составе которой он разделяет все тяготы боевой жизни 1918–20 вплоть до эвакуации войск генерала Н. Н. Врангеля из Крыма. В военных газетах печатаются его стихи, некоторые из них распространялись и в виде листовок. Проходившие в Крыму по почину духовенства 11–13 сент. 1920 Дни покаяния Бехтеев ознаменовал стихотворением, где с большой силой обличает преступления богоборцев-революционеров, особенно — зверское убиение Царской семьи.

В нояб. 1920 Бехтеев навсегда оставляет Россию, но сохраняет незыблемо свою верность ей как православный патриот-монархист.

С конца 1920 и до конца 1929 Бехтеев живет в Сербии, где он нашел доброжелательный приют, предоставленный королем Александром множеству изгнанников из России. Поэт редактирует выходившую в Белграде газету «Русский стяг», публикует стихи в периодике, издает их сборники.

В 1923 в Мюнхене ему удается напечатать сборник «Песни русской скорби и слез» (вып. 1 и 2), где помещено около 100 стихотворений, отзывавшихся на события революции и Гражданской войны, призывающих к деятельному сплочению патриотов, оказавшихся за рубежами Родины. Через 2 года Бехтеев издает автобиографический роман в стихах «Два письма» (Ницца, 1925), а еще через 2 года — сборник стихов «Песни сердца» (Белград, 1927).

Переехав в Ниццу в конце 1929, Бехтеев и здесь активно участвует в общественной жизни русской православной эмиграции. Он был церковным старостой русского храма Державной Божией Матери. На свои средства и собственными руками Бехтеев соорудил иконостасы и украсил интерьеры основного храма и придела святого Серафима Саровского, за что был удостоен благодарственной грамоты и благословения от экзарха Московской патриархии. Продолжая писать, Бехтеев выпустил сборник патриотических стихотворений «Царский гусляр» (Ницца, 1934), а за 2 года до своей кончины поэт завершил издание итогового сборника в четырех выпусках «Святая Русь». Сюда вошли его последние стихи и многие из напечатанных ранее, отобранные самим автором. Среди них — посвященные святителям Русской земли Сергию Радонежскому, Серафиму Саровскому, Иоанну Кронштадтскому.

Очень многие из стихотворения Бехтеева пронизаны болью за поругание искореняемой большевиками в народе православной веры, некоторые прямо были посвящены уничтожаемым тогда святыням — Иверской иконе Богоматери, храму Христа Спасителя. Образ Царя-страстотерпца Николая Александровича занимает особое место в творчестве поэта. Его убежденность в том, что этот Государь будет прославлен святым, отчетливо выражена уже в стихотворении 1922 «Виденье дивеевской старицы», а затем и в ряде других. Непоколебимой была уверенность Бехтеев в неизбежном падении богоборческой власти, в грядущем восстановлении православной веры у русского народа и православного царства на Русской земле. Яркое выражение этого — в стихотворении «Грядущее» (1927), «Внукам» (1933), «Верую» (1937), «Царская Россия» (1952). Поэт восклицает: «Я говорю через века / С грядущим новым поколеньем», которое, как убежден Бехтеев, «полюбит древний быт / Святой страдальческой России...» («Внукам»).

Поэтическое наследие Бехтеев — человека глубоко религиозного, бескомпромиссного патриота России — дает образцы высоконравственного, самоотверженного служения ее традиционным ценностям и святыням. В задававшей преобладающий тон литературной среде русской эмиграции основной пафос поэзии Бехтеев выглядел слишком несовременно, и сочувственные заметки о нем стали появляться в эмигрантской прессе только после смерти поэта (Новое русское слово. Нью-Йорк, 1954. 13 июня; Православная Русь. Джорданвилл, 1968. №13). Но в России последнего десятилетия интерес к наследию Бехтеева неуклонно растет. Выпущены компакт-диски с записью вокальных циклов на стихи Бехтеева в исполнении Ж.Бичевской: «Царь Николай» (1999) и «Верую» (2000).

С. Н. Азбелев

Русская литература XX века. Прозаики, поэты, драматурги. Биобиблиографический словарь. Том 1. с. 211–212.
Стихи
Офицер
Сайт «Милитера» («Военная литература»)
Cделан в марте 2001. Переделан 5.II.2002. Доделан 5.X.2002. Обновлен 3.I.2004. militera.org 1.IV.2009. Улучшен 12.I.2012. Расширен 7.XI.2013. Дополнен 20.1.2014. Перестроен 1.VII.2019.

2001 © Олег Рубецкий