Статьи из периодики и сборников по тематике раздела.
Чтобы почитать статьи на другие темы, надо перейти в общий раздел Статьи.

Халхин-Гол в перспективе большой войны
// Отечественная история. 1999, № 5.
Афанасьев Владимир Анатольевич, полковник.
Боевые действия, развернувшиеся 60 лет назад на востоке Монголии — в районе р. Халхин-Гол, достаточно подробно описаны и проанализированы в военно-исторической литературе. Меньше изучались вопросы, связанные с использованием опыта Халхингольской операции при подготовке советских вооруженных сил к ожидавшемуся глобальному военному противостоянию и уже в ходе Второй мировой войны. Способствовать развороту исследовательского внимания к этой проблематике и призвано настоящее сообщение.

Ход основных событий в середине 1939 г. в районе р. Халхин-Гол может быть представлен следующим образом.

Военное командование Японии планировало захватить восточный выступ территории МНР, расположенный за р. Халхин-Гол между государственной границей СССР, Монголии и горным хребтом Большой Хинган. Захват этого участка давал бы японским войскам удобный плацдарм для дальнейших действий против СССР в направлении Читы и оз. Байкал с целью овладеть частью Транссибирской железной дороги, связывающей европейскую часть Советского Союза с дальневосточными районами страны.

Нападением 11 мая 1939 г. японо-маньчжурского отряда численностью до 200 человек на пограничные заставы восточнее р. Халхин-Гол началась «необъявленная война» Японии против МНР. Монгольские, а затем и советские войска, находившиеся на территории МНР, вступили в схватку с противником. С 14 мая развернулись активные действия японской авиации, проводившей разведывательные полеты, бомбометание и обстрелы из пулеметов монгольских погранзастав.

21 мая генерал Камацубара отдал подчиненным частям приказ «уничтожить войска Внешней Монголии в районе Номанхана» (т. е. Халхин-Гола)1. 28 мая японские части вторглись на территорию Монголии и оттеснили монгольских пограничников к реке.

В результате напряженных боев 28 и 29 мая советско-монгольским войскам (табл. 1) удалось остановить противника и отбросить его войска с монгольской земли. Однако обстановку осложняла активизация японской авиации. Тогда-то и было решено усилить группировку советских войск в районе конфликта и направить туда хорошо подготовленного, решительного командира, способного на месте разобраться в обстановке. Выбор пал на заместителя командующего Белорусским особым военным округом по кавалерии комдива Г. К. Жукова. Вскоре после его прибытия в район конфликта ему было приказано вступить в непосредственное командование войсками.

Таблица 1. Соотношение сил и средств сторон в районе конфликта в конце мая 1939 г.
штыков сабель пулемётов орудий (75 мм и выше) орудий танков бронемашин
советско-монгольские войска 668 260 58 14 6 - 39
японо-маньчжурские войска 1676 900 32 8 10 1 6
Сост. по: Архив Института военной истории МО РФ, ф. 219, он. 261, № дела по описи 4, л. 138
Таблица 2. Соотношение сил и средств, участвовавших в боях у г. Баян-Цаган, на 2 июля 1939 г.
штыков сабель пулемётов орудий (75 мм и выше) орудий танков бронемашин
советско-монгольские войска 3500 ок. 1000 36 23 152 186 266
японо-маньчжурские войска 13000 ок. 4500 60 98 164 130 6
Сост. по: Архив Института военной истории МО РФ, ф. 219, оп. 261, № дела по описи 4, л. 141.

Исходя из того, что противник будет стремиться использовать имеющиеся у него преимущества и попытается уничтожить советско-монгольские войска на восточном берегу Халхин-Гола, Жуков счел наиболее целесообразным прибегнуть к активной обороне и, удерживая позиции на восточном берегу реки, подготовить сильный контрудар по противнику, предварительно значительно усилив группировку наших войск в районе Халхин-Гола.

Меры, принятые Жуковым, оказались исключительно своевременными, поскольку японцы в это время подтягивали к границам МНР значительные подкрепления. 2 июля они снова перешли в наступление. Противнику удалось переправиться на западный берег Халхин-Гола и начать сосредоточение на горе Баян-Цаган (табл. 2).

Противник рассчитывал силами вспомогательной группы сковать с фронта советско-монгольские войска, оборонявшиеся на восточном берегу, а силами переправившейся ударной группировки овладеть господствующей над окружающей местностью горой Баян-Цаган, ударить в тыл наших обороняющихся частей, отрезать и уничтожить их 2.

Первоначально успех был на стороне японцев. Положение спас заблаговременно созданный Жуковым подвижный резерв. Не давая противнику времени на организацию боевых действий, Георгий Константинович решительно, не дожидаясь подхода мотопехоты, бросил в бой без прикрытия пехоты находившуюся в резерве 11-ю танковую бригаду комбрига М. П. Яковлева. Это было смелым, рискованным, но единственно правильным в сложившейся обстановке решением. Стремительный удар танкистов, поддержанный огнем всей имеющейся артиллерии, поставленной на прямую наводку, и ударами авиации, ошеломил противника. Японцы, не успевшие после переправы развернуться в организованные боевые порядки, не смогли противостоять дерзкой атаке танковой бригады. Танкистов поддержали подошедшие части мотострелкового полка и мотоброневой бригады. В результате противник, атакованный с трех сторон, имея за спиной р. Халхин-Гол, оказался в полуокружении. Инициатива перешла к советско-монгольским войскам. Японцы были вынуждены перейти к обороне, а к 5 июля их сопротивление было сломлено.

В ходе июльских боев советско-монгольским войскам удалось удержать свои позиции, однако войска противника продолжали оставаться на монгольской территории, готовились к новым боям, и, таким образом, очаг напряженности в районе Халхин-Гола сохранялся. Для ликвидации конфликта и восстановления государственной границы Монголии нужны были кардинальные меры, и Жуков приступил к подготовке операции, целью которой был решительный разгром всей группировки противника, находящейся на территории МНР.

Проведение такой операции стало возможным благодаря мерам, принятым советским руководством по усилению группировки наших войск. Действовавший в районе Халхин-Гола 57 особый корпус был развернут в 1-ю армейскую группу, и Жуков стал ее командующим.

Хотя общее превосходство в силах оставалось на стороне противника (57-тысячной группировке советско-монгольских войск противостояла 75-тысячная армия генерала Огису Риппо), советскому командованию удалось добиться преимущества в количестве танков (в 3 раза) и самолетов (в 1,7 раза).

Превосходство в танках и в авиации решил использовать Жуков в предстоящей операции, планируя сковать противника с фронта, а затем ударами сильных фланговых группировок окружить его и уничтожить между государственной границей МНР и рекой Халхин-Гол. Жуков основную ставку сделал на подвижные войска, впервые в мировой военной практике использовав танковые и механизированные части для решения оперативных задач в качестве основной ударной силы фланговых группировок, совершавших маневр на окружение.

Для выполнения этого замысла было создано три группы — Южная, Северная и Центральная.

Главный удар в предстоящей операции планировалось нанести силами Южной группы, вспомогательный — Северной. Им предстояло прорвать оборону противника и, наступая навстречу друг другу, выйти в тыл вражеской группировки, а затем в тесном взаимодействии с войсками Центральной группы, сковывавшей атаками с фронта основные силы противника, не допуская его маневра на фланги, замкнуть кольцо окружения, образовав его внутренний и внешний фронты.

Благодаря принятым мерам было накоплено 6–7 боекомплектов боеприпасов (для авиации 9–10 боекомплектов), 5–6 заправок горючего и смазочных материалов, 13–16 суточных норм продовольствия 3, что позволяло провести двухнедельную операцию. Большая работа была проведена и по дезинформации противника 4.

Главные предпосылки для успешного завершения операции были заложены в процессе ее планирования и подготовки.

Начав наступление в соответствии с планом 20 августа, советско-монгольские войска упредили противника, наметившего, как стало известно впоследствии, начало своего наступления на 24 августа. Характерно, что японское командование, не ожидавшее от советско-монгольских войск активных действий, 20 августа разрешило генералам и старшим офицерам воскресные отпуска.

После мощной артиллерийской и авиационной подготовки противник в течение полутора часов не мог открыть ответный артиллерийский огонь, мощные ударные группировки, прикрываемые с флангов монгольской кавалерией, прорвав оборону противника и преодолевая упорное сопротивление, устремились навстречу друг другу.

23–24 августа полное окружение вражеских войск было завершено. 28 августа был ликвидирован последний очаг сопротивления.

Таким образом, сосредоточенная в короткий срок советско-монгольская группировка войск на ограниченной территории (74 км по фронту, 20 км в глубину) в течение 11 суток зажала в тиски и ликвидировала крупную армию противника. Не имея общего превосходства над противником, 1-я армейская группа блестяще осуществила окружение и полное уничтожение группировки врага в намеченном планом районе, что являлось тогда редким случаем в истории войн.

4 и 8 сентября японцы вновь попытались проникнуть на территорию МНР, но были отброшены за линию государственной границы. Не удалось им взять реванш и в воздухе. В ходе воздушных боев 2, 4, 14 и 15 сентября японская авиация потеряла 71 самолет, тогда как наша авиация за первую половину сентября — 18. В конце концов Япония обратилась к советскому правительству с просьбой о перемирии.

Халхингольский урок оказал серьезное влияние на внешнеполитическую позицию Японии, став одним из факторов, удержавших ее от выступления против СССР в годы Второй мировой войны.

Халхингольская операция была сравнительно небольшой по масштабам, но исключительно «поучительной как с точки зрения ее организации, материального обеспечения, так и ее проведения5. В боях у р. Халхин-Гол впервые было осуществлено единое управление группировкой войск коалиционного состава. Этот опыт нашел дальнейшее развитие в годы Великой Отечественной войны, а также на заключительном этапе Второй мировой войны в период разгрома японской Квантунской армии.

У р. Халхин-Гол советские войска получили первый опыт организации и проведения армейской наступательной операции в пустынно-степной местности с массированным применением танков и самолетов, закончившейся окружением и уничтожением противника. В этой операции танки и бронемашины совместно с моторизованной пехотой и артиллерией впервые использовались для решения оперативных задач в качестве основной ударной силы фланговых группировок, совершавших маневр на окружение.

Новым в оперативном искусстве было создание танками, бронемашинами, моторизованной пехотой и артиллерией внешнего фронта окружения, впоследствии широко применявшегося в операциях Великой Отечественной войны.

Образование внешнего и внутреннего фронтов окружения, смелый маневр с выходом в тылы неприятеля, создание обороны против деблокирующих вражеских группировок, расчленение окруженного противника и уничтожение его по частям (при этом не в результате численного превосходства, а благодаря высокой степени военного искусства командования и всесторонней выучке войск) — все это явилось вкладом в развитие советского военного искусства.

Большое значение имел полученный здесь опыт организации взаимодействия танков с пехотой и артиллерией как при прорыве обороны противника, так и в процессе выполнения маневра по обходу (охвату) открытых или слабо защищенных флангов.

Боевые действия на р. Халхин-Гол послужили определенным толчком к совершенствованию организационной структуры бронетанковых и механизированных войск. В 1940 г. было принято решение о формировании танковых и механизированных дивизий, как правило, входивших в состав вновь создаваемых механизированных корпусов. На Дальнем Востоке с этого времени дислоцировалось несколько отдельных танковых дивизий, укомплектованных по особому штату.

Соединения бронетанковых войск в боях на Халхин-Голе впервые в истории военного искусства использовались массированно для решения оперативных задач совместно с авиацией в глубине обороны противника. Это способствовало введению в проект Полевого устава 1939 г. специального раздела «Боевое применение танковых соединений». В нем подчеркивалось, что «танки могут применяться не только для совместных действий с пехотой, но и для решения самостоятельных задач». Опыт боев показал высокую эффективность использования танков, в том числе огнеметных, подтвердил необходимость тесного взаимодействия танков с артиллерией и пехотой, трудность действий танков в глубине вражеской обороны без моторизованной пехоты.

В боях на Халхин-Голе был получен ценный опыт управления войсками, который показал, что радиосвязь является основным средством связи в динамике боевых действий, особенно при управлении авиацией и подразделениями танковых (броневых) бригад. Впервые в боевой практике Красной армии была применена радиосвязь между соединениями в наступательной операции.

Операция подтвердила такие положения теории глубокой наступательной операции, как необходимость массирования сил и средств на решающем направлении, важность тесного взаимодействия всех родов войск, возросшую роль артиллерии, танков, авиации.

Вместе с тем халхингольский опыт до начала большой войны был востребован далеко не полностью. Сказался, видимо, малый масштаб операции 1939 г. С точки зрения Сталина, это были незначительные эпизоды на строго ограниченном пятачке. Определенный отпечаток на его оценку наложила и последовавшая вскоре после халхингольской победы неудачная финская кампания, в результате которой некоторые выводы, сделанные на основе анализа боевого применения наших войск у Халхин-Гола, были пересмотрены.

Характерным для полководческой деятельности Жукова уже в годы Великой Отечественной войны было проявившееся у Халхин-Гола стремление скрыть от противника свои намерения, захватить его врасплох своими нестандартными решениями, постоянный поиск новых приемов, способных обеспечить успех операций. В частности, внезапным для противника оказался переход советских войск в контрнаступление под Москвой и Сталинградом, подготовка которых была проведена скрытно. На подступах к Берлину ему удалось ошеломить врага неожиданной ночной атакой с применением значительного количества зенитных прожекторов, осветивших передний край неприятеля. Жуков неоднократно ставил противника в тупик скрытными перегруппировками, позволявшими проводить мощные удары с неожиданных направлений.

Как и у Халхин-Гола, Жуков в годы Великой Отечественной войны стремился максимально использовать возможности бронетанковых и механизированных войск, концентрируя их на направлении главного удара. Уже в первые дни войны в ходе Львовско-Черновицкой стратегической оборонительной операции (1941 г.) Жуков принимал участие в организации контрударов по 1-й танковой группе противника в районе Луцк-Дубно-Броды. Умелым использованием и широким маневром бронетанковых войск отличалась проведенная при его участии Кировоградская операция (1944 г.). Во время Проскуровско-Черновицкой операции (1944 г.) — одной из крупнейших фронтовых операций Великой Отечественной войны — Жуков впервые в составе главной группировки фронта в узкой полосе использовал одновременно 3 танковые армии, чем были обеспечены большая мощь первоначального удара и высокие темпы наступления. Решительным массированием сил и средств на направлениях главных ударов характеризовалась проведенная под его руководством Варшавско-Познанская операция (1945 г.).

Опыт организации оборонительных боев, полученный у Халхин-Гола, использовался Жуковым осенью 1941 г. при организации обороны Ленинграда и под Москвой, где был остановлен противник, превосходивший войска Западного фронта в 7–9 раз! Использовался этот опыт и позднее — во время организации обороны Сталинграда и при подготовке и проведении Курской стратегической оборонительной операции (1943 г.). В связи с этим нельзя не отметить, что уже организация сражения у горы Баян-Цаган представляла великолепный образец активной обороны с решительным использованием подвижных средств.

Характерно, что оборонительные действия советских войск под Москвой, Сталинградом и Курском, как и у Халхин-Гола, завершились их переходом в контрнаступление. Неоднократно в годы войны советские войска под руководством Жукова планировали и успешно проводили операции на окружение, своеобразным прообразом которых явилась Халхингольская операция. Это и первая успешная наступательная операция советских войск в период Великой Отечественной войны — Ельнинская (1941 г.), примерно равная по масштабам Халхингольской, и операция гораздо большего масштаба — Сталинградская (1942–1943 гг.), и Острогожско-Россошанская наступательная операция Воронежского фронта (1943 г.), обогатившая советское оперативное искусство опытом окружения и уничтожения крупной группировки противника в зимних условиях силами одного фронта, в подготовке которой принимал участие Жуков, и Корсунь-Шевченковская операция (1944 г.), вошедшая в историю военного искусства как одна из блестящих операций на окружение и полное уничтожение крупной группировки противника в короткий срок. Широко применялся маневр на окружение и в ходе Белорусской стратегической наступательной операции «Багратион» (1944 г.), где Жуков координировал действия 1-го и 2-го Белорусских фронтов, в результате которой в стратегическом фронте противника была пробита брешь до 400 км по фронту и до 500 км в глубину. Наконец, Халхин-Гол выявил с особой силой не только полководческий талант самого Жукова, но и значение личностно-командного фактора, сыгравшего большую роль и в ходе Второй мировой войны.

Примечания

1 Бои у Халхин-Гола. Партийно-политическая работа в боевой обстановке. М., 1940. С. 12.
2 Архив Института военной истории МО РФ, ф. 219, он. 261, № дела по описи 4, л. 141.
3 История Второй мировой войны 1939–1945. Т. 2. М., 1974. С. 218.
4 Русский архив: Великая Отечественная. Т. 12(1). Материалы совещания высшего руководящего состава РККА 23–31 декабря 1940 г. М., 1993. С. 130.
5 Там же. С. 131.
Сайт «Милитера» («Военная литература»)
Cделан в марте 2001. Переделан 5.II.2002. Доделан 5.X.2002. Обновлен 3.I.2004. militera.org 1.IV.2009. Улучшен 12.I.2012. Расширен 7.XI.2013. Дополнен 20.1.2014. Перестроен 1.VII.2019.

2001 © Олег Рубецкий