Колосова М. И.
Улыбка смертника
Вспоминая тебя
За большое, за Русское дело Мы вместе на подвиг вышли. Ты погиб… А я уцелела. Ты мне грех невольный простишь ли? Горький твой, но завидный жребий! Не поймешь ты мою усталость… Я забочусь о крыше и хлебе, Потому что… я жить осталась. Но я помню, сквозь две решетки На последнем нашем свиданье Ты улыбкой милой и кроткой Ободрял меня на прощанье… И взялась откуда-то сила, Не страшили тюрьма и голод: Бывшим анненковцам носила Из Заречья патроны в город! И в ограде, на сеновале (Тут же, близко, с тюрьмою рядом) У меня не раз ночевали Партизаны белых отрядов. Ах, тогда не могла понять я, Где взяла я храбрость и силу, Когда в лес для повстанцев-братьев Я оружье тайно носила. Почему я смотрю так строго? Потому что страдала много… Потому что сквозь две решетки Улыбнулся мне смертник кротко…

Колосова Марианна Ивановна
Поэт
* 13.05.1903 Бийск
06.10.1964 Сантьяго, Чили
До эмиграции жила в Барнауле. Дочь священника, убитого «воинствующими безбожниками». «Говорили, что ее жениха чуть ли не у нее на глазах расстреляли коммунисты». Приехала в Харбин в н. 1920-х. Училась на юридическом факультете. В студенческие годы сблизилась с поэтессой О. Скопиченко. В харбинский период своей жизни издала 4 поэтических сборника. Первый — «Армия песен» — вышел в 1928. В книге «Не покорюсь!» (1932) преобладает стихотворная публицистика, продиктованная чувством непоправимой беды и негодования: «Грузину, не татарам платят дань. / Где гордость? Где любовь к родному краю? / “Ах, почему же мы такая дрянь”? — / Чужую фразу снова повторяю». Публицистичность этих стихов подчеркнута цитатой — «чужой фразой» — «Ах, почему же мы такая дрянь?» Облетевшими всю эмиграцию словами «Отчего мы такая дрянь?» начинается книга А. Амфитеатрова «Стена плача и стена нерушимая», вышедшая двумя изданиями в н. 1930-х. По книге «Не звон мечей…», изданной в 1934, можно составить представление о Колосовой как о зрелом поэте. С неправильными или стилистически спорными словосочетаниями совмещается темпераментный лирический напор, яркая эмоциональность, а во многих случаях душевность, мелодичность и плавность стиха. Многие строфы продиктованы гневом или ненавистью, как, напр., в стихотворении, посвященном памяти Гумилева: «Тащить в подвал на расправу / Свою небесную весть, / Свою высокую славу, / Свою народную честь!.. / За воина и поэта, — / Чей взор орлиный был горд, — / Расстрелять бы в ту ночь, до рассвета, / Сотню бездумных морд!»

Пятый сборник Колосовой «Медный гул» вышел в Шанхае в 1937, куда Колосова переехала в 1934. Стихи Колосовой печатались в харбинском журнале «Рубеж», в сборнике «Парус», в газете «Русское слово». Колосова была связана с Чураевкой (литературным кружком в Харбине). Написала множество патриотических стихов. Колосову называли «бардом Белой армии». «Ее отталкивали вообще все “левые”» и поэтому «свои политические симпатии она перенесла на русских фашистов… на крошечную горсточку, оставшуюся около А. Покровского, первого “зачинателя” русского фашизма в Харбине». Японцы выселили ее из Харбина. В Шанхае содержала вместе с Покровским русскую библиотеку. После войны эвакуировалась на Филиппины, оттуда переехала в Бразилию, затем (ок. 1957 или 1958) в столицу Чили Сантьяго. Здесь вместе со своим мужем Покровским Колосова (в замужестве Покровская Римма Ивановна), как и раньше в Китае, держала платную библиотеку — собрание русских книг числом более 4 тыс. «У них практически не было никаких вещей. Единственное их богатство — книги». А. Несмелов определял стихи Колосовой как преимущественно гражданскую лирику. Многие стихотворения Колосовой, появлявшиеся в периодических изданиях, не были включены в ее книги.

Энциклопедия Русского народа
Сайт «Милитера» («Военная литература»)
Cделан в марте 2001. Переделан 5.II.2002. Доделан 5.X.2002. Обновлен 3.I.2004. militera.org 1.IV.2009. Улучшен 12.I.2012. Расширен 7.XI.2013. Дополнен 20.1.2014. Перестроен 1.VII.2019.

2001 © Олег Рубецкий