Военные рассказы и очерки.

Мараварская рота
20-го апреля 1985 года в 22.00 1-я рота 500-го отдельного отряда специального назначения выдвинулась из Асадабада к паромной переправе через реку Кунар, получив приказ прочесать кишлак Сангам, находившийся в Мараварском ущелье всего в 3-х километрах от расположения части. По разведданным в нем был душманский пост с постоянным составом 8–10 человек. С господствующих высот по обеим сторонам ущелья 1-ю роту должны были прикрывать две другие — 2-я и 3-я. Одновременно отвлекающий маневр начала совершать бронегруппа, состоявшая из восьми БМП и двух танков, и обязанная в экстренном случае оказать поддержку пешему отряду.

Задача ставилась так, что даже офицеры батальона считали операцию скорее учебной, чем боевой. Подчеркнем, что и офицеры и солдаты 1-й роты до этого дня участвовали в боевых действиях лишь однажды, в качестве прикрытия, и не имели непосредственного соприкосновения с противником. Проще говоря, были необстрелянными. Личный состав рвался в бой. (Вспомним обратную ситуацию, приведшую к Шутульской трагедии). Настроение у всех было радостно-возбужденным. На него не повлияли ни тревожные намеки паромщиков — афганцев во время переправы через Кунар, ни исчезновение двух местных проводников сразу после нее.

К 5.00 21-го апреля 1-я рота вышла на восточную окраину Сангама, расположенного в пяти километрах от границы с Пакистаном, и прочесала его. Противника в кишлаке не оказалось, хотя и были обнаружены следы его недавнего здесь пребывания. По сути дела, поставленная задача была полностью выполнена. С этого момента, по официальной версии, командир батальона майор Т. теряет радиосвязь с 1-й ротой, разбившейся на четыре группы и начавшей продвижение в глубь ущелья к кишлаку Даридам. Очевидцы же утверждают, что ротный — капитан Николай ЦЕБРУК получил приказ на дальнейшее прочесывание лично от комбата. Так или иначе, две группы втянулись в Даридам по левой, и две, во главе с ротным, по правой стороне Мараварского ущелья. Таким образом рота осталась без прикрытия сверху — Даридам визуально наблюдал со своего НП только командир 3-й роты, который и докладывал комбату о происходящем. Первой врагов заметила группа лейтенанта Николая КУЗНЕЦОВА. Он связался с Цебруком и сообщил, что преследует двух душманов, уходящих в сторону кишлака Нетав и далее в Чинау.

Вскоре группа ротного услышала выстрелы, а затем интенсивную перестрелку. Цебрук, оставив с группой своего связиста и взяв четверых бойцов, отправился туда, где завязался бой, оставшиеся же поднялись по правому склону и залегли на каменной террасе. Свидетели и люди, позднее анализировавшие события того дня, единодушны в своем мнении: ротный первым понял и осознал то, что уже произошло, и что неминуемо должно было произойти. И отправился искать свою смерть. И нашел ее — он был убит пулей в горло.

Группы по обе стороны ущелья — и кузнецовская, и та, что пыталась закрепиться на склоне, попали под прицельный огонь душманов и пакистанского спецназа «Черные аисты». Русских ждали — за день до этого комбат с командирами рот изучал место предстоящей операции с поста «зеленых», т.е. афганской армии. С утечкой информации через «зеленых» знакомы все, кто воевал в Афганистане, это было массовым и, в общем-то, привычным явлением. В данном случае это не было учтено.

Командир 3-й роты стал свидетелем того, как ловушка захлопнулась — противник вышел в тыл 1-й роты, спустившись по высохшему руслу восточнее Даридама. Комбат не вызвал вовремя артиллерию, приняв спускавшихся врагов за свою группу. Это позволило душманам подтянуть туда же еще около 50-ти человек. Часть басмачей огнем из ДШК, стрелкового оружия и легких минометов отражала попытки 2-й и 3-й рот спуститься на помощь окруженным товарищам. Другая — методично расстреливала разбившихся на мелкие группы бойцов. Они зажигали сигнальные дымы, надеясь на вертолеты, но тем самым окончательно раскрывали себя и свои и без того ненадежные укрытия.

В Асадабаде спешно создавался сводный отряд из остававшихся в расположении части солдат, бронегруппа ринулась на подмогу. Но танки попали на мины и подорвались, а БМП застряли на скалистом грунте — прорвалась только одна машина. Убегали драгоценные минуты, кончались патроны у раненных по нескольку раз окруженных бойцов. Те из них, у кого магазины автоматов опустели, взялись за гранаты...

Лейтенант Кузнецов оттащил в укрытие прапорщика, раненного в руку, ногу и лицо (он остался жив), и вернулся к своим. Через несколько минут последний путь к спасению был отрезан. Оставшись без патронов, тяжело раненный Николай КУЗНЕЦОВ подорвал себя гранатой Ф-1...

В этом же бою был совершен беспримерный в истории Афганской войны подвиг — семеро ребят (Гавраш, Кухарчук, Вакулюк, Марченко, Музыка, Мустафин и Бойчук), предпочтя смерть плену и истязаниям, взорвали себя штурмовой гранатой, сделанной из мины ОЗМ-72...

Во второй половине дня 21-го апреля, когда сводная рота и бронегруппа вошли в Мараварское ущелье, навстречу им уже шли уцелевшие бойцы, выводя и вынося раненых товарищей. Под утро следующего дня к своим выбрался солдат, рассказавший об ужасной расправе взбешенных яростным отпором врагов над нашими ранеными, оставшимися на поле боя. Им вспарывали животы, выкалывали глаза, жгли живьем. Один из ребят — ефрейтор Василий ФЕДИВ, когда душман склонился над ним, чтобы добить, перерезал врагу горло. Его мучили дольше остальных, дробя камнями и прикладами кости...

Последующие два дня, потеряв еще троих солдат, под огнем выносили изуродованные тела товарищей. Многих пришлось опознавать по наколкам и деталям одежды. Так было опознано тело сержанта Виктора ТАРАСОВА, который, якобы, был взят в плен и погиб от залпа НУРСов с наших вертолетов. Якобы — потому, что вертолетчики видели уводимого в сторону Пакистана человека в «песочнике», светлом комбинезоне, а Тарасов был одет в обычную полевую форму. (Не этот ли случай имел в виду академик Сахаров, выступая на I-й Сессии Совета народных депутатов в 1988-м?).

В этом неравном бою, когда четыремстам душманам и спецназовцам из Пакистана противостояла группа из трех десятков советских воинов, а также при выносе тел павших товарищей погибли:

ЦЕБРУК Николай Нестерович, капитан; КУЗНЕЦОВ Николай Анатольевич, лейтенант; БОЙЧУК Владимир Васильевич, рядовой; ВАКУЛЮК Александр, ефрейтор; ГАВРАШ Юрий Чеславович, младший сержант; ЖУКОВ Андрей Михайлович, рядовой; КАСЫМОВ Олег Мусурманкулович, сержант; КОЛМОГОРЦЕВ Никон Николаевич, ефрейтор; КУЛЬНИС Станислав Иосифович, сержант; КУРЯКИН Владимир Павлович, рядовой; КУХАРЧУК Василий Федорович, младший сержант; МАДИЕВ Исматулло Шамсоевич, рядовой; МАРЧЕНКО Вячеслав Валентинович, ефрейтор; МАТОХ Михаил Алексеевич, сержант; МОРЯХИН Виктор Гаврилович, рядовой; МУЗЫКА Василий Николаевич, рядовой; МУСТАФИН Наиль Маратович, рядовой; НАПАДОВСКИЙ Игорь Анатольевич, младший сержант; НЕКРАСОВ Владимир Леонидович, сержант; НОВИКОВ Андрей Константинович, рядовой; ОВЧИННИКОВ Олег Павлович, рядовой; ПОПОВ Владимир Викторович, рядовой; СЛИВКО Александр Германович, рядовой; СУЛИН Вячеслав Анатольевич, рядовой; ТАРАСОВ Виктор Васильевич, сержант; УРАЗБАЕВ Джумабек Гельдыевич, сержант; ФЕДИВ Василий Иванович, ефрейтор; ХАЙДАРОВ Сахоб Саатович, рядовой; ЧИХУНОВ Андрей Михайлович, рядовой; ЧУТАНОВ Абдурахман Тажиевич, младший сержант; ШАПОВАЛОВ Юрий Николаевич, рядовой.

Тридцать один человек...

// Григорьев В.А. Военные рассказы и очерки @ Военная литература, 2005.
Сайт «Милитера» («Военная литература»)
Cделан в марте 2001. Переделан 5.II.2002. Доделан 5.X.2002. Обновлен 3.I.2004. militera.org 1.IV.2009. Улучшен 12.I.2012. Расширен 7.XI.2013. Дополнен 20.1.2014. Перестроен 1.VII.2019.

2001 © Олег Рубецкий