Статьи из периодики и сборников по тематике раздела.
Чтобы почитать статьи на другие темы, надо перейти в общий раздел Статьи.

День «П»
// Неправда Виктора Суворова. — М.: Яуза, 2007.
Травам Средней Азии и Казахстана посвящается.

Многие из нас, прочтя точную ясную и предельно обстоятельную работу про день М, уже уяснили для себя, как могли бы развиваться события в случае несколько более успешного манипулирования фигурами на доске великой шахматной партии 1941 года. Но эта работа, равно как и предыдущие и последующие работы нашего выдающегося современника, достойного занять свое подобающее место в ряду таких талантливых военных историков, как Токийская Роза и лорд Хау Хау, верный ученик гениальнейшего доктора философии принявшый добровольную смерть со всей семьей в тяжелом 1945 году, совершенно упускает из вида один принципиально важный момент — это действия Военно-Морского Флота Советского Союза. Образно говоря, Ледокол — это не самоцель, Ледокол лишь обеспечение выхода эскадры в море.

Ошибкою было бы думать. Да, еще раз повторюсь — ошибкою было бы думать и считать главным препятствием дела Мировой Революции и водружения над Москвой головы Вождя, снабженной системой кондиционирования воздуха, Гитлеровскую Германию.[333] Нет — эта историческая пустышка была лишь пешка, взятие которой переводило Великую Шахматную партию из дебюта в миттельшпиль (был еще эндшпиль, но доигрывание ладьей и ферзем против одинокого короля (Ф.Д.Рузвельт) это просто азбука игры). В миттельшпиле развернутые стальные фаланги легкобронированных слонов нового Ганнибала сталкивались с китами. Это — Королевский Флот — простенько и со вкусом Королевский и все. Англия — вот кто основной противник СССР при действии согласно плану День М. Громада кораблей на Спитхедском рейде, застилающая горизонт, сотни миноносцев, наводняющих собою моря. Мировой торговый посредник. Без уничтожения этого зловредного островка, гнусной каплей нависающего над Коммунистической Европой, никакая победа не могла стать окончательной. Сталин хорошо знал и ценил историю, и он помнил, Кто и Что подорвало экономическое (не военное, а именно экономическое) могущество Наполеона Бонапарта. А экономика Сталина — это война!!!

Вспомним один малоприметный на первый взгляд эпизод. 1937 год — год величайшего очищения Страны. Год, когда, казалось бы, любой незапланированный контакт с иностранцами может оказаться в лучшем случае пропуском на великие стройки народного хозяйства, и вдруг. В самое логово Зверя, на Спитхед-скую регату отправляется мощнейший корабль Красного ВМФ — линкор «Марат». Казалось бы, ну кого удивит изрядно устарелая посудина, уступающая по калибру орудий своим современникам и выглядящая полным анахронизмом на фоне лихорадочно строящихся новых кораблей, превосходящих «Марат» абсолютно по всем параметрам, посудина с крайне неудовлетворительной мореходностью (однотипная «Парижская Коммуна» ДВАЖДЫ чуть не погибла при переходе Бискайским заливом в начале 30-х). Демон-стировать миру позавчерашний день военной техники, но при этом высочайший уровень подготовки экипажа, постановку на якорь способом фертоинг — сложнейший маневр — экипаж линкора под краснозвездным флагом выполнил за 40 минут, в то время как иностранные аналоги тратили на это, по нормативам, полтора — два часа, а один латиноамериканский дредноут, ровесник «Марата», был вообще позорно снесен течением.

Зачем все это было надо Вождю. Все просто. Очень просто, надо продемонстрировать в очередной раз — «Войны не хотим, но к отпору готовы». Красный флот, ах ну что вы, уважаемые господа, это только для обороны от панской Польши, закупившей тяжелый крейсер «Балтика» во Франции. Это от Румынии и Турции с ее великим и ужасным Гебеном (сэр Аллан-Александер, вы, конечно, помните Гебен, говорится небрежно на рауте затянутым в идеально сшитый фрак красным дипломатом, сэр АЛ.Милн густо, густо краснеет, как будто в приличном обществе кто-то положил жабу на колени юной герцогине). В общем, оборонительный флот. Но в том же 1937 году принимается окончательная Большая Кораблестроительная программа, выводящая на 1943 год советский Флот по тоннажу на третье место в мире, а в 1946-м на первое. А уж по эффективности[334,335] новейших кораблей Советский флот мог быть первым и в 1943-м.

Лихорадочно начинают модернизироваться старые кораблестроительные заводы и строиться гигантские новые, «Комсомольск-на-Амуре», «Молотовск» — да любой из этих гигантов судостроения вызывает просто нервный тик у какого-нибудь заслуженного инженера какой-нибудь заслуженной «Александр Стефен и сыновья». Мало этого, заказы на многие механизмы размещаются за границей, и не потому, что мы не можем лучше, нет, потому, что нам надо быстро, все новое, очень новое, самое новейшее. Швейцария, «Браун Бовери», казалось, безобидная фирма, безобидной страны, далекой от выхода к морю , — проектирует и строит турбины колоссальной мощности 66 000 лошадиных сил на один вал, подумайте — весь печально знаменитый «Титаник» в одном агрегате. Проектами новейших крейсеров, линкоров, миноносцев и подводных лодок делится верный итальянский друг дуче Муссолини. Нет из за преступного бездействия негодяя Тухачевского зенитных автоматов — так, смотрим вокруг, нет — Эрликон слабоват, для ближнего боя хватит счетверенных «Максимов» (их у нас уже достаточно) и крупнокалиберного пулемета, поторопите, кстати, товарища Дегтярева, ага, вот Бо-форс, отлично — содрать, как, калибр не подходит? уменьшить калибр — больше, дешевле, проще, самолетов врага в воздухе будет раз-два и обчелся, но те, что есть, надо сбивать гарантированно, авианосцев строить не будем — бестолковые игрушки. Как игрушки — игрушки. Какие авианосцы на Балтике, а для Тихого океана Сэм Карп (брат супруги нового наркоминдел Молотова) уже проектирует с крупнейшей фирмой «Гиббс энд Кокс» гигантский 70000-тонный линкор-авианосец, способный кроме девяти 406-мм гигантских орудий нести 65 истребителей и пикирующих бомбардировщиков. Когда (вот гримасы частного сектора в производстве вооружений) деятели американского флота узнали о параметрах проектируемого для Сталина корабля, они пришли в ужас. Гиганта такого рода богатая Америка позволить себе просто бы не смогла, он бы не прошел Панамским каналом. А русским достаточно было, хорошо разогнавшись, вогнать свой линкор в панамские шлюзы, и все — американский флот автоматически становится в положение эскадры Рожественского, скорбно плетущейся к своей Цусиме.

Но, уважаемый читатель, сейчас я скажу крамольную вещь, за которую меня проклянут работники судостроительной промышленности — дело в том, что коммунисты годами лгали об этом большом флоте, годами лгут и коммунисты перекрашенные — демократы. Этот гигантский флот никогда не должен был быть достроен, повторяю, никогда и ни при каких условиях именно этот флот не должен был быть достроен в том виде, какой планировался. Цель этого, с позволения сказать, Пятого стратегического эшелона состояла совсем в другом. Смысл именно Этого Большого Флота в его недостроенности, а был и еще один Большой Флот — вот тот и должен был бы господствовать в Мировом океане.

Это покажется парадоксом, и, прежде чем[336,337] рассказать об оперативном плане «Гюрза» и дне П, я позволю напомнить читателю события реальной Великой Отечественной войны. Войны, которой не должно было быть, войны, случившейся из-за того, что загипнотизированный холодным взглядом усатого удава с трубкой мирный безобидный травоядный кролик с челкой очнулся на долю секунды от гипноза, и вместо того чтобы прыгнуть удаву в пасть, атаковал бронированную гадину. Кролик дрался блестяще, защищая свои идеалы, на помощь удаву пришли другие животные — орел и лев. И истомленный четырехлетним противоборством кролик был на треть проглочен, а две трети, полупереваренные, обожженные стратегическими бомбардировками, — щедрый кремлевский удав отрыгнул союзникам. Так вот сначала несколько принципов судостроения:

1) В постройке крупного артиллерийского корабля самое длительное время занимает создание и разработка башенных установок главного калибра, а не постройка корпуса, как было, скажем, во времена Петра Великого.

2) Корпус составляет довольно незначительную часть от стоимости крупного корабля — линкора, крейсера. Главные доли стоимости — это орудийные установки, машины и броня.

3) Корпус можно склепать и сварить на верфи за сравнительно небольшое время. Изготовление крупнокалиберных орудий и бронеплит гораздо более продолжительные процессы. Но именно строящийся корпус на виду у всех, его спуск на воду главный этап в строительстве корабля, работа множества заводов при этом лишь подводная часть айсберга.

Кроме этого, в СССР существовали и несколько предельно оригинальных технологий, не все из них изобретены в СССР, но все они получили там правильное переосмысление и массовое применение:

1) Железобетонное судостроение — первое железобетонное судно построили французы, как некий курьез предъявили его миру на Парижской выставке, наградили автора проекта орденом Почетного Легиона, и на этом все заглохло. В ходе Первой мировой войны довольно значительное количество бетонных транспортных судов построили в США, дело объяснялось просто, даже в богатой Америке не хватало стали. А флоты мира несли высокие потери от действий немецких подводников. Вот и строили американцы на продажу союзникам серии деревянных и железобетонных судов. Когда наступил мир, от железобетонных судов быстро отказались, ибо очень трудно ремонтировать на таком корпусе даже незначительные повреждения от столкновений с причалом, посадок на мель и т.д. Да и вибрации двигателей расшатывают корпус при длительной эксплуатации. Вы, наверно, уже поняли — железобетонное судостроение — это война и до войны. А в СССР в 30-е годы построено сотни железобетонных барж (о баржах потом отдельно, это своя интересная тема).

2) Сварной корпус — изобретение наше, российское, и что же? как раз начинается строительство массовых сварных судов — дешево, быстро, сердито. Капитальное обновление речного флота. Но не следует[338,339] думать, что раз это речной флот — значит, эти корабли должны ходить только по рекам, отнюдь. Конечно, сотни так называемых речных трамвайчиков, буксирных пароходов, пассажирских и сухогрузных судов, грунтоотвозных шаланд сыграли огромную роль в экономическом развитии страны, но они же, имея еще на стадии постройки подкрепления под орудия и лежащие на складах пушки и пулеметы, с началом войны немедленно превратились в десятки канонерских лодок, сотни тральщиков и судов ПВО и так далее. Эти маломерные флотилии внесли достойный вклад в Великую Отечественную войну. Еще более значительным их вклад был бы в Великую Освободительную, если бы она состоялась. Кстати, читатель — первое сварное судно Советского Союза называлась «Комсомолка Судоплатова». Фамилия Судоплатов тебе ничего не говорит?

3) Постройка кораблей секциями. Именно благодаря этой методе в Советском Союзе перед войной выстроили более 200 подводных лодок на ограниченном числе заводов всего за 10 лет. Нацистские конструкторы переняли у нас этот метод, захватив в 1941 году заводы в Николаеве, и теперь все в мире приписывают эту методу специалистам «Дойче Верке». Так вот, лодок у нас было так много, что, когда началась война, мы просто не знали, что с ними делать, они десятками гибли в море, не нанося практически никакого ущерба врагу, во многом виной была неподготовленность экипажей. Для чего тогда были нужны эти сотни лодок при отсутствии людей, которые должны были на них плавать? Ответ будет дан позднее. Главное запомним — СССР имеет две сотни подводных лодок и может строить их десятками и сотнями.

Вообще, если даже посмотреть на наши программы строительства флота, принятые до большой кораблестроительной программы, то выясняется крайне много интересного: нам твердят — все они имели ярко выраженный оборонительный характер, вроде того — развивалась береговая оборона, строились торпедные катера, большое количество подводных лодок и минных заградителей. На первый взгляд все верно но… посмотрим, например, на программы стран, действительно проводящих стойкую оборонительную политику — Дания, Швеция, Норвегия, даже недавно освободившаяся из российской «тюрьмы народов» Финляндия. Их кораблестроительные программы строятся из нескольких мощных и тяжелобронированных кораблей и нескольких, нет не десятках и тем более не сотнях, подводных лодках и катерах. Маленький отряд, способный в узостях своих берегов предельно осложнить жизнь любому агрессору. Мы могли бы добронировать до максимума доставшиеся нам от прежнего режима линкоры, достроить пару находящихся в почти готовом виде и ремонте, потом строить бронированные мониторы и так далее. Оборона была бы прочнейшей, и морские рубежи нашей родины действительно были бы закрыты на замок. Поначалу казалось, что так оно и идет. Молодой Андрей Туполев создает несколько серий удачных торпедных катеров, способных действовать недалеко от своей базы, затем усовершенствует их. Но — все эти катера имеют одну[340,341] любопытную особенность, отличающую их от зарекомендовавших себя германских и итальянских катеров — они пускают торпеды вперед, но с кормы, из огромных корыт-желобов, и потом, делая мощный рывок, обгоняют свою торпеду и сворачивают в сторону. Это крайне опасно и неудобно, да и точность страдает. Непонятно, неужели после первых же испытаний никому не было ясно, что это преступный и порочный путь, напротив катера выпускаются огромными сериями в сотни штук. Много потом чертыхались наши катерники, видя проходящие мимо фашистских транспортов торпеды. А сколько их сложило головы в попытке подойти ближе к врагу, чтобы не промазать из неудобного оружия. Нормальные аппараты появились на катере Д-3, но выпуск его до войны был мизерным по сравнению с «глиссирующими штурмовиками Туполева». «Стоп, стоп, — скажет здесь внимательный читатель, при чем здесь штурмовики, ведь если брать авиационную аналогию катера — это торпедоносцы». Так, да и не так. Вспомним морские десанты Великой Отечественной — приняв в желоба вместо торпед десантников, именно с торпедных катеров высаживались морские пехотинцы в самых дерзновенных атаках, с торпедных катеров и с многочисленных так называемых малых охотников за подводными лодками, которые тоже за всю войну потопили что-то около двух-трех лодок, а все остальное время служили высадочными средствами.

И вот, уважаемый читатель, мы подходим к пониманию того, что такое весь советский флот 30-х[342] годов — это грандиозная десантно-высадочная армада. Тогда и объясняется все: и гигантские для легкого крейсера «Киров» пушки с небольшой скорострельностью, так удобные для обстрела берегов, и гипертрофированно развитое на новых советских эсминцах артиллерийское вооружение в ущерб торпедному, и то, что эти эсминцы не могли плавать в открытом море. И достройка старых крейсеров, фактически гигантских артиллерийских батарей (15 стволов, почти артполк) из скорострельных, но мелкокалиберных орудий (130-мм, вместо 152 на иностранных кораблях). И многое, многое другое. В том числе и постройка корпусов гигантских линкоров и тяжелых крейсеров независимо от постройки орудий и машин для них.

Вот как это должно было быть.

План «Гюрза»

Из советских портов выходят корпуса недостроенных линкоров, крейсеров, эсминцев. На них нет машин, но они сравнительно быстро движутся на Запад. Их ведут сотни и тысячи буксиров, которые в 30-е годы строили в СССР даже на Колыме, даже в богатом нефтью СССР не хватило бы топлива для них, и поэтому часть буксиров идет на угле, а то и вообще имеет газогенераторные двигатели. Обгоняя змею караванов, вылетают немногочисленные советские крупные корабли — два линкора, два крейсера, минзаги, эсминцы и сторожевики. Через несколько суток[343] другая армада, но уже из черноморских портов, идет на Юг.

Сталин учел все ошибки Гитлера в Битве за Англию. Радарные станции делают невозможным шакалью атаку английских аэродромов, авиацию противника надо вытянуть в канал. И вот девятки СБ, урча изношенными моторами, поднимаются с аэродромов свободной от похотливых гитлеровских полчищ Социалистической (пока) Французской Республики на атаки английского судоходства. Конечно же, они перехватываются «спитфайрами» и «харикейнами», но сверху на английские истребители пикируют новенькие МиГи, это знаменитый Покрышкинский соколиный удар. Спасения от него нет. В мясорубку над Каналом втягивается все больше и больше эскадрилий. Красной авиации выгоден размен самолет на самолет, ее резервы на порядок выше Королевских ВВС. И когда бой перерастает в свалку, в него вступают устаревшие, но невероятно маневренные И-15, И-153 и И-16. Это их стихия. Обреченные английские аэродромы и зенитные батареи, оставшиеся без прикрытия истребителей, перепахиваются фугасками дальних бомбардировщиков Ильюшина. Уцелевшие самолеты и орудия добиваются штурмовиками Ил-2. Тяжеленные ТБ-3 по ночам заваливают минами выходы из английских портов.

И вот первый бросок. Сотни, тысячи катеров первой волны на огромной пятидесятиузловой скорости рвутся через Ла-Манш на широком фронте. Англичане в растерянности, неясно, где происходит основная высадка, а где лишь отвлекающий маневр. Но это все отвлекающий маневр, высадки пока еще нет. Десятки катеров гибнут, другие достигают цели, с них высаживаются отделения бойцов, тут и там просачивающихся вглубь побережья, рвущих связь и выводящих из строя коммуникации. С неба сыплются сотни парашютистов.

Вторая волна состоит из тысяч самоходных и несамоходных барж. Они построены из железобетона или просто собраны еще Гитлером со всей Европы для операции «Зеелеве», над которой так потешались советские стратеги. Баржи следуют несколькими колоннами к пяти точкам побережья. В дело вступает Королевский Флот. Две флотилии эсминцев непосредственной обороны канала вступают в бой, невзирая на потери на минах, из Скапа-Флоу выходят основные силы — линкоры. Десятки барж с людьми скрываются в свинцовых водах. Но с барж по эсминцам ведут огонь артиллерийские установки. Особенно метко стреляют так называемые грунтовозные шаланды, на каждой установлены по три 130-мм пушки, против 120-мм на эсминцах. Исчерпав боекомплект и впустую выпустив по мелкосидящим баржам торпеды, немногие уцелевшие английские миноносцы отходят. Баржи входят в зону артиллерийского огня немногочисленных береговых батарей, но многие батареи молчат, ибо их гарнизоны ведут трудный бой с высадившимися десантниками.

Вышедшие же главные силы английского флота атакуются сотнями самолетов, нет, у Сталина мало подготовленных торпедоносцев и пикировщиков, он ими не рискует. С высоты 6000-7000 метров на[344,345] палубы кораблей сыплются сотни тысяч 10-25-килограммовых бомбочек, тут не нужен точный прицел. Их задача не потопить корабль, а лишь выбить осколками зенитные орудия, выкосить расчеты и повредить оптику дальномеров. После этого эскадра подвергается налету штурмовиков. Корабли не тонут, но на них сотни убитых, они не могут вести прицельный огонь, и их команды деморализованы. «Марат» и «Октябрина», с отрядом легких сил появившиеся ближе к вечеру, напротив, ведут прицельный огонь, а эсминцы могут пускать свои немногочисленные торпеды практически без помех.

В это же время становится ясно, где же происходит основная высадка. Это район Дувра. Показываются огромные корпуса недостроенных кораблей. На последнем участке их вместо буксиров ведут пришвартованные в позиционном положении по бортам сотни подводных лодок. Немногие прорвавшиеся к месту высадки британские корабли и уцелевшие береговые батареи открывают по гигантским баржам ураганный огонь. Отчаянные атаки молодых флайт-лейтенантов на горящих Бленхеймах. Сыплются на палубы бомбы. Но большого вреда они не наносят, ибо корпуса вместо брони прикрыты гранитными плитами. (Вспомним, как прикрывали такими плитами корабли в осажденном Ленинграде.) Двойные отсеки бортов залиты бетоном. Тяжелые корпуса вылезают на отмели — разрывные шнуровые заряды отрывают им носовые оконечности, и по рамам-аппарелям на простор вырываются сотни и тысячи танков с десантом на броне, на острие удара могучие КВ. Добавляя жару, подошедшие к устьям рек «минзаги»

КБФ сыплют по рельсам на специально разработанных тележках плавающие танки типа Т-37 и Т-38.

Это конец. Регулярная английская армия дает последний бой на холмах Гастингса. Малоподвижные, но хорошо бронированные «Матильды», легко поражая легкие БТ, не справляются с броней KB и Т-34, а их снаряды и ужасные 152-мм гранаты КВ-2 выбивают из рядов английских полков танк за танком. Легкие БТ и крейсерские машины англичан ведут отдельные стычки на пути к Лондону. Но все и вся сметает волна тридцатьчетверок из чрева десантного плашкоута «Советский Союз», высадившихся в устье Темзы. Через неделю Соединенного Королевства Великобритании, Шотландии и Ирландии не стало. Черчилль бежал в Канаду.

В это же время на Средиземноморье картина повторяется. Турция только слабо хрустнула, попав на вилы (танковый бросок через Балканы, танковый удар на турецкую Армению через Арарат и просто десант в лоб в Стамбул). И через проливы, другая стальная гюрза заз-меилась по направлению к Александрии. Единственное отличие — советская авиация стартует и садится на палубы гигантских 9000-12000-тонныъх барж река-море типа «Комсомолка Судоплатова», опыт есть, в составе ВВС молодой Красной Армии был в 1918 году речной авианосец-баржа «Коммуна» на Волге. При поддержке огня дунайских мониторов советские танки вошли в Каир. По Африке разворачиваются кавалерийские корпуса под общим командованием легендарного маршала Буденного, несущие свет «Краткого курса Истории ВКПб» угнетенным негритянским племенам.[346,347]

А на верфях Ленинграда, Николаева и Молотовска уже закладываются корпуса новых линкоров, именно в эти коробки будут установлены и машины и башни. Именно им предстоит наносить удар прогнившей американской демократии совместно с братским японским народом.

Сайт «Милитера» («Военная литература»)
Cделан в марте 2001. Переделан 5.II.2002. Доделан 5.X.2002. Обновлен 3.I.2004. militera.org 1.IV.2009. Улучшен 12.I.2012. Расширен 7.XI.2013. Дополнен 20.1.2014. Перестроен 1.VII.2019.

2001 © Олег Рубецкий